» в начало

Вальтер Скотт - Певерил Пик

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Вальтер Скотт - Певерил Пик
   Юмор
вернуться

Вальтер Скотт

Певерил Пик


    - Уймись, жена, - сказал рыцарь, - ты говоришь глупые речи и мешаешься не в свое дело. Зло от моей руки! Трусливый мошенник всегда получал по заслугам. Если бы я хорошенько отлупил этого пса, этого жалкого ублюдка, когда он в первый раз на меня залаял, он ползал бы теперь у моих ног, а не бросался мне на горло. Лишь бы мне выпутаться из этого дела, а уж тогда я сведу с ним старые счеты и всыплю ему покрепче - пусть только выдержат и древо и булат.
    - Сэр Джефри, - отвечал Бриджнорт, - если знатность рода, которою вы похваляетесь, мешает вам понимать высшие правила, то по крайней мере она могла научить вас учтивости. На что вы жалуетесь? Я мировой судья и исполняю предписание верховной власти. Кроме того, я ваш заимодавец, и закон дает мне право отобрать свою собственность от нерадивого должника.
    - Вы мировой судья! - воскликнул рыцарь. - Да вы столько же судья, сколько Нол был монархом. Конечно, вы воспряли духом, полечив прощение короля, и снова заняли судейское кресло, чтобы преследовать бедных папистов. Когда в государстве смута, мошенникам всегда барыш; когда горшок кипит, накипь всегда всплывает наверх.
    - Любезный супруг, ради бога, бросьте эти безумные речи! - взмолилась леди Певерил. - Они только сердят майора Бриджнорта, который в противном случае мог бы рассудить, что просто из милосердия...
    - Сердят его! - нетерпеливо прервал ее сэр Джефри. - Да ей-богу же, сударыня, вы сведете меня с ума! Разве вы ребенок, чтобы ожидать рассудительности и милосердия от этого старого голодного волка? А если б даже он был в состоянии выказать и то и другое, неужто вы думаете, что он может быть милосерден ко мне или к вам, моей супруге? Бедный Джулиан, мне жаль, что ты явился так некстати и что твой пистолет был так скверно заряжен. Теперь ты навсегда потерял славу искусного стрелка. Обе стороны так быстро обменивались гневными речами, что Джулиан, внезапно очутившись в столь отчаянном положении, едва успел прийти в себя и подумать, как бы помочь родителям Он счел за лучшее вежливо поговорить с Бриджнортом и, хотя это унижало его гордость, все же заставил себя как можно хладнокровнее сказать:
    - Мистер Бриджнорт, коль скоро вы действуете в качестве мирового судьи, я желал бы, чтобы со мною обращались согласно законам Англии, и требую объяснить мне, в чем нас обвиняют и по чьему предписанию мы арестованы!
    - Нет, каков глупец! - вскричал неугомонный сэр Джефри. - Мать просит милосердия у пуританина, а ты, черт тебя побери, болтаешь о законах с круглоголовым бунтовщиком! От кого ему иметь предписания, кроме как от парламента или дьявола?
    - Кто говорит о парламенте? - спросил вошедший в комнату человек, в котором Джулиан узнал чиновника, встретившегося с ним у барышника. Сознание власти, которой он был облечен, придало ему еще больше спеси. - Кто рассуждает о парламенте? Объявляю вам, что найденных в этом доме улик хватит на двадцать заговорщиков. Тут целый склад оружия. Принесите его сюда, капитан.
    - Это именно то самое оружие, о котором я упоминал в моем печатном донесении, поданном в достопочтенную палату общин; его прислали от старика Ван дер Гайса из Роттердама по заказу Дон-Жуана Австрийского для иезуитов, - отозвался капитан.
    - Клянусь жизнью, эти копья, мушкетоны и пистолеты были сложены на чердаке после битвы при Нейзби! - воскликнул сэр Джефри.
    - А здесь, - сказал Эверетт, - здесь вся амуниция их священников - сборник антифонов, требники, ризы, да еще картинки, которым кланяются паписты и над которыми они бормочут свои молитвы.
    - Разрази тебя чума, подлый враль! - вскричал рыцарь. - Этот негодяй сейчас присягнет, что старые фижмы моей бабушки - облачение священника, а повесть об Уленшпигеле - поповский требник!
    - Что это значит, майор Бриджнорт? - сказал Топэм, обращаясь к судье. - Выходит, у вашей чести тоже была работа и, пока мы искали эти игрушки, вы изволили поймать еще одного мошенника?
    - Мне кажется, сор. - сказал Джулиан, - что если вы потрудитесь заглянуть в свое предписание, в котором, если я не ошибаюсь, поименованы лица, коих вам велено арестовать, то увидите сами, что не имеете права задерживать меня.
    - Сэр, - отвечал чиновник, надувшись от важности, - я не знаю, кто вы такой; но будь вы даже самым первым человеком в Англии, я и то научил бы вас должному почтению к указам палаты. Сэр, в пределах земли, омываемой британскими морями, нет человека, которого я не мог бы арестовать на основании этого кусочка пергамента, и в соответствии с этим я арестую вас. В чем вы его обвиняете, джентльмены?
    Дейнджерфилд выступил вперед и, заглянув под шляпу Джулиану, воскликнул:
    - Провалиться мне на этом месте, если я не видел тебя раньше, друг мой; только не припомню где, потому что совсем потерял память, чересчур переутомив ее на благо нашего несчастного государства. Но я точно знаю злого молодчика; будь я навеки проклят, если я не видел его среди папистов!
    - Что вы, капитан Дейнджерфилд, - сказал его хладнокровный, хотя и более опасный товарищ, - ведь это тот самый молодой человек, которого мы встретили вчера у барышника; мы уже и тогда хотели донести на него, да только мистер Топэм нам не велел.
    - Теперь вы можете показывать на него все. что вам угодно, - объявил Топэм, - потому что он хулил предписание палаты. Кажется, вы сказали, что где-то его видели?
    - Истинная правда, - подтвердил Эверетт, - я видел его среди семинаристов в Сент-Омере; он там водился с профессорами.
    - Что-то вы сбиваетесь, мистер Эверетт, - возразил Топэм, - кажется, вы говорили, будто видели его в собрании иезуитов в Лондоне.
    - Это я сказал вам, мистер Топэм, и готов подтвердить это под присягой, - вмешался доблестный Дейнджерфилд.
    - Любезный Топэм, -сказал Бриджнорт, -вы можете теперь отложить дальнейший допрос, ибо он только утомит и затруднит память королевских свидетелей.
    - Вы ошибаетесь, мистер Бриджнорт, вы совершенно ошибаетесь. Напротив, от этого они приучаются всегда быть начеку, словно борзые на своре.
    - Пусть будет так, - сказал Бриджнорт со своим обыкновенным равнодушием, - но теперь этот молодой человек берется под стражу по моему предписанию за то, что он напал на меня при исполнении моей должности мирового судьи и намеревался освободить задержанное на законном основании лицо. Разве вы не слышали выстрела из пистолета?
    - Слышал и готов в этом присягнуть, - подхватил Эверетт.
    - Я тоже, - сказал Дейнджерфилд. - Когда мы обыскивали погреб, я услышал что-то похожее на пистолетный выстрел, но подумал, что это хлопнула длинная пробка из бутылки Канарского, которую я раскупорил, чтобы посмотреть, не запрятаны ли в ней какие-нибудь поповские реликвии.
    - Пистолетный выстрел! - воскликнул Топэм. - Да ведь из этого может выйти еще одно дело сэра Эдмондсбери Годфри. Да ты настоящее отродье старого красного дракона! Ведь он бы тоже не подчинился предписанию палаты, если б мы не захватили его врасплох! Мистер Бриджнорт, вы мудрый судья и достойный слуга государства. Дай бог, чтоб у нас было побольше таких протестантов и мировых судей. Как вы думаете - забрать мне этого молодчика вместе с его родителями или оставить его вам для вторичного допроса?
    - Мистер Бриджнорт, - сказала леди Певерил, несмотря на попытки рыцаря прервать ее речь, - ради бога, ради вашей любви к детям, которых вы потеряли, или к вашей дочери, не мстите моему несчастному мальчику! Я прощу вам все - горе, которое вы нам причинили, все то страшные бедствия, которыми вы нам грозите, только но будьте жестоки к человеку, который никогда не мог вас обидеть! Поверьте, что, если вы будете глухи к рыданиям отчаявшейся матери, тот, чей слух отверст для всех страдальцев, услышит мои просьбы и увидит дела ваши!
    Страдания и слезы леди Певерил, казалось, потрясли всех присутствующих, хотя большая их часть слишком привыкла к подобным сценам. Никто не произнес ни слова, когда она умолкла и обратила на Бриджнорта блестящие от слез глаза с той мучительной тревогой, какую испытывает всякий человек, ожидающий ответа, от которого зависит его жизнь. Даже твердость Бриджнорта поколебалась, и оп с дрожью в голосе сказал:
    - Видит бог, сударыня, я желал бы утолить скорбь вашу, по это не в моих силах, и я могу только советовать вам уповать на провидение и не роптать. Что до меня, то я всего лишь бич в мощной деснице, и от нее одной зависят его удары.
    - Подобно тому, как мною и моим черным жезлом распоряжается английская палата общин, - сказал мистер Топам, чрезвычайно довольный этим сравнением.
    Джулиан рассудил, что настало время сказать что-нибудь в свою защиту, и как можно хладнокровнее проговорил:
    - Мистер Бриджнорт, я не оспариваю ни вашей власти, ни предписания этого джентльмена...
    - В самом деле? - перебил его Топэм. - Что ж, молодой человек, я не сомневался, что мы быстро вас образумим!
    - Итак, если вам угодно, мистер Топэм, - сказал Бриджнорт, - мы устроим дело следующим образом: завтра утром вы отправитесь в Лондон, забрав с собою сэра Джефри и леди Певерил, а чтоб они могли путешествовать прилично их званию, вы позволите им ехать в их собственной карете под надежною охраной.
    - Я поеду с ними сам, - сказал Топэм. - Дербиширские дороги очень дурны для верховой езды, и к тому же у меня устали глаза от этих унылых холмов. В карете я смогу спать так же крепко, как если бы я был в палате общин, когда мистер Бозербрейнз произносит свои речи.
    - Вам полезно будет отдохнуть, мистер Топэм, - отвечал Бриджнорт. - Что же до этого молодого человека, то я сам о нем позабочусь и привезу его с собой.
    - Надеюсь, мне не придется за это отвечать, почтенный мистер Бриджнорт. Ведь предписание палаты распространяется и на него, - сказал Топэм.
    - Почему? Он задержан всего лишь за нападение с целью отбить арестованного, и я советую вам не связываться с ним, если у вас нет охраны посильнее, - сказал Бриджнорт. - Сэр Джефри теперь стар и немощен, тогда как этот юноша в расцвете сил, и на его стороне вся буйная молодежь этой округи. Когда вы поедете через графство, здешние кавалеры наверняка попробуют его освободить.
    Топэм смотрел на Джулиана, как паук смотрит на осу, случайно попавшую в его тенета, - он хочет ее схватить, но не смеет.
    Джулиан ответил на это сам:
    - Не знаю, для чего вы нас разлучаете, мистер Бриджнорт, но я желал бы разделить участь своих родителей и даю вам честное слово, что, если вы оставите меня с ними, я не стану замышлять ни своего бегства, ни их освобождения.
    - Не говори этого, Джулиан, - возразила леди Певерил, - оставайся с мистером Бриджнортом; сердце подсказывает мне, что он не желает нам столько зла, как можно заключить из его грубого поведения.
    - А я говорю, что между дверьми моего отчего дома и вратами ада нет на земле другого такого злодея! - сказал сэр Джефри. - И я для того только хочу освободить себе руки, чтоб снести с плеч эту седую голову, которая одна замыслила зла больше, чем весь Долгий парламент
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107