» в начало

Вальтер Скотт - Певерил Пик

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Вальтер Скотт - Певерил Пик
   Юмор
вернуться

Вальтер Скотт

Певерил Пик

Сейчас мне недосуг: я занят. - И, повернувшись спиной к Кристиану, он снова заговорил с Джернингемом: - Итак, найди известного тебе человека, отдай ему бумаги и деньги на дерево для стрел. Стальными наконечниками и опереньем он уже обеспечен.
    - Все это очень хорошо, милорд, - спокойно сказал Кристиан, усаживаясь на стул, стоявший немного поодаль от алькова, - но легкомыслие вашей светлости не победит моего самообладания. Мне необходимо говорить с вами, и я буду дожидаться здесь, пока вы не освободитесь.
    - Отлично, сэр, - раздраженно ответил герцог, - если зло неизбежно, то следует пройти через него как можно скорее; но я приму все меры, чтобы впредь ничего подобного не случалось. Итак, что вам угодно? Излагайте ваше дело, да поскорее.
    - Я подожду, покуда ваша светлость оденется, - ответил Кристиан с присущим ему хладнокровием. - Мне нужно говорить с вами наедине.
    - Оставь нас, Джернингем, и не входи, пока я тебя не позову. Положи камзол на диван... Что это? Опять серебряный? Я надевал его уже сто раз!
    - С разрешения вашей светлости, только два раза, - почтительно ответил Джернингем.
    - Два раза или двадцать - все равно. Возьми его себе или отдай лакею, если считаешь этот подарок для себя оскорбительным.
    - И поважнее меня люди донашивали обноски вашей светлости, - смиренно ответил Джернингем.
    - Ты находчив, Джериингем, - заметил герцог. - Донашивали и, пожалуй, еще будут донашивать. Подай жемчужного цвета камзол; он хорош с лентой и Георгием. И убирайся. Ну, мистер Кристиан, теперь мы одни: что же вы хотите мне сказать?
    - Милорд герцог, - начал Кристиан, - вы любите преодолевать трудности как в делах государственных, так и в любовных.
    - Надеюсь, мистер Кристиан, вы не подслушивали у дверей? - спросил герцог. - Ибо это едва ли совместимо с должным уважением ко мне и к моему дому.
    - Не понимаю, о чем вы говорите, милорд, - ответил Кристиан.
    - Впрочем, пусть хоть весь свет узнает, о чем я беседовал сейчас с Джернингемом. Итак, к делу, - сказал Бакингем.
    - Ваша светлость так заняты победами над красавицами и умниками, что, кажется, забыли свой интерес к небольшому острову Мэн.
    - Совсем нет, господин Кристиан. Я прекрасно помню, что мой круглоголовый тесть Фэрфакс получил от парламента во владение этот остров и по глупости выпустил его из рук во время реставрации, когда, сожми он когти и вцепись в него, как подобает хищной птице, мог бы сохранить его для себя и своих наследников. Право, недурно было бы владеть маленьким королевством, издавать свои законы, иметь своего канцлера с белым жезлом... Я бы в два счета выучил Джернингема ходить с таким умным и важным видом и так же глупо разглагольствовать, как Гарри Беннет.
    - Вы могли бы сделать все это и многое другое, если бы только захотели, ваша светлость.
    - Да, и если бы я захотел, ты, Нед Кристиан, стал бы палачом в моих владениях.
    - Я - палачом, милорд? - спросил Кристиан более с удивлением, нежели с неудовольствием.
    - Конечно. Разве не интригуешь ты постоянно против этой несчастной старухи? Отомстить ей собственной рукой было бы для тебя величайшим наслаждением.
    - Я ищу только правосудия, милорд, - ответил Кристиан.
    - Которое кончилось бы виселицею, - заметил герцог.
    - Хотя бы и так. Графиня замешана в заговоре.
    - Черт бы побрал этот заговор, который, я думаю, ты же и сочинил! - вскричал герцог Бакингем. - Вот уже несколько месяцев я только о нем и слышу. Уж если не миновать отправки в ад, то хотя бы по новой дороге и в порядочном обществе, а не с Оутсом, Бедлоу и прочими членами знаменитой шайки свидетелей.
    - Итак, ваша светлость, вы отказываетесь от своей выгоды? Если род Дерби будет формально лишен прав владения, то определение парламента в пользу Фэрфакса, которого представляет теперь достопочтенная супруга ваша, вновь примет законную силу, и вы будете полновластным хозяином острова Мэн.
    - Благодаря жене. Но и в самом деле, должна же моя дражайшая половина хоть чем-нибудь вознаградить меня за то, что после свадьбы я целый год прожил вместе с нею и ее старым родителем Черным Томом, угрюмым фанатиком пуританином. Ведь это все равно что стать зятем самого дьявола и жить с ним по-родственному под одной крышей <Дочь лорда Томаса Фэрфакса Мэри была женой герцога Бакингема, который благодаря своему непостоянству попеременно с успехом подольщался то к своему тестю, хотя последний был суровым пресвитерианином, то к Карлу II. (Прим. автора.)>.
    - Значит, вы все же намерены использовать свое влияние против рода Дерби? Так ли я вас понял, милорд?
    - Поскольку они беззаконно владеют королевством моей супруги, они, разумеется, не могут рассчитывать на мое снисхождение. Но ты знаешь, что в Уайтхолле есть особа посильнее меня.
    - Единственно потому, ваша светлость, что вы сами ото допускаете, - ответил Кристиан.
    - Нет, нет, сто раз нет! - вскричал герцог, которого это воспоминание сразу же разозлило. - Говорю тебе, эта подлая шлюха, герцогиня Портсмутская, принялась нагло перечить мне; и Карл обошелся со мною очень холодно на глазах у всего двора. Желал бы я, чтобы он узнал или по крайней мере угадал причину моей ссоры с герцогиней! Но не будь я Вильерс, если не повыщипаю ей перья. Ничтожная французская потаскуха смеет тягаться со мной! Ты прав, Кристиан, нет страсти сильнее жажды мщения. Я поддержу эту историю с заговором только ей назло и сделаю так, чтобы король не смог помочь ей.
    Говоря таким образом, герцог мало-помалу разгорячился. Он зашагал- по комнате, размахивая руками с такой страстью, как будто единственной его целью в жизни было лишить герцогиню ее власти а милости короля. Кристиан мысленно улыбался, видя, что Бакингем уже приближается к такому состоянию духа, когда его будет очень легко подговорить на что угодно, и упорно молчал до тех пор, пока герцог, совсем уже в сердцах, не подошел к нему сам.
    - Ну что же, сэр Оракул, прежде ты придумывал столько средств выжить эту галльскую волчицу! Где же теперь твое искусство? Где эта необыкновенная красавица, которая должна прельстить короля с первого взгляда? Видел ли ее Чиффинч? И что он сказал о ней, этот превосходный знаток красоты и бланманже, женщин и вина?
    - Он ее видел и одобрил, хотя и не говорил с ней; а речи ее соответствуют ее красоте. Мы приехали сюда вчера, и сегодня я намерен представить ей Чиффинча, как только он явится, а я жду его с минуты на минуту. Одного только боюсь - упрямой добродетели этой девушки, ибо она воспитана в правилах наших бабушек. Матери наши были уже умнее.
    - Неужели? Так молода, прелестна, умна и неприступна? - вскричал герцог. - О, ты непременно представишь ей меня вместе с Чиффинчем.
    - Чтобы ваша светлость излечили ее от непреодолимой скромности?
    - Ну а как же, - ответил герцог, - ведь иначе она только повредит самой себе. Короли не охотники до роли страстных воздыхателей. Они любят, чтобы дичь была ужа загнана.
    - С позволения вашей светлости, - сказал Кристиан, - этому не бывать. Non omnibus dormio <Не со всеми сплю (лат.).>. Вашей светлости известно сие латинское изречение. Если эта девушка станет любовницей короля, то высокий сан позолотит стыд и прикроет грех; поверьте, она никому не покорится, кроме августейшей особы.
    - Какое глупое подозрение! Я просто пошутил, - возразил герцог. - Неужели ты думаешь, что я захочу испортить твой замысел, столь выгодный для меня?
    Кристиан улыбнулся и покачал головой.
    - Милорд, - ответил он, - я знаю вашу светлость не хуже, а быть может, и лучше, чем вы сами. Разрушить хорошо подготовленную интригу одним внезапным ударом доставит вам больше удовольствия, чем благополучно завершить ее по плану других. Но тут Шафтсбери и все мы заинтересованные в этом деле, твердо решили, что не дадим провалить его. Поэтому мы полагаемся на вашу помощь, но, извините мою откровенность, не позволим, чтобы ваша ветреность и непостоянство помешали его успеху.
    - Что? Я ветрен и непостоянен? - вскричал герцог. - Да разве я не полон той же решимости, что и вы, свергнуть любовницу короля и провести это дело с заговором? Я только ради того и живу. Стоит мне лишь захотеть - и не будет на свете более делового человека, чем я, никакой нотариус искуснее и точнее не разберет бумаг и писем и не разложит их по папкам.
    - Вы получили письмо от Чиффинча? Он сказал мне, что написал вам о своем разговоре с молодым лордом Сэвилом.
    - Да, да, - рассеянно ответил герцог, роясь в бумагах. - Куда я его засунул? Право, совсем не помню, о чем он пишет. Я был очень занят, когда письмо прибыло... Но ничего, оно не пропадет.
    - Вам следовало действовать соответственно этому письму, - сказал Кристиан. - Дурак проболтайся и просит вас не допустить, чтобы посланный лордом Сэвилом нарочный доставил герцогине письмо, которое тот отправил ей из Дербишира; оно раскрывает нашу тайну.
    Герцог встревожился и торопливо позвонил. Появился Джернингем.
    - Где письмо от Чиффинча, полученное несколько часов назад?
    - Если его нет среди писем, лежащих перед вашей светлостью, то я не знаю, где оно, - ответил Джернингем. - Других я не видел.
    - Лжешь, негодяй! - вскричал Бакингем. - Как ты смеешь иметь память лучше моей?
    - Позвольте напомнить вашей светлости, что за всю эту неделю вы не изволили распечатать ни одного письма, - заметил Джернингем.
    - Видели ли вы когда-нибудь такого негодяя? - воскликнул герцог. - Он был бы отличным свидетелем по делу о заговоре. Совершенно подкосил мою славу точного человека своим проклятым лжесвидетельством.
    - Но, уж во всяком случае, в талантах вашей светлости никто не может усомниться, - сказал Кристиан. - Надобно только употребить их на пользу вашу и преданных вам друзей. А сейчас осмелюсь посоветовать вам немедля отправиться во дворец и заранее расположить короля так, чтобы его первое впечатление было благоприятным для нас. Если ваша светлость успеет каким-нибудь намеком, брошенным как бы мимоходом, опередить Сэвила, все пойдет хорошо. Главное завладеть вниманием короля, - а ведь кто в этом искуснее вас? Чиффинчу же предоставим заняться его сердцем. Теперь еще одно обстоятельство: есть один дурак, старый кавалер, который готов все перевернуть вверх дном в защиту графини Дерби. С него не спускают глаз, и по пятам за ним ходит целая толпа доносчиков и свидетелей.
    - Тогда пусть Топэм его задержит.
    - Топэм уже задержал его, милорд, - ответил Кристиан. - Но у этого рыцаря есть сын, молодой человек, воспитанный в доме графини Дерби; недавно она послала его в Лондон с письмами к главе иезуитов и другим лицам.
    - Как зовут этих людей? - сухо спросил герцог.
    - Сэр Джефри Певерил из замка Мартиндейл в Дербишире и его сын Джулиан.
    - Что? - вскричал герцог
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107