» в начало

Вальтер Скотт - Певерил Пик

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Вальтер Скотт - Певерил Пик
   Юмор
вернуться

Вальтер Скотт

Певерил Пик

Я покорнейше прошу ваше величество простить меня.
    С этими словами он изящно опустился на колени.
    - Я прощаю тебя, Джордж, - ответил добродушный король. - Я думаю, тебе скорее надоест оскорблять меня, нежели мне - тебя прощать.
    - Да продлятся дни вашего величества, чтобы наносить обиды, подобные той, в которой вам угодно было только что обвинить ни в чем не повинного человека, - возразил герцог.
    - Что вы этим хотите сказать, милорд? - спросил Карл, опять сердито нахмурившись.
    - Государь, - отвечал герцог, - вы слишком благородны, чтобы отрицать, что и сами любите охотиться в чужих заповедниках с помощью стрел Купидона. У вас есть королевское право на свободную охоту в лесах любого вашего подданного. Зачем же так гневаться, если случайная стрела другого охотника просвистит возле ограды вашего заповедника?
    - Довольно, - сказал король, - не будем больше говорить об этом; но куда же спряталась голубка?
    - Покуда мы спорили, Елена нашла Париса.
    - Скажи лучше - Орфея, - возразил король, - и, что еще хуже, Орфея, у которого уже есть Эвридика; она просто вцепилась в этого скрипача.
    - Со страху, - объяснил Бакингем. - Как Рочестер, когда он залез в футляр от виолончели, чтобы спрятаться от сэра Дермота О'Кливера.
    - Мы должны уговорить этих людей позабавить нас своими талантами, - сказал король, - а потом зажмем им рты деньгами и ласковым обращением, не то весь город узнает о нашей ссоре.
    Король подошел к Джулиану и приказал ему взять музыкальный инструмент и сказать танцовщице, чтобы она протанцевала сарабанду.
    - Я уже имел честь сообщить вашему величеству, - ответил Джулиан, - что я не музыкант и не могу доставить вам того удовольствия, какое вы желаете. Что же касается этой девушки, то она...
    - В услужении у леди Поуис, - сказал король, который быстро забывал псе, что не относилось к его забавам. - Бедная женщина! Она сейчас в большой тревоге за лордов, заключенных в Тауэре.
    - Простите, государь, она находится в услужении у вдовствующей графини Дерби.
    - Да, да, - согласился Карл, - у графини Дерби, положению которой не позавидуешь. Не знаешь ли ты, к го учил эту девушку танцевать? Некоторые ее движения напоминают Лежеп из Парижа.
    - Быть может, она училась в чужих краях, сэр, - ответил Джулиан. - Что же касается меня, то графиня Дерби поручила мне важное дело, и я желал бы довести его до сведения вашего величества.
    - Ты можешь обратиться к нашему государственному секретарю, - сказал Карл, - а эта нимфа должна еще повеселить пас своим искусством. Эмпсон... Я и забыл... Ведь она плясала под твою флейту! Ну, начинай поскорее! Придай-ка ей немножко резвости.
    Эмпсон начал наигрывать известную мелодию, но, верный своему намерению, нарочно брал фальшивые ноты. Король, обладавший прекрасным слухом, тотчас это заметил.
    - Эй, сударь! - закричал он. - Неужели ты с утра успел напиться? Или ты смеешь подшучивать надо мной? Ты думаешь, что рожден только отбивать такт? Смотри, как бы я не отбил этот такт на тебе самом!
    Одного намека было достаточно, чтобы Эмпсон постарался восстановить свою высокую и вполне заслуженную репутацию. Но музыка не производила ни малейшего впечатления на Фепеллу. Прислонясь к степе, бледная как смерть, она оставалась неподвижною; руки бессильно повисли, и только тяжелое дыхание да слезы, текущие из полузакрытых глаз, свидетельствовали о том, что она жива.
    - Что за дьявольщина! - вскричал король. - Какой злой дух околдовал здесь всех сегодня? Обе девицы ведут себя как одержимые. Полно, малютка, развеселись! Что, черт побери, превратило тебя в одну минуту из нимфы в Ниобею? Если ты и дальше будешь так стоять, то совсем прирастешь к мраморной стене. Эй, Джордж, скажи, пожалуйста, не пустил ли ты стрелы и в эту сторону?
    Но не успел еще Бакингем ответить, как Джулиан бросился перед королем на колени, умоляя выслушать его и обещая за пять минут все объяснить.
    - Эта девушка, - сказал он, - давно служит графине Дерби. Она глуха и нема.
    - Что за враки! - закричал король. - И так хорошо танцует? Нет, даже весь Грэшемский колледж не заставит меня этому поверить.
    - Я и сам до сегодняшнего утра не предполагал, государь, что она умеет танцевать, - сказал Джулиан. - Однако позвольте мне, сэр, передать вам прошение графини Дерби.
    - А кто ты сам, молодой человек? - спросил король. - Хотя все подданные королевства, носящие юбки и корсажи, имеют право говорить со мною и требовать ответа, я не думаю, чтобы они были вправе домогаться аудиенции не лично, а уполномочив на то чрезвычайного посланника.
    - Я Джулиан Певерил из Дербишира, государь; сын Джефри Певерила из замка Мартиндейл, который...
    - Сын старого вустерского храбреца? - воскликнул король. - Черт побери, я хорошо его помню, но с ним что-то случилось. Он умер или по крайней мере очень болей?
    - Ему очень плохо, ваше величество, но он не болен. Его заключили в тюрьму по ложному обвинению в участии в заговоре.
    - Так и есть, я знал, что с ним что-то случилось, - сказал король. - Но, по правде говоря, не знаю, как помочь этому храброму кавалеру. Меня самого готовы считать участником заговора, хотя и говорят, что главная цель его - лишить меня жизни. Если я хоть пальцем пошевелю для спасения кого-нибудь из заговорщиков, меня самого обвинят в измене. Бакингем, ты как-то связан с теми, кто придумал или только пустил в ход этот прекрасный государственный механизм; будь добр на этот раз, хоть тебе это и не по нутру, похлопочи за нашего старого вустерского приятеля, сэра Годфри. Ты не забыл его?
    - Нет, государь, - ответил герцог, - потому что никогда не слышал такого имени.
    - Его величество хотел сказать - "сэра Джефри", - заметил Джулиан.
    - Даже если бы его величество изволил сказать "сэра Джефри", мистер Певерил, я все равно ничего не мог бы сделать для вашего отца, - холодно ответил герцог. - Он обвиняется в государственном преступлении; а в подобном случае британский подданный не может ждать покровительства ни от короля, ни от пэра; его осуждение или оправдание будет зависеть от бога и законов нашей страны.
    - Да простит тебе небо такое лицемерие, Джордж! - вскричал король. - Лучше слушать черта, проповедующего веру, нежели тебя, когда ты проповедуешь любовь к отечеству. Тебе не хуже меня известно, что народ сходит с ума от страха перед бедными католиками, хотя их приходится по два на каждые пятьсот протестантов; и что общественное мнение так взволновано новыми россказнями о заговоре и каждодневных ужасах, что люди уже не отличают истину от лжи, как те, кто говорит во сне, не знают грани между бредом и разумной речью. Долго терпел я это безумие; видел кровь, проливаемую на эшафотах, и не смел противиться, страшась тем только усилить народную ярость; мне остается лишь молить бога не взыскать с меня или с моих потомков за гибель невинных жертв. Я не хочу далее плыть по течению, - честь и разум повелевают мне остановить его. Я буду впредь действовать как монарх и спасу народ от несправедливых дел даже вопреки его воле.
    Карл возбужденно шагал по комнате и высказывал эти необыкновенные мысли с необыкновенным жаром и силою; после минутного молчания герцог с мрачным видом сказал ему:
    - Государь, вы говорите как подобает истинному королю; но не так, простите меня, как подобает королю английскому.
    В эту минуту Карл остановился у окна, выходившего на Уайтхолл, и взор его невольно устремился к роковому судну Бэнкуетинг-хауса, откуда его несчастного отца повели на эшафот. Карл был от природы - или, вернее сказать, в существе своем - человеком храбрым; но, проведя всю жизнь в неге и забавах, привыкнув считаться больше с обстоятельствами, нежели со справедливостью, он уже не способен был сознательно избрать такую мученическую кончину, какою завершилось царствование и жизнь его отца. И потому одна эта мысль, как дождь, который гасит чуть мерцающий огонь маяка, сразу подавила возникшее было у него намерение. В другом человеке такое замешательство показалось бы нелепым, но Карл даже и в этом положении не лишился своего достоинства и величия, столь же естественных для него, как добродушие и спокойствие.
    - Это дело должен решать совет, - сказал он, посмотрев на герцога. - А вы, молодой человек, - добавил Карл, обращаясь к Джулиану, - будьте уверены, что отец ваш найдет защитника в своем государе: я сделаю для него все, что позволят мне законы.
    Джулиан хотел уже удалиться, когда Фенелла, бросив на него выразительный взгляд, сунула ему в руки листок бумаги, на котором было наскоро нацарапано: "Пакет! Отдайте ему пакет".
    Джулиан заколебался, но, вспомнив, что глухонемая часто передавала ему приказания графини, решил подчиниться.
    - Государь, - сказал он, - позвольте вручить вашему величеству вверенные мне письма графини Дерби. Они уже были у меня похищены однажды, и я не надеюсь доставить их по назначению. Поэтому я и передаю их вам с уверенностью, что они докажут невиновность их автора.
    Король взял письма с явной неохотой и покачал головою.
    - Вы взяли на себя опасное поручение, молодой человек, - сказал он. - Подобных посланцев нередко лишали жизни, чтобы завладеть бумагами. Но я их беру. Миссис Чиффинч, дайте мне воск и свечу. - Он вложил письма графини в другой конверт. - Бакингем, - продолжал он, - ты свидетель, что я не читал этих писем до представления их в совет.
    Герцог подошел к королю и хотел было помочь ему, но Карл отверг его помощь, сделал все сам и запечатал пакет своим перстнем-печаткой. Герцог с досады закусил губу и отошел в сторону.
    - Ну, молодой человек, - сказал король, - ваше сегодняшнее поручение выполнено.
    Певерил, справедливо сочтя эти слова за приказание удалиться, низко поклонился. Алиса Бриджнорт, все еще продолжавшая держать Джулиана за руку, сделала движение, по-видимому собираясь уйти вместе с ним. Король и Бакингем посмотрели друг на друга с удивлением и легкою усмешкою, - так странно показалось им то, что добыча, из-за которой они только что чуть не поссорились, легко ускользала от них или, вернее, ее похищал третий, столь недостойный по своему положению их соперник.
    - Миссис Чиффинч, - сказал король с некоторой нерешительностью, которую не мог скрыть, - надеюсь, эта милая девушка не собирается покинуть ваш дом?
    - Конечно, нет, ваше величество, - ответила Чиффинч. - Алиса, милочка, - продолжала она, - вы ошиблись; вот дверь в вашу комнату.
    - Извините, сударыня, - ответила Алиса, - я действительно ошиблась, но не сейчас, а когда пришла в ваш дом.
    - Девица, сделавшая ошибку, - сказал Бакингем, взглянув на короля так выразительно, насколько позволял ему этикет, и затем переведя взгляд на Алису, которая все еще держала Джулиана за руку, - не хочет сбиться с дороги вторично, а потому выбрала себе надежного проводника
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107