» в начало

Вальтер Скотт - Певерил Пик

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Вальтер Скотт - Певерил Пик
   Юмор
вернуться

Вальтер Скотт

Певерил Пик

Пожалуй, только чрезмерная учтивость Бакингема к столь давнему знакомому могла показаться несколько необычной.
    С трудом выбравшись из области банальных любезностей, которые столько же относятся к делу, сколько, по словам Мильтона, Limbo Patrum <Обитель отцов (итал., лат.).> - к осязаемой и материальной земле, Кристиан с присущей ему грубой бесцеремонностью, обычно маскировавшей его лицемерие и изворотливость, спросил герцога, давно ли он виделся с Чиффинчем или с его подругой.
    - Давно не видел их обоих, - ответил Бакингем. - А разве вы у них не были? Я полагал, что вы будете больше беспокоиться о выполнении вашего великого плана.
    - Я два раза ездил туда, - ответил Кристиан, - но мне не удалось повидать эту важную чету. Боюсь, не хитрят ли они со мною.
    - За что, клянусь небом и звездами, вы не преминете им отомстить, мистер Кристиан. Я хорошо знаю ваши пуританские правила, - сказал герцог. - Мщение, должно быть, сладко, если столь многие почтенные и благоразумные мужи предпочитают его всем другим наслаждениям, доступным бедным грешникам мира сего; единственное, что может с ним соперничать, - это взыскание денег по заемному письму с должника, получившего наследство.
    - Вы шутите, милорд, а...
    - А вы все же собираетесь мстить Чиффинчу и его милой приятельнице. Но сделать это нелегко. Чиффинч умеет так разнообразно угождать своему господину, а его маленькая подруга умеет так удачно служить ширмой и так умело сама устраивает свои дела, что, по совести, на вашем месте я бы не становился на их пути. Что из того, что их дверь оказалась закрытой для вас? Мы все поступаем иногда точно так же и с нашими лучшими друзьями, и с назойливыми кредиторами, и со скучными гостями.
    - Если ваша светлость настроена шутить, - заметил Кристиан, - то вы знаете мое терпение. Я подожду, пока вам не вздумается говорить более серьезно.
    - Серьезно? - переспросил герцог, - Почему же нет? Я только и жду, когда вы заговорите о серьезном деле, ради которого пришли ко мне.
    - Очень коротко, милорд; отказ Чиффинча видеть меня и несколько напрасных посещений вашего дома убеждают меня в том, что либо наш план потерпел неудачу, либо вы намерены осуществить его без меня.
    Эти слова Кристиан произнес особенно выразительно.
    - Без вас? Лишить добычи вдохновителя всего дела было бы глупостью, да и предательством. Слушайте, Кристиан, мне очень жаль, что приходится неожиданно сообщать вам дурные вести, но, если вы хотите знать худшее и не стыдитесь подозревать в предательстве своих лучших друзей, я вынужден говорить. Ваша племянница вчера утром покинула дом Чиффинча.
    Кристиан пошатнулся, как от сильного удара. Лицо его так побагровело, что герцог подумал, не хватил ли его апоплексический удар. Но, призвав на помощь свое редкостное самообладание, по оставлявшее его в самых тяжелых обстоятельствах, Кристиан сказал ровным голосом, неестественно противоречившим выражению его лица:
    - Должен ли я понять, что, отвергнув покровителей, назначенных ей мною, молодая девушка нашла убежище в доме вашей светлости?
    - Сэр, - серьезно возразил Бакингем, - вы приписываете мне честь, которой я не заслужил.
    - Милорд, - сказал Кристиан, - я не из тех, на кого производят впечатление подобные притворные фразы. Мне известны способности вашей светлости, и я знаю, что для удовлетворения минутной прихоти вы не задумаетесь испортить дело, над которым сами же усердно трудились. Но, положим, вы преуспели в своем намерении и смеетесь над моими попытками соблюсти интересы как вашей светлости, так и других. Скажите мне лучше, как далеко зашла эта шалость, и мы поищем средства все исправить.
    - Клянусь честью, Кристиан, - сказал герцог со смехом, - вы самый обязательный из всех дядюшек и опекунов. Пусть племянница ваша переживет столько приключений, сколько невеста короля дель Гарбо у Боккаччо - вам все равно. Чистая или опозоренная, она будет лишь ступенькой к вашей карьере.
    Индийская пословица гласит: "Стрела презрения пробивает даже панцирь черепахи", и это особенно верно, когда совесть говорит объекту насмешки, что насмешка справедлива. Кристиан, уязвленный упреком Бакингема, тотчас принял надменный и угрожающий вид, никак не соответствующий тому долготерпению, в котором он не уступал самому Шейлоку.
    - Вы сквернослов и недостойны своего звания, - вскричал он, - и таким я представлю вас всему свету, если вы не загладите нанесенную мне обиду!
    - А каким же представить мне вас, - заметил герцог Бакингем, - если козявка, подобная вам, недостойна даже быть замеченной такими людьми, как я? Как назвать последнюю вашу затею, которая вызвала столь неожиданное недоразумение?
    Кристиан не промолвил ни слова - то ли от бешенства, то ли от внутреннего убеждения в своей правоте.
    - Полно, полно, Кристиан, - продолжал герцог, улыбаясь. - Мы слишком многое знаем друг о друге, нам ссориться опасно. Мы можем ненавидеть друг друга, обманывать друг друга - так водится при дворах, -но изобличать друг друга... какое недостойное слово!
    - Я не произносил его, пока ваша светлость не вывели меня из терпения, - сказал Кристиан. - Вы знаете, милорд, я дрался и в Англии и за границей, и вы должны помнить, что я не потерплю оскорбления, которое можно смыть кровью.
    - Напротив, - возразил герцог с той же язвительной учтивостью, - я совершенно уверен, что жизнь двадцати друзей ваших покажется вам пустяком, если они затронут - нет, не честь вашу, для вас это понятие не имеет большого значения, -а вашу выгоду. Образумьтесь, милейший, мы с вами слишком давно знакомы. Я знаю, вы не трус, и с удовольствием вижу, что могу извлечь искру огня из вашей холодной души. Теперь, если хотите, я расскажу вам про молодую особу, в которой, поверьте, принимаю самое искреннее участие.
    - Я слушаю вас, милорд, - сказал Кристиан. - Но не думайте, что я не заметил насмешливого выражения вашего лица. Вашей светлости известна французская пословица: "Хорошо смеется тот, кто смеется последним", но все же я слушаю вас.
    - Слава богу, - ответил Бакингем, - ибо дело не терпит и смеяться тут нечему, уверяю вас. Итак, вот как развивались события, за истину которых я могу ручаться жизнью, состоянием и честью, если не довольно моего слова. Позавчера утром я от нечего делать и чтобы узнать, как идут наши дела, зашел к Чиффинчу, неожиданно встретил там короля и стал свидетелем удивительной сцены. Ваша племянница напугала хозяйку, оказала открытое неповиновение королю и гордо удалилась под защитой молодого человека, ничем не примечательного, если не считать его сносной наружности и неслыханной дерзости. Ей-богу, я едва удерживаюсь от смеха, вспоминая, как мы с королем оба остались несолоно хлебавши. Не буду отрицать, я тоже хотел было поухаживать немного за этой прекрасной Индамирой, но, ей-богу, молодой человек выхватил ее у нас из-под носа, как мой Дрокенсер, лишивший пира двух королей Брентфорда. Он ушел с большим достоинством, этот молодец. Нужно попытаться обучить этому Муна <Известный в то время актер. (Прим. автора.)> - очень пригодится для его роли.
    - Все это мне непонятно, милорд, - возразил Кристиан на этот раз с обычным своим хладнокровием, - и я просто не могу поверить подобной сказке. Кто осмелится увести мою племянницу таким способом, да еще в присутствии столь августейшей персоны? И она, такая благоразумная, такая осторожная - я-то ее знаю, - согласилась уйти с незнакомым ей человеком? Милорд, я не могу этому поверить.
    - Любой из ваших священников, мой благочестивый Кристиан, - сказал герцог, - ответил бы: "Умри, нечестивец, в своем неверии". Но я всего лишь бедный грешник, поглощенный земными интересами, и в объяснение сказанного мною добавлю лишь, что этого молодчика зовут, как мне сказали, Джулианом, он сын сэра Джефри Певерила из рода Пиков.
    - Певерил из рода сатаны и сам сущий дьявол! - с жаром вскричал Кристиан. - Я его знаю, он храбрец и способен на любой отчаянный поступок. Но как он попал к королю? Сатанинские силы, должно быть, помогли ему, или бог занимается людскими делами больше, нежели я думал. Если это так, господи помилуй нас, грешных, ибо мы думали, что ты совсем о нас не заботишься.
    - Аминь, христианнейший Кристиан! - сказал герцог. - Я рад убедиться, что в вас еще сохранилась капля благодати, если вы способны так говорить. Но ведь Эмпсон, малютка Чиффинч и с полдюжины слуг были свидетелями прихода и ухода этого наглеца. Допросите их хорошенько, если у вас довольно времени и вы не думаете, что лучше погнаться за беглецами. Упомянутый молодчик попал к королю, кажется, с какой-то труппой актеров или танцовщиков, а ты знаешь, как милостив Раули к тем, кто его забавляет. Итак, сей неистовый кавалер проник к Чиффинчу и, как Самсон среди филистимлян, обрушил наш хитроумный замысел на наши собственные головы.
    - Теперь я верю вам, милорд, - сказал Кристиан. - Я не могу не верить и прощаю нанесенную мне обиду, зная, что вы любите подшутить над неудачей и несчастьем. Но куда же они отправились?
    - В Дербишир, наверно, на поиски ее отца, - ответил герцог. - Она сказала, что хочет прибегнуть к помощи отца вместо вашей опеки, мистер Кристиан. Видно, в доме Чиффинча что-то произошло и она заподозрила, что вы опекаете дочь не так, как хотелось бы отцу.
    - Слава богу, - сказал Кристиан, - что она не знает о приезде в Лондон ее отца. Они, должно быть, отправились в замок Мартиндейл или в Моултрэсси-Холл; в обоих случаях им от меня не уйти Я последую за ними и тотчас вернусь в Дербишир. Если она увидится с отцом до того, как эти ошибки будут исправлены, - все пропало. До свидания, милорд. Боюсь, вы помешали осуществлению нашего плана. Но я вас прощаю; теперь не время для взаимных упреков.
    - Ваша правда, мистер Кристиан, - ответил герцог. - Желаю успеха. Не могу ли я помочь вам людьми, лошадьми или деньгами?
    - Весьма благодарен, ваша светлость, - сказал Кристиан и поспешно вышел.
    Когда затих звук его шагов на лестнице, герцог обернулся к вошедшему Джершгагему:
    - Victoria! Victoria! Magna est veritas, et praevalebit! <Победа! Победа! Велика истина, и она восторжествует! (лат.)>Если бы я сказал этому негодяю хоть одно слово лжи, оп, так хорошо с ней знакомый (ведь вся его жизнь - сплошной обман!), тотчас бы обо всем догадался. Но я сказал правду, и это было единственным средством обмануть его. Victoria! Любезный Джернингем, я больше горжусь тем, что обманул Кристиана, чем если бы мне удалось перехитрить государственного министра.
    - Вы слишком высокого мнения о его уме, - заметил Джерпипгем.
    - Во всяком случае, о его хитрости, а ведь она в дворцовых интригах часто торжествует над умом - так рыболовная лодка в Ярмуте может обойти фрегат. Я постараюсь, чтобы он ни в коем случае не вернулся в Лондон до окончания всех этих дел.
    Но тут герцогу доложили, что полковник, о котором он спрашивал несколько раз, явился.
    - Не встретился он с Кристианом? - торопливо спросил Бакингем.
    - Нет, милорд, - ответил слуга, - полковник поднялся по лестнице из старого сада
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107