» в начало

Артур Конан Дойл - Торговый дом Гердлстон

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Артур Конан Дойл - Торговый дом Гердлстон
   Юмор
вернуться

Артур Конан Дойл

Торговый дом Гердлстон

- А теперь я пошел работать, и скоро вы сможете сами все прочесть. Вы должны благодарить небо, что среди вас есть человек, который снабжает вас самыми последними известиями. Желаю вам доброго вечера! - И он исчез, крепко держа свою шляпу с ее серебряной начинкой.
    Толпа рассыпалась на многочисленные возбужденно переговаривающиеся и жестикулирующие кучки, а потом и совсем разбрелась. Эзра Гердлстон выждал, чтобы рядом с редакцией никого не осталось, и быстро вошел туда.
    - Ну, что там еще? - сердито осведомился О'Флаэрти. (Он жил в состоянии хронического раздражения.)
    - Есть у вас второй экземпляр этой газеты?
    - Предположим, что есть.
    - За сколько вы его продадите?
    - Сколько даете?
    - Полсоверена.
    - Соверен!
    - Идет! - И Эзра Гердлстон вышел из редакции с нужными ему сведениями под мышкой.
    Вернувшись к себе в гостиницу, он медленно и внимательно прочел все, что касалось нового открытия. По-видимому, то, что он узнал, ему очень понравилось: читая, он посмеивался. Полностью удовлетворив свое любопытство, Эзра аккуратно сложил газету, спрятал ее во внутренний карман сюртука, а затем приказал оседлать себе лошадь и отправился в старательские поселки, чтобы известить их о случившемся.
    Две причины заставили Эзру скакать в этот октябрьский вечер по африканской степи. Во-первых, он хотел сам увидеть, какое впечатление произведет эта новость на старателей, а во-вторых, подобно всем злым натурам, Эзра испытывал удовольствие, когда мог сообщить другим что-нибудь неприятное. В поселках, несомненно, уже узнали роковую новость, но без подробностей. А младшему Гердлстону лучше, чем кому-либо другому, было известно, что это сообщение из Европы должно принести разорение и гибель множеству владельцев небольших участков, что оно разобьет тысячи надежд и обречет на горе и нищету людей, среди которых он провел последние два месяца. И все-таки его сердце билось столь же радостно, как сердце его отца в описанный выше день на лондонской бирже, и, пришпоривая коня, он мчался вперед сквозь сумрак, готовый вопить от восторга.
    Дорога от Кимберли до Ларкинс-Флэт была очень скверной, но светила полная луна, и молодой коммерсант легко находил путь. Когда он достиг гребня невысокого холма, по которому вилась дорога, внизу перед ним засверкали огни поселка. Было десять часов, когда он въехал на главную улицу, и ему сразу стало ясно, что он не ошибся и новость опередила его. Перед трактиром "Грикваленд" собралась большая толпа старателей, возбужденно между собой переговаривавшихся.
    Свет факелов озарял атлетические фигуры, пестрые рубахи и встревоженные бородатые лица. По-видимому тут собрался весь поселок, чтобы обсудить положение, и озабоченные взгляды и приглушенные голоса свидетельствовали, что оно представляется старателям очень серьезным.
    Едва молодой человек спрыгнул с лошади, как его окружили и забросали вопросами.
    - Вы ведь прямо из Кимберли? Это все правда, мистер Гердлстон? Скажите нам правду!
    - Дело скверно, друзья, - ответил Эзра, обводя взглядом круг хмурых лиц. - Я прочел все, что сообщает кейптаунский "Аргус". В России отыскали богатейшие поля. И, по-видимому, ошибки тут быть не может.
    - Как, по-вашему, цены и правда упадут, как там написано?
    - Боюсь, что да. У меня у самого немало камней, и я с радостью сбыл бы их за любую цену. Можно опасаться, что работать на своих участках вы теперь будете только в убыток.
    - И цена участков тоже упадет?
    - Разумеется.
    - Э-эй, погодите-ка, мистер! - крикнул тощий чумазый человечек, проталкиваясь вперед и хватая Эзру за рукав, чтобы привлечь к себе его внимание. - Да вы, никак, сказали, что цена участков упадет? Что-то вы путаете, верно? Ведь всякому ясно, что Россия - это одно, а мы тут - совсем другое. Правильно, ребята? - Он посмотрел вокруг умоляющим взглядом, ожидая подтверждения, и нервно усмехнулся.
    - Попробуйте продайте, - холодно ответил Эзра. - Если вы вернете хоть треть того, что отдали за свой участок, считайте, что вам повезло. Да неужели вы думали, что добываете алмазы для местного потребления? Их ведь экспортируют в Европу, а если Европа будет получать все, что ей нужно, из России, то кому вы станете продавать свои камни?
    - Это верно! - воскликнуло несколько голосов.
    - Я бы вам посоветовал, - продолжал Эзра, - продать все, что у вас есть, за любую самую убыточную цену, не то потом вы и вообще ничего не получите.
    - Нет, послушайте только! - воскликнул коротышка, вскидывая руки. - Меня прозвали Джим Неудачник, и так неудачником я, видно, и помру. Да вы послушайте, хозяин! Мы с Сэмми Уокером вложили в этот проклятый участок все свои деньги до последнего гроша - все, что заработали за девять лет тяжкого труда, а вы тут приезжаете и говорите, что все это пропало зря.
    - Ну, другим-то придется не слаще, чем тебе, - сказал кто-то в толпе.
    - Да, если так, нам всем будет плохо, - отозвался второй.
    - Надоело мне все это, - пробормотал Джим, проводя по глазам грязной рукой, оставившей темный след поперек его лица. - И ведь не в первый раз со мной так получается и не во второй! Такое уж мое невезение. Брошу карты - и все тут!
    - Пойдем лучше выпьем виски, - с грубоватым сочувствием заявил кто-то, и неудачника тут же затащили в "Грикваленд" искать утешения в многочисленных бутылках, которые украшали это заведение внутри. Однако алкоголь на этот раз утратил обычную силу, и маленький поселок был скован тяжким унынием. Оно владело не только Ларкинс-Флэтом. Страшная новость разнеслась по всем старательским поселкам с удивительной быстротой. В одиннадцать часов она поразила Клипдрифт, а в половине первого подняла на ноги и потрясла Хеброн. В три утра конный гонец влетел в Пенниэл, а в Уинтерраше еще до зари собрался старательский совет, чтобы обсудить случившееся. Всю эту зловещую ночь в длинной цепи поселков по реке Вааль царили отчаяние, бессильная ярость и гибель, а в пяти тысячах миль оттуда почтенный старик, чей хитрый ум измыслил причину всех этих горестей и бед, безмятежно почивал в своей мягкой постели, не тревожимый никакими сновидениями.
    Быть может, вышеупомянутый почтенный старец не сумел бы проспать эту ночь так сладко, если бы и его взору открылось то зрелище, которое на следующее утро предстало перед его сыном. Эзра переночевал в Ларкинс-Флэт в хижине гостеприимного старателя. Проснувшись, он неторопливо одевался, когда его хозяин, отправившийся подышать свежим воздухом, просунул голову в окошко.
    - Пойдите-ка сюда, мистер Гердлстон, - позвал он. - Вот смеху будет! Кто-то из ребят мертвецки напился, и его несут в поселок.
    Эзра накинул сюртук и выбежал наружу. И он и его приятель уже готовы были встретить приближающуюся процессию какой-нибудь подходящей шуткой, как вдруг они заметили, что позади идущих на дорогу ложится страшный след из красных пятен. Они кинулись навстречу, спрашивая, что произошло.
    - Это Джим Стюарт, - ответил один из носильщиков. - Ну тот, которого прозвали Неудачником.
    - Что с ним такое?
    - А он прострелил себе голову. Знаете, где мы его нашли? Прямо посередь его участка - руками вцепился в песок, а сам давно мертвый.
    - Душа, значит, была жидковата, если уж он вздумал стреляться, - сказал приятель Эзры.
    - Да, - согласился крупье из трактира. - Если бы он подождал новой сдачи, так, может, к нему пришли бы все козыри. Только Джиму всегда твердости не хватало, а вчера вечером он без конца твердил, что теперь-то уж никогда не сможет вернуться в Англию к жене и детям - последняя, говорил, была надежда. А выстрелил он в себя чистенько. Хотите взглянуть, мистер Гердлстон? - И он уже протянул руку, чтобы сдернуть окровавленный платок с лица покойника, но Эзра в ужасе отшатнулся.
    - Мистеру Гердлстону вроде как не по себе! - сказал кто-то.
    - Да, - ответил Эзра побелевшими губами. - Это меня расстроило. Я, пожалуй, хлебну коньяку.
    По дороге к хижине он задумался над тем, смутило бы случившееся его отца.
    - Наверное, он и это назвал бы частью нашей коммерческой ловкости, - с горечью пробормотал молодой человек. - Однако дело начато и никакие самоубийцы останавливать нас не должны!
    С этими словами он успокоил свои нервы большим глотком коньяка и приготовился к трудовому дню.

ГЛАВА XXI

НЕОЖИДАННЫЙ УДАР

    Паника, охватившая африканские алмазные поля, превзошла все ожидания тех, кто ее подстроил. Ничего подобного еще никогда не случалось в Южной Африке. Цена на алмазы непрерывно падала и вскоре стала настолько низкой, что ни один скупщик всего месяц назад не мог бы даже вообразить ничего подобного, а что касается участков, так владельцы с радостью уступали их за стоимость установленного на них оборудования. Конторы кимберлийских скупщиков и других дельцов днем и ночью осаждались толпами растерянных старателей, которые соглашались на любые цены, лишь бы спасти хоть что-то в катастрофе, которая, по их мнению, постигла алмазные поля Южной Африки. Наиболее дальновидные, а может быть, и самые отчаявшиеся продолжали разрабатывать свои участки, откладывая продажу найденных камней до того дня, когда, как они надеялись, цены вновь повысятся. Однако с каждой почтой из Кейптауна приходили все новые и новые подтверждения страшной новости, и число этих упорных старателей сокращалось, а оставшиеся совсем пали духом, так как рабочим надо было платить каждую неделю. А где было взять для этого деньги? Скупщики также заразились всеобщей тревогой, и никакие самые соблазнительные предложения не могли вынудить их расстаться с наличными деньгами в обмен на камни, которые грозили стать самым неходким товаром. Всюду властвовали горе и растерянность.
    Эзра Гердлстон не замедлил воспользоваться столь благоприятным положением вещей, но он был достаточно хитер, чтобы не привлекать внимания к себе и своим действиям. Во время первых своих поездок по окрестностям Кимберли он свел знакомство с отщепенцем по фамилии Фаринтош - с человеком, который некогда был священником и магистром в дублинском Тринити-колледж, но теперь превратился в забулдыгу-игрока с тощим кошельком и весьма загрубелой совестью. Однако он сохранил хорошие манеры и вкрадчивую речь, благодаря чему и привлек к себе внимание молодого коммерсанта. Дня через два после получения новостей из Европы Эзра послал за Фаринтошем и довольно долго сидел с ним на веранде гостиницы, обсуждая положение.
    - Видите ли, Фаринтош, - сказал он. - Ведь это может оказаться и ложной тревогой, не так ли?
    Бывший священник кивнул. Он не отличался многословием.
    - В таком случае те, кто будет покупать сейчас, отнюдь не прогадают.
    Фаринтош кивнул еще раз.
    - Разумеется, продолжал Эзра, - это очень похоже на правду. Однако я по опыту знаю, что вещь тем ненадежнее, чем надежнее она выглядит. Вот почему мне сейчас хочется рискнуть. Если я ошибусь, большого ущерба это мне не причинит, но ведь я могу и оказаться прав! Сюда я приехал, собственно говоря, чтобы посмотреть мир, но раз подвернулась такая возможность, упускать ее я не хочу
Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364656667686970