» в начало

Вальтер Скотт - Певерил Пик

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Вальтер Скотт - Певерил Пик
   Юмор
вернуться

Вальтер Скотт

Певерил Пик

Ради такого человека может трепетать сердце женщины, пока он жив, а с его смертью разобьется и оно.
    Она говорила с таким жаром, что в глазах ее заблистали слезы, а щеки запылали от бурного потока чувств.
    - Ты говоришь так, - сказал герцог, - будто собственное твое сердце может воздать полной мерой достоинствам, которые ты с таким жаром описываешь.
    - Конечно, - ответила Зара, положив руку на грудь, - это сердце оправдает слова мои и в этом мире и за гробом.
    - Если бы я мог, - продолжал герцог, который заинтересовался своей гостьей гораздо больше, нежели он сначала предполагал, - если бы я мог заслужить столь верпую любовь, я сумел бы достойно вознаградить ее.
    - Ваши богатства, титулы, ваша репутация кавалера - все эго слишком ничтожная награда за искреннюю привязанность.
    - Послушай, красавица, - сказал герцог, самолюбие которого было весьма задето, - к чему такое пренебрежение? Ты думаешь, что твоя любовь так же чиста, как чеканное золото; и все же бедняк, подобный мне, мог бы предложить тебе взамен вдвое больше серебра. Тогда размеры моей страсти возместят его качество.
    - Я не продаю моей склонности, милорд, и мне не нужны ваши презренные деньги.
    - А откуда мне это знать, моя прелесть? Здесь царство Пафосской богини. Ты вторглась в ее владения с неизвестными мне намерениями; но, вероятно, не для того, чтобы выказывать мне свою жестокость. Полно, твои ясные глазки могут так же загораться от наслаждения, как и от презрения или гнева. Ты забрела в поместье Купидона, и ради этого божества я должен поймать тебя.
    - Не вздумайте коснуться меня, милорд, - сказала Зара. - Не приближайтесь, если хотите узнать, зачем я здесь. Ваша светлость может, если угодно, мнить себя Соломоном, но я не странствующая принцесса из далекой страны, которая явилась сюда тешить вашу гордость или восхищаться вашей славой.
    - Да это вызов, клянусь Юпитером! - вскричал герцог.
    - Вы ошибаетесь, милорд, - возразила незнакомка. - Я пришла сюда, позаботившись об отступлении.
    - Смело сказано, - ответил герцог, - но крепость именно тогда хвастает своей неприступностью, когда гарнизон ее колеблется. Поэтому я иду на приступ.
    До сих пор их разделял длинный узкий стол, который стоял в нише большого окна, нами уже упомянутого. Этот стол представлял своего рода барьер, отделявший Зару от Дерзкого кавалера. Герцог бросился к столу, намереваясь его отодвинуть, но в то же мгновение незнакомка, зорко следившая за всеми его движениями, выпрыгнула в полуотворенное окно.
    Бакингем вскрикнул от испуга и удивления, не сомневаясь, что она упала с высоты четырнадцати футов. Но, кинувшись к окну, он с изумлением увидел, что Зара ловко и благополучно спустилась на землю.
    Стены величественного дворца были украшены резьбой в смешанном готическо-греческом стиле, очень модном во времена Елизаветы и ее преемника. И хотя прыжок Зары казался геройским подвигом, на самом деле выступы этих украшений предоставляли достаточную опору столь подвижному и легкому созданию, даже при таком стремительном спуске.
    Полон досады и любопытства, Бакингем сначала чуть не бросился за нею по той же опасной дороге, и даже вскочил было на подоконник, но, пока он размышлял, как сделать следующий шаг, из кустов, куда скрылась незнакомка, послышалась популярная тогда насмешливая песенка о несчастном влюбленном, который хотел броситься в пропасть:
    - Но, к краю приблизясь,
    Увидел влюбленный,
    Что склоны отвесны,
    Что пропасть бездонна...
    И так рассудил он:
    Хоть Ей уж не мил он, -
    Сердечная боль
    Понемногу остынет,
    А сломанной шеи
    Хирург не починит!
    Герцог невольно рассмеялся, ибо стихи эти уж очень подходили к его нелепому положению, и спустился с подоконника, отказавшись от смехотворного и опасного намерения. Он позвал слуг, а сам стал вглядываться в густой кустарник. Ему все еще не верилось, чтобы женщина, которая встала на его пути, могла сыграть с ним такую обидную шутку.
    Загадка разрешилась тотчас же. Женская фигура, закутанная в плащ, в шляпе с опущенными полями и темным пером, вышла из кустов и мгновенно исчезла в развалинах старинных и современных зданий, которыми, как мы уже сказали, было загромождено все поместье, прежде называвшееся Йорк-хаусом.
    Служители герцога, повинуясь его нетерпеливым приказаниям, рассыпались по всем окрестностям в поисках соблазнительной сирены. Тем временем их господин, всегда горячий и неистовый в своих желаниях, особенно когда было задето его тщеславие, поощрял их рвение угрозами и обещаниями награды. Но все было напрасно. Нашли только тюрбан и газовое покрывало мавританской принцессы, как эта себя величала. Она оставила их в кустарнике вместе с атласными туфельками, сменив, без сомнения, эти предметы на одежду менее примечательную.
    Убедившись, что все поиски бесполезны, герцог Бакингем, по примеру всех избалованных детей на свете, дал выход своему яростному гневу: он клялся, что отомстит незнакомке, и отпускал по ее адресу отборнейшие бранные слова, среди которых изысканное слово "дрянь" повторялось чаще других.
    Даже Джернингем, прекрасно изучивший нрав своего господина и почти всегда умевший успокаивать его в припадках гнева, счел за благо на сей раз не попадаться ему на глаза. Он уединился в отдаленной комнате со старой набожной экономкой и за бутылкой наливки объявил ей, что если его светлость не научится быть более сдержанным, то цепи, тьма, солома и Бедлам станут последним уделом столь одаренного и всеми любимого герцога Бакингема.
    Глава XL
    Жестокие, смертельные раздоры
    Не вспыхивают попусту.
    "Альбион"
    Ссоры между мужем и женой вошли в пословицу, но да не подумают почтенные супруги, что связи, не освященные законом, избавлены от подобных неприятностей. Шалость герцога Бакингема и последовавший за нею побег Алисы Бриджнорт вызвали яростный раздор в доме Чиффинча, когда по возвращении в город он узнал эти поразительные новости.
    - Говорю тебе, - кричал он своей услужливой подруге, которая, впрочем, весьма спокойно относилась к его словам, - что твоя проклятая беспечность погубила труд многих лет.
    - Ты мне уже двадцатый раз это твердишь, - отвечала она, - а я и так знаю, что всякий пустяк может разрушить любой из твоих планов, как бы долго ты его ни обдумывал.
    - Как, черт побери, тебе пришло в голову принять герцога, когда ты ждала короля? - с раздражением кричал Чиффинч.
    Ах, боже мой, Чиффинч, спроси об этом швейцара, а не меня, - ответила почтенная дама. - Я в то время надевала чепец к приходу его величества.
    - С изяществом сороки, - сказал Чиффинч, - а тем временем оставила кошку сторожить сливки!
    - Ах, Чиффинч, твои поездки в деревню сделали тебя несносным грубияном! Взгляни, какие на тебе сапоги! А запачканные муслиновые манжеты придают твоим кулакам какой-то неотесанный, деревенский вид, иначе и не назовешь.
    - Взять бы да этими сапогами и кулаками выбить из тебя всю дурь, - проворчал сквозь зубы Чиффинч, а затем продолжал вслух тоном человека, который готов прервать спор, но лишь добившись у противника признания своей правоты: - Ведь ты же сама понимаешь, Кэт, что псе наше благополучие зависит от того, сумеем ли мы доставить удовольствие его величеству.
    - Предоставь это мне, - сказала она. - Я лучше тебя знаю, как угодить его величеству. Не думаешь ли ты, что король будет плакать, как мальчишка, у которого улетел воробей? Нет, у его величества не такой дурной вкус. Мне даже непонятно, Чиффинч, - продолжала она, переходя в наступление, - как это ты, считавшийся знатоком женских прелестей, поднял такой шум из-за этой деревенской девчонки! Да в ней нет даже пухлости домашней курочки! Она скорее похожа на костлявого жаворонка, которого и хватит-то всего на один глоток. Есть о чем заботиться: откуда пришла? куда ушла? Найдутся и получше ее, более стоящие внимания короля, даже если герцогиня Портсмутская и будет негодовать.
    - Ты имеешь в виду свою соседку миссис Нелли? - спросил ее достойный сожитель. - Ее песенка спета, Кэт. Она умна, но пусть ее ум послужит ей не в такой знатной компании <В "Дневниках" Эвелина есть любопытные строки, посвященные упомянутой здесь Нелл Гвин: "Я шел с ним (с королем Карлом II) по Сент-Джеймсскому парку, и мне довелось стать свидетелем весьма дружеской беседы между... (королем) и миссис Нелли, как тогда называли эту фаворитку из актрис; она сидела в саду, устроенном на плоской кровле ее дома, крыша которого была на уровне стены парка, а король стоял внизу, в аллее. Я был очень огорчен тем, что мне случилось увидеть". - "Дневники" Эвелина, том I, стр. 413. (Прим. автора.)>. В королевских покоях не говорят на жаргоне бродячих комедиантов.
    - Неважно, кого или что я имею в виду, - ответила миссис Чиффинч. - Говорю тебе, Том Чиффинч, твой господин легко утешится, потеряв чопорную пуританку, которую ты непременно хотел навязать ему. Как будто они мало досаждают ему в парламенте! Нет, надо еще затащить их к нему в спальню!
    - Ладно, Кэт, - сказал Чиффинч, - семь мудрецов не переспорят одну женщину, поэтому я лучше помолчу. Дай только бог, чтобы король был не в худшем расположении духа, чем ты думаешь. Мне велено сегодня сопровождать его величество по Темзе в Тауэр, где он собирается осматривать оружие и боевые припасы. Хорошо, что есть умные люди, которые мешают Раули заниматься делами, ибо, клянусь честью, у него есть к тому склонность.
    - Уверяю тебя, - сказала миссис Чиффинч, обращаясь скорее к собственному отражению в зеркале, чем к своему хитрому супругу, - уверяю тебя, мы найдем средство занять его величество так, что у него не останется ни одной свободной минуты.
    - Клянусь честью, - ответил Чиффинч, - я заметил, что ты очень изменилась и, сказать правду, стала чрезмерно самоуверенной. Я был бы счастлив, если бы у тебя были достаточные причины для этого.
    Госпожа Чиффинч высокомерно улыбнулась и сказала только:
    - Мне понадобится лодка. Я поеду сегодня вместе с королем.
    - Берегись, Кэт. Этого никто не смеет делать, кроме придворных дам первого ранга. Герцогиня Боултонская, герцогиня Бакингемская, герцогиня...
    - К чему мне этот перечень? Ты думаешь, я не смогу выглядеть такой же важной, как они? Я не хуже твоих герцогинь.
    - Знаю, ты не уступишь ни одной придворной даме, - ответил Чиффинч. - Что же, поступай, как хочешь. Пусть только Шобер не забудет приготовить легкую закуску и souper аи petit couvert <Ужин на несколько персон (франц.).> - на случай, если это понадобится нынче вечером.
    - Ну вот, этим начинается и оканчивается все твое хваленое знание двора! Чиффинч, Шобер и компания! Стоит разогнать эту компанию - и Тому Чиффинчу как придворному конец
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107