» в начало

Вальтер Скотт - Певерил Пик

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Вальтер Скотт - Певерил Пик
   Юмор
вернуться

Вальтер Скотт

Певерил Пик

Конечно, его светлость - человек легкомысленный, но это - просто безумие.
    - Честно говоря, - сказал король, - сегодня утром мы немного поссорились. Герцогиня, кажется, умерла, и Бакингем, не теряя времени, пытался возместить потерю и имел дерзость просить у нас руки нашей племянницы, леди Анны.
    - И ваше величество, конечно, ему отказали? - спросил Арлингтон.
    - Да, и сделал ему выговор за дерзость, - ответил король.
    - Был ли кто-нибудь свидетелем вашего отказа, государь? - спросил герцог Ормонд.
    - Нет, -ответил король, - кроме, пожалуй, Чиффинча, а он, вы знаете, пустое место.
    - Hinc Шае lachrymae <Вот причина слез (лат.).:>, - возразил Ормонд. - Я хорошо знаю его светлость. Если бы вы упрекнули его за дерзкое честолюбие наедине, он не обратил бы на это никакого внимания, по раз это случилось в присутствии такого человека, который разболтает об этом всему двору, - герцог должен отомстить.
    При этих словах быстро вошел Селби и доложил, что герцог Бакингем только что появился в приемной. Король встал.
    - Приготовить лодку, - сказал он, - и отряд стражи. Может возникнуть необходимость арестовать его за измену и отправить в Тауэр.
    - Не подготовить ли предписание государственного секретаря? - спросил Ормонд.
    - Нет, милорд, - резко ответил король. - Надеюсь все же, что этого можно будет избежать.
    Глава XLVII
    Стал боязлив надменный Бакингем.
    "Ричард III" <Перевод А. Радловой.>
    Прежде чем рассказать о встрече Бакингема с оскорбленным государем, мы должны упомянуть два обстоятельства, имевшие место в период кратковременного переезда его светлости и Чиффинча из Йорк-хауса в Уайтхолл.
    Сев в карету, герцог попытался узнать у Чиффинча истинную причину столь поспешного его вызова во дворец. Но придворный был осторожен и ответил, что речь, верно, идет о каком-нибудь новом развлечении, которое король желает разделить с герцогом.
    Такой ответ не удовлетворил Бакингема, ибо, помня о своем дерзком замысле, он невольно страшился, не открылась ли его измена.
    - Чиффинч, - помолчав минуту, отрывисто сказал он, - не говорил ли ты кому-нибудь о том, что ответил мне сегодня утром король насчет леди Анны?
    - Милорд, - ответил Чиффинч, запинаясь. - Моя преданность королю... Мое уважение к вашей светлости...
    - Так ты никому этого не говорил? - сурово переспросил герцог.
    - Никому, - ответил Чиффинч неуверенно, ибо испугался возрастающей суровости герцога.
    - Лжешь, негодяй! - вскричал герцог. - Ты рассказал Кристиану.
    - Ваша светлость, - начал Чиффинч, - ваша светлость, извольте вспомнить, что я открыл вам тайну Кристиана о приезде графини Дерби.
    - И ты думаешь, что одно предательство окупается другим? Нет. Мне нужно иное возмещение. Если ты сию минуту не откроешь мне истинную причину моего вызова во дворец, я размозжу тебе голову прямо здесь, в карете.
    Пока Чиффинч раздумывал, что ему ответить, какой-то человек, который по свету факелов, всегда горевших на каретах, по лакеям, стоявшим на запятках, и слугам, гарцевавшим по бокам экипажа, легко мог узнать, чей это выезд, поравнялся с ними и мощным басом исполнил припев к старинной французской песне о битве при Мариньяно, сочинители которой нарочито подражали смешанному немецко-французскому наречию побежденных швейцарцев:
    Tout est verlore
    La tintelore! Tout est verlore Bei Got!
    <Все пропало, Тру-ля-ля!
    Все пропало, Боже мой!>
    - Меня предали, - сказал герцог, тотчас заметив, что припев, смысл которого заключался в словах "все пропало", был пропет одним из преданных ему людей как намек, что заговор открыт.
    Он пытался было выскочить из кареты, однако Чиффинч вежливо, но решительно удержал его.
    - Не губите себя, милорд, - почтительно сказал он ему. - Мы окружены солдатами и констеблями; им велено доставить вашу светлость в Уайтхолл и помешать вашему бегству. Таким поступком вы лишь признаете себя виновным, и я настоятельно советую вам отказаться от этого намерения. Король - ваш друг, не будьте врагом себе сами.
    - Ты прав, - после минутного размышления мрачно подтвердил герцог. - Для чего мне бежать, когда вся вина моя состоит в том, что я отправил во дворец увеселительный фейерверк вместо музыкального оркестра.
    - И карлика, который неожиданно вылез из виолончели...
    - И ото моя выдумка, Чиффинч, - ответил герцог, хотя услышал об этом впервые. - Послушай, Чиффинч, ты навсегда обяжешь меня, если позволишь хоть минуту поговорить с Кристианом.
    - С Кристианом, милорд? Да где вы его найдете? Притом мы должны ехать прямо во дворец.
    - Разумеется, - ответил герцог, - но я думаю, что сумею разыскать его. А ты, Чиффинч, не чиновник, и у тебя пет предписания задержать меня пли помешать мне говорить, с ком я захочу.
    - Вы так изобретательны, милорд, - ответил Чиффинч, - и столько раз уже выпутывались из трудных положений, что я никогда не пожелаю по доброй воле причинить вам неприятность.
    - Значит, жизнь еще не кончена, - сказал герцог и свистнул.
    Из-за оружейной лавки, с которой читатель уже знаком, внезапно появился Кристиан и в одно мгновение очутился возле кареты.
    - Ganz ist verloren! <Все пропало! (нем.):>- сказал герцог.
    - Знаю, - ответил Кристиан, - и все наши святоши разбежались, услышав эту новость. К счастью, полковник и эти негодяи немцы вовремя нас уведомили. Все в порядке. Поезжайте во дворец. Я тотчас последую за вами.
    - Ты, Кристиан? Это будет по-дружески, но неблагоразумно.
    - Почему? Против меня нет никаких улик, - ответил Кристиан. - Я невинен как новорожденный младенец. И вы тоже, ваша светлость. Против пас есть только одна свидетельница, но я заставлю ее говорить в нашу пользу. Кроме того, если я не приду сам, то за мной тотчас пошлют.
    - Наверное, это та самая приятельница, о которой мы с тобой уже говорили?
    - И еще поговорим.
    - Понимаю, - сказал герцог, - и не хочу более задерживать мистера Чиффинча, ибо это мой провожатый. Итак, Чиффинч, вели трогать. Vogue la galere! <Галера, в путь! (франц.) Выражение, означающее примерно: "Будь что будет!">- воскликнул он, когда карета тронулась. - Мне случалось видеть и более опасные бури.
    - Не мне судить, - заметил Чиффинч. - Ваша светлость - смелый капитан, а Кристиан - лоцман, искусный как сам дьявол, но... Тем не менее я остаюсь другом вашей светлости и буду сердечно рад, если вы выпутаетесь из неприятностей.
    - Докажи мне свою дружбу, - сказал герцог. - Открой мне, что ты знаешь об этой приятельнице Кристиана, как он ее называет.
    - Я думаю, что это та самая танцовщица, которая была у меня с Эмпсоном в то утро, когда от нас ускользнула мисс Алиса. Но ведь вы ее видели, милорд.
    - Я? - спросил герцог. - Когда же?
    - С ее помощью Кристиан освободил свою племянницу, когда ему пришлось удовлетворить требования фанатика-шурина и возвратить ему дочь. Кроме того, ему, наверно, захотелось подшутить над вами.
    - Я это и подозревал. Я отплачу ему, - сказал герцог. - Дай только разделаться с этой историей. Так, значит, эта маленькая нумидийская колдунья - его приятельница, и они оба решили посмеяться надо мной? Но вот и Уайтхолл. Смотри же, Чиффинч, помни свое слово. А ты, Бакингем, держись!
    Но, прежде чем мы последуем за Бакингемом во дворец, где ему предстояло разыграть нелегкую роль, посмотрим, пожалуй, что делает Кристиан после короткого разговора с герцогом. Окольным путем по дальнему переулку и через несколько дворов он снова вошел в дом и поспешил в устланную циновками комнату, где в одиночестве сидел Бриджнорт и невозмутимо читал библию при свете маленькой бронзовой лампы.
    - Ты отпустил Певерилов? - торопливо спросил Кристиан.
    - Да, - ответил майор.
    - Чем же они поручились тебе, что не пойдут прямо в Уайтхолл с доносом?
    - Они сами дали мне обещание, когда узнали, что наши вооруженные друзья разошлись. Завтра, я думаю, они сообщат обо всем королю.
    - Почему же не сегодня вечером? - спросил Кристиан.
    - Они дают нам время спастись бегством.
    - Так что же ты не воспользовался им? Почему ты здесь? - вскричал Кристиан.
    - А ты сам, чего ты ждешь? - спросил Бриджнорт. - Ты замешан в этом деле не меньше меня.
    - Брат Бриджнорт, я старая лисица и сумею обмануть гончих; ты же олень, все твое спасение в проворстве. Поэтому не теряй времени, уезжай куда-нибудь в глушь, а еще лучше - ступай на пристань, там стоит корабль Зедикайи Фиша "Добрая Надежда", что утром идет в Массачузетс. Он может с приливом уйти в Грейвзенд.
    - И оставить тебе, Кристиан, мое состояние и мою дочь? Нет, шурин. Для этого мне нужно снова обрести к тебе прежнее доверие.
    - Тогда делай что хочешь, сомневающийся глупец! - вскричал Кристиан, с трудом удерживаясь от более оскорбительных выражений. - Пожалуйста, оставайся здесь и жди, когда тебя повесят.
    - Всем людям предназначено один раз умереть, - сказал Бриджнорт. - Моя жизнь была не лучше смерти. Топор лесника обрубил мои лучшие ветви, а ту, которая уцелела, чтобы ей расцвесть, нужно привить в другом месте, вдали от моего старого ствола. Поэтому чем скорее топор коснется корня, тем лучше. Я был бы рад, конечно, если бы мне удалось очистить наш двор от скверны разврата и облегчить иго народа-страдальца. И еще этот молодой человек, сын благороднейшей женщины, которой я обязан всем, что еще связывает мой усталый дух с человечеством... О, если бы мне было дано рука об руку с ним нести труды во имя нашего благородного дела! Но надежда эта, как и все прочие, исчезла навсегда. Я недостоин быть орудием исполнения столь великого замысла, а потому и не желаю более скитаться в этой долине скорби.
    - Так прощай же, отчаявшийся глупец, - сказал Кристиан, который при всем своем хладнокровии не мог больше скрывать презрения к смирившемуся и упавшему духом фаталисту. - Надо же было судьбе связать меня с такими союзниками! - пробормотал он, выходя из комнаты. - Этого безумного фанатика уже но исправишь. Нужно найти Зару. Она одна может спасти нас. Если бы мне удалось переломить ее упрямство и подстрекнуть ее тщеславие, тогда ее ловкость, пристрастие короля к герцогу, неслыханная дерзость Бакингема и кормило, управляемое моей рукой, - все это еще помогло бы выдержать бурю, что вот-вот разразится над нами. Но надо действовать без промедления.
    В соседней комнате оп нашел ту, кого искал, особу, которая посетила гарем герцога Бакингема и, освободив Алису из плена, сама заняла ее место, как мы уже рассказывали или, скорее, только намекнули
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107