» в начало

Джейн Остен - Гордость и предубеждение

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джейн Остен - Гордость и предубеждение
   Юмор
вернуться

Джейн Остен

Гордость и предубеждение

Мэри просила разрешения пользоваться незерфилдской библиотекой, а Китти умоляла, чтобы зимой в Незерфилде почаще давались балы.
    С этого времени Бингли, естественно, сделался в Лонгборне ежедневным гостем. Он появлялся перед завтраком и уходил после ужина, если только какой-нибудь варвар-сосед - разумеется заслуживавший самой жестокой кары - не присылал ему приглашения на обед, от которого он не мог отказаться.
    Элизабет теперь не часто удавалось поговорить с Джейн, так как, пока Бингли находился в Лонгборне, последняя не могла уделять внимание кому-то другому. Однако она была полезна каждому из влюбленных в часы вынужденной разлуки. В отсутствие Джейн Бингли всегда доставлял себе удовольствие, разговаривая о ней с ее сестрой. А Джейн, когда не было Бингли, стремилась к подобному же утешению.
    - Я была счастлива, - сказала она однажды вечером, - когда узнала, что ему не было известно о моем приезде в Лондон прошлой весной. Мне такая мысль не приходила в голову.
    - А мне приходила, - ответила Элизабет. - Но как же, по его мнению, это могло случиться?
    - Все объясняется чувствами его сестер. Они не одобряли его знакомства со мной. И тут нет ничего удивительного, если подумать, как легко он мог сделать выбор, более удачный во всех отношениях. Но как только они увидят, - а я верю, что они это в самом деле увидят, - насколько он счастлив со мной, они примирятся с его женитьбой, и наши отношения снова станут хорошими. Правда, мы уже, конечно, не будем друг для друга тем, чем были когда-то.
    - Это самая суровая обвинительная речь, - сказала Элизабет, - которую я от тебя слышала. Добрая девочка! Мне, право,
    [252]
    будет досадно, если я увижу, что ты снова станешь предметом фальшивой привязанности мисс Бингли.
    - Ты только подумай, Лиззи, когда он в прошлом году уехал в Лондон, оказывается, он уже был сильно в меня влюблен. И если бы только не его уверенность в моем равнодушии, он бы непременно вернулся.
    - Он в самом деле допустил большую ошибку, но она делает честь его скромности.
    Это, естественно, вызвало со стороны Джейн целый панегирик деликатности Бингли и присущей ему недооценке собственных качеств.
    Элизабет была рада узнать, что Бингли не рассказал ей про вмешательство друга, так как это могло бы, несмотря на величайшее великодушие и незлобивость сестры, все же бросить тень на ее отношение к Дарси.
    - Я, несомненно, самое счастливое существо на земле! - воскликнула Джейн. - Лиззи, почему в нашей семье мне одной так повезло? Как бы мне хотелось, чтобы ты ощущала то же самое! Если бы только нашелся другой подобный человек для тебя!
    - Даже если бы ты мне предложила их сотню, я все же не могла бы стать такой же счастливой. Пока у меня не будет твоего характера и твоей доброты, не видать мне и твоего блаженства. Нет, нет, дай мне идти своим путем. И, быть может, если мне очень повезет, мне еще подвернется со временем второй мистер Коллинз.
    Событие в Лонгборне не могло долго сохраняться в секрете. Миссис Беннет позволила себе шепнуть о нем на ухо миссис Филипс, а та уже без всяких предосторожностей рассказала об этом всем меритонским знакомьм.
    Беннетов без промедления провозгласили самым удачливым семейством на свете, хотя всего несколько недель тому назад - сразу после побега Лидии - их злополучная фамилия была всеми вычеркнута из списка знакомых.

ГЛАВА XIV

    Однажды утром, спустя неделю после обручения Джейн, когда мистер Бингли и дамы семейства Беннет находились в комнате для завтрака, внимание всех привлек шум экипажа. За окном они увидели проехавшую по газону карету, запряженную четверкой лошадей. Для визитов было еще слишком рано, да и прибывший экипаж не принадлежал ни одному из соседей. Лошади были почтовым, а карета и ливреи сопровождавшей ее прислуги - никому не знакомы.
    Однако было очевидно, что кто-то все же приехал, и Бингли тотчас уговорил Джейн отправиться на прогулку, чтобы избавиться от участия в скучной церемонии приема гостей. Парочка удалилась, а оставшиеся тщетно высказывали догадки о том, кто бы это мог к ним пожаловать, когда дверь распахнулась и в комнату вошла леди Кэтрин де БЈр.
    [253]
    Все, разумеется, предвкушали нечто необычное, но то изумление, которое они на самом деле испытали, превзошло ожидания. И хотя миссис Беннет и Китти совсем не были с ней знакомы, даже они не были удивлены этим визитом так сильно, как Элизабет.
    Войдя в комнату с более, чем всегда, бесцеремонным видом, леди Кэтрин ничем, кроме легкого кивка, не ответила на приветствие Элизабет и, не говоря ни слова, уселась в кресло. Элизабет назвала матери имя ее светлости, хотя последняя даже не попросила ее представить.
    Миссис Беннет, будучи крайне польщена посещением столь высокой особы, старалась быть с ней крайне любезной. Просидев некоторое время в молчании, леди Кэтрин сухо спросила Элизабет:
    - Надеюсь, мисс Беннет, у вас все в порядке. Эта дама, я полагаю, ваша мать?
    Элизабет ответила утвердительно.
    - А это, должно быть, одна из ваших сестер?
    - О да, сударыня, - вмешалась миссис Беннет, радуясь возможности поговорить с леди Кэтрин. - Это моя предпоследняя дочь. Самая младшая у меня на днях вышла замуж. А старшая гуляет где-то в саду с молодым человеком, который, надеюсь, скоро станет членом нашей семьи.
    - У вас совсем маленький парк, - сказала леди Кэтрин после короткого молчания.
    - Смею заметить, миледи, что хоть его, разумеется, не сравнишь с Розингсом, он все же гораздо больше, чем у сэра Уильямса Лукаса.
    - В этой комнате нельзя проводить летние вечера. Окна выходят на запад.
    Миссис Беннет заверила ее, что комнатой в послеобеденное время не пользуются, и затем сказала:
    - Могу я осведомиться у вашей светлости, как здоровье мистера и миссис Коллинз?
    - В полном порядке. Я видела их позавчера вечером.
    Элизабет предполагала, что теперь на свет будет извлечено письмо, которое ей прислала Шарлотта, так как это могло быть единственной причиной подобного визита. Письмо, однако, не появилось, и она почувствовала себя окончательно озадаченной.
    Миссис Беннет любезнейшим образом предложила ее светлости немножко подкрепиться, но леди Кэтрин решительно, хотя и не слишком учтиво, отказалась. Затем, поднявшись, она сказала, обращаясь к Элизабет:
    - Мисс Беннет, там за газоном у вас, кажется, довольно живописные заросли. Я хотела бы их осмотреть, если вы составите мне компанию.
    - Ступай, дорогая, - воскликнула ее мать, - и проведи ее светлость по разным тропинкам. Надеюсь, вы останетесь довольны уединением.
    [254]
    Элизабет подчинилась. Сбегав к себе в комнату за зонтиком, она провела знатную гостью по лестнице. Проходя через холл, леди Кэтрин открыла двери в столовую и гостиную и, признав их после краткого осмотра довольно приличными, вышла из дома.
    У подъезда продолжала стоять карета, внутри которой Элизабет увидела знакомую камеристку ее светлости. В полном молчании они шли по гравиевой дорожке, которая вела к зарослям. Элизабет твердо решила не начинать разговора с посетительницей, поведение которой казалось более, чем обычно, высокомерным и вызывающим.
    "Что я могла находить в ней общего с ее племянником?" - думала она, всматриваясь в лицо спутницы.
    Как только они вошли в заросли, леди Кэтрин приступила к разговору.
    - Вы не можете недоумевать по поводу причины моего приезда. Причину должны были вам подсказать сердце и совесть.
    Элизабет посмотрела на нее с искренним изумлением.
    - Вы ошибаетесь, сударыня. Мне совершенно непонятно, чему я обязана этой честью.
    - Мисс Беннет, - продолжала ее светлость суровым тоном, - вам следовало бы знать, что я не позволяю с собой шутить. Если вы вздумали быть неискренней, меня на этот путь вы завлечь не сможете. Мой характер всегда славился откровенностью и прямотой, а в подобном деле я от них и подавно не отступлюсь. Два дня назад до меня дошло известие, которое меня крайне возмутило. Мне было сообщено, что не только ваша сестра готовится выгодно выйти замуж, но что и вы, мисс Элизабет, по-видимому, надеетесь вскоре сочетаться узами брака с моим племянником, моим собственным племянником, мистером Дарси. Конечно, я понимаю, насколько это гнусная выдумка. И хотя я не унижу моего племянника даже предположением, что это может случиться, я все же решила незамедлительно приехать сюда, чтобы вы сами могли узнать от меня, как я к этому отношусь.
    - Но если вы были убеждены в неправдоподобности такого известия, - сказала Элизабет, покраснев от удивления и досады, - мне непонятно, зачем вы взяли на себя труд ехать в такую даль. Чего вы, ваша светлость, хотели добиться?
    - Чтобы вы тут же полностью это известие опровергли.
    - Если подобный слух в самом деле распространился, - холодно заметила Элизабет, - ваш приезд в Лонгборн и встреча со мной и моей семьей скорее послужит его подтверждением.
    - Вы, кажется, сказали "если"?! Вы что же, хотите прикинуться, что вам о нем ничего не известно? Разве это не вы сами ухитрились его пустить? И вы же не знаете о его существовании?
    - До меня ничего подобного не доходило.
    - Вы можете подтвердить, что для него нет никаких оснований?
    - Я отнюдь не притязаю на ту искренность , которая свойст-
     [255]
    венна вашей светлости. Вы способны задавать мне вопросы, на которые я предпочитаю не отвечать.
    - Я этого не потерплю! Мисс Беннет, я требую, чтобы вы дали мне исчерпывающие объяснения. Правда ли он - в самом ли деле мой племянник сделал вам предложение?
    - Ваша светлость сочла это невозможным.
    - Это должно было быть невозможным, этого не могло случиться, если только ему не изменил рассудок. Но вы могли попытаться его завлечь и заставить уловками и соблазнами забыть в ослеплении свой долг перед собой и своей семьей. Вы могли заманить его в сеть.
    - Если бы я так поступила, от меня труднее всего было бы добиться признания в этом поступке.
    - Вы понимаете, мисс Беннет, с кем вы имеете дело? Я не привыкла, чтобы со мной так разговаривали. Будучи чуть ли не самой близкой его родственницей, я вправе знать, что таится в его душе.
    - Но вы не вправе знать, что таится в моей. А ваше поведение тем более не может склонить меня к откровенности.
    - Я хотела бы, чтобы вы правильно меня поняли. Подобному браку, о котором вы имели дерзость мечтать, не суждено состояться. Да, да, не суждено. Мистер Дарси обручен с моей дочерью. Ну-с, что вы теперь мне скажете?
    - Только одно. Если это действительно так, вы не могли бы предположить, что он просил моей руки
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566