» в начало

Джером К. Джером - Миссис Корнер расплачивается

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джером К. Джером - Миссис Корнер расплачивается
   Юмор
вернуться

Джером К. Джером

Миссис Корнер расплачивается

Именно это я и хочу сказать, – заявила миссис Корнер. – Мне нравится, когда мужчина – настоящий мужчина, а не тряпка.
     – Но ведь ты не хотела бы, чтобы Кристофер, я хочу сказать, мистер Корнер, был таким, – возразила ее близкая подруга.
     – Я вовсе не требую, чтобы он был таким всегда, но мне было бы приятно чувствовать, что он способен вести себя по мужски.
     – Вы сказали мистеру Корнеру, что завтрак готов? – обратилась миссис Корнер к обслуживающему ее персоналу, каковой только что внес в комнату чайник и три яйца всмятку.
     – Да, сказала, – ответил персонал сердитым тоном.
     Персонал виллы "Акация" в Равенскорт парке, представленный единственной служанкой, постоянно пребывал в дурном настроении. Стоило послушать, каким негодующим тоном он произносил свои утренние и вечерние молитвы.
     – И что он вам ответил?
     – Сказал, что спустится, как только оденется.
     – Никто не требует, чтобы он спустился раньше, – заметила миссис Корнер, – но, когда я позвала его снизу пять минут тому назад, он крикнул в ответ, что надевает воротничок.
     – Позовите его сейчас, и он ответит то же самое, – высказал свое мнение персонал. – Когда я заглянула к нему, он ползал на четвереньках и искал под кроватью запонку.
     Миссис Корнер задумалась, держа чайник в руке. Потом она спросила:
     – А он говорил что нибудь при этом?
     – Говорил? С кем? Мне некогда стоять и болтать.
     – Сам с собой, – пояснила миссис Корнер. – Может быть, он ругался? – Она оживилась, и в голосе ее прозвучала нотка надежды.
     – Ругался? Он? А разве он умеет?
     – Вы больше мне не нужны, Гарриэта, можете идти, благодарю вас, – сказала миссис Корнер.
     Стукнув чайником о стол, она с горечью воскликнула:
     – Даже эта девчонка презирает его!
     – Может быть, – предположила мисс Грин, – он уже кончил ругаться, когда пришла Гарриэта?
     Но миссис Корнер ничем нельзя было утешить.
     – Кончил! Любой настоящий мужчина ругался бы всё время без передышки.
     – А может быть, – предположила подруга, постоянная защитница провинившегося мужа, – он и ругался, а она не слышала. Понимаешь, если он засунул голову далеко под кровать…
     Дверь открылась.
     – Простите, что я опоздал! – приветливо воскликнул мистер Корнер, торопливо входя в столовую.
     Мистер Корнер считал своим долгом быть всегда приветливым по утрам. "Встречайте улыбкой наступающий день, и он, прощаясь, благословит вас" – было девизом, который миссис Корнер за шесть месяцев и три недели своего замужества слышала ровно двести два раза от своего мужа за несколько минут до того, как он вставал с постели. Подобные изречения житейской мудрости занимали немалое место в размеренной жизни мистера Корнера. Ассортимент подобных изречений, выведенных изящным шрифтом на карточках одинакового размера, красовался в рамке его зеркала для бритья и каждое утро подавал ему мудрые советы.
     – Ты нашел запонку? – осведомилась миссис Корнер.
     – Странные бывают вещи, – ответил мистер Корнер, садясь за стол. – Я собственными глазами видел, как она покатилась под кровать. Может быть…
     – Только не проси меня взяться за поиски, – перебила его миссис Корнер. – Ползать на четвереньках, стукаясь головой о железные прутья кровати! Воображаю, как бы другие ругались, проделывая всё это!
     Она сделала ударение на слове "другие".
     – Вовсе не плохо воспитывать свой характер, – заметил мистер Корнер, – заставляя самого себя время от времени терпеливо выполнять обязанности, сопряженные с…
     – Если ты начнешь разглагольствовать, то запутаешься в каком нибудь длинном периоде и не выпутаешься до конца завтрака, – выразила опасение миссис Корнер.
     – Мне будет жаль, если с запонкой что нибудь случится, – сказал мистер Корнер, – хотя ее ценность не так уж…
     – Я поищу ее после завтрака, – вызвалась любезная мисс Грин. – У меня врожденная способность находить то, что теряют другие.
     – Заранее в этом убежден, – галантно подтвердил мистер Корнер, разбивая ложечкой скорлупу яйца. – От таких лучезарных глаз, как ваши, ничто…
     – Тебе осталось всего десять минут, – напомнила ему жена. – Нельзя же так копаться с завтраком.
     – Мне бы очень хотелось, – сказал мистер Корнер, – хоть изредка заканчивать начатую мной фразу.
     – Вряд ли тебе это когда нибудь удастся, – заверила его миссис Корнер.
     – Мне хотелось бы хоть попробовать, – вздохнул мистер Корнер, – вот как нибудь на днях…
     – Ах, я забыла спросить тебя, дорогая, как ты сегодня спала? – обратилась миссис Корнер к своей подруге.
     – На новом месте, да еще в первую ночь, я всегда плохо сплю, – объяснила мисс Грин. – К тому же, я была немного возбуждена.
     – Как я жалею, – сказал мистер Корнер, – что вчера нам не показали более удачное произведение этого прекрасного драматурга. Когда в театре бываешь так редко…
     – Хочется развлечься по настоящему, – перебила его миссис Корнер.
     – Но мне кажется, – сказала ее подруга, – что я еще никогда в жизни так не смеялась.
     – Да, пьеса была забавной. Я сам смеялся, – признал мистер Корнер. – Но вместе с тем не скрою, что считаю пьянство темой, мало…
     – Да он вовсе не был пьян, – возразила миссис Корнер, – он был в меру весел и общителен.
     – Дорогая моя! – протестующе воскликнул мистер Корнер. – Он буквально не мог держаться на ногах.
     – Зато он был гораздо занятнее тех, кто держится, – отпарировала миссис Корнер.
     – Пойми, дорогая Эми, – наставительно сказал мистер Корнер, – что мужчина может быть занятным, не будучи пьяным, и точно так же – быть пьяным, вовсе не будучи…
     – Ах, мужчине идет, если он иногда позволяет себе что нибудь лишнее.
     – Но, дорогая моя…
     – И ты сам, Кристофер, только выиграл бы, если бы позволял себе что нибудь лишнее – иногда!
     – Мне бы хотелось, – сказал мистер Корнер, передавая жене свою пустую чашку, – чтобы ты не говорила того, чего не думаешь. Если бы кто нибудь тебя услышал…
     – Больше всего меня злит, – воскликнула миссис Корнер, – утверждение, что я говорю одно, а думаю другое!
     – Так зачем это делать? – поинтересовался мистер Корнер.
     – Я этого и не делаю. Я хочу, чтобы ты иногда вел себя, как другие, понимаешь – хочу! – объяснила миссис Корнер.
     – Вряд ли ты хочешь сказать, дорогая моя, – продолжал настаивать ее муж, – что ты искренне "читаешь, будто я только выиграю, если стану пьянствовать, хотя бы даже изредка.
     – Я не говорила о пьянстве, я сказала: "Позволить себе что нибудь лишнее".
     – А я как раз позволяю себе кое что в умеренных дозах, – объяснил мистер Корнер. – "Умеренность во всем" – вот мой девиз.
     – Я давно это знаю, – ответила миссис Корнер.
     – Всего понемногу и… – На этот раз мистер Корнер сам остановился на середине фразы. – Боюсь, – сказал он, вставая, – что нам придется отложить дальнейший спор на эту интересную тему. А теперь, дорогая, если тебе не трудно, выйди со мной в коридор, я должен обсудить с тобой некоторые хозяйственные мелочи.
     Хозяин и хозяйка протиснулись мимо гостьи и закрыли за собой дверь. Гостья продолжала завтракать.
     – Как я этого хочу! – в третий раз повторила миссис Корнер, вновь усаживаясь за стол через несколько минут. – Я бы отдала всё на свете, всё, – повторила она с горячностью, – чтобы Кристофер хоть немного походил на обыкновенного настоящего мужчину.
     – Но ведь он всегда был таким, как сейчас, – напомнила ей подруга.
     – Во время помолвки, конечно, естественно, что мужчина ведет себя безупречно. Но я не думала, что он всегда будет таким.
     – Мне кажется, что он – на редкость славный малый. А ты – одна из тех, кто не умеет ценить своего счастья.
     – Я знаю, что он славный, – согласилась миссис Корнер, – и я очень его люблю. Но именно потому, что я его люблю, я не хочу краснеть за него. Я хочу, чтобы он был настоящим мужчиной и делал всё то, что делают остальные мужчины.
     – А разве решительно все остальные мужчины ругаются и при удобном случае напиваются?
     – Конечно, как же иначе? – авторитетным тоном промолвила миссис Корнер. – Мужчина должен быть мужчиной, а не мокрой курицей.
     – А ты когда нибудь видела пьяного мужчину? – спросила ее подруга, грызя кусочек сахара.
     – Сколько угодно, – ответила миссис Корнер, облизывая свои пальцы, запачканные вареньем.
     Этим миссис Корнер хотела сказать, что она пять или шесть раз в своей жизни побывала в театре, выбирая из репертуара британского театра пьесы преимущественно развлекательного характера. А в реальной действительности она в первый раз столкнулась с этим явлением только через месяц после вышеописанного разговора, давно забытого наиболее заинтересованными в нем лицами, – и никто не мог быть более удивлен всем происходящим, чем миссис Корнер.
     Как это с ним случилось, мистер Корнер никогда не мог во всех подробностях вспомнить. Он не принадлежал к людям, для которых существуют проповедники трезвости. Свой "первый бокал" он выпил так давно, что даже не помнил, когда это было, и с той поры перепробовал содержимое многих других бокалов. Но еще никогда мистер Корнер не переходил и не испытывал искушения перейти границы своей любимой добродетели – умеренности.
     "У нас была на двоих одна бутылка кларета, – не раз припоминал впоследствии мистер Корнер, – добрую половину которой выпил он. А затем он вытащил маленькую Зеленую фляжку. Он сказал, что этот напиток приготовлен из груш и что в Перу его берегут специально для детских праздников. Конечно, он мог сказать это в шутку, но, так или иначе, мне совершенно непонятно, как одна единственная рюмка… не мог же я выпить больше одной рюмки, пока он рассказывал свои истории…"
     Тут была неясность, которая мучила мистера Корнера.
     Этот "он", который рассказывал свои истории, приведшие к столь плачевным результатам, был некий Билль Дамон, дальний родственник мистера Корнера, старший помощник капитана парохода "Фортуна". Они не видели друг друга с детства и вдруг случайно встретились на Лиденголстрит.
     "Фортуна" должна была, на рассвете отчалить от пристани св. Екатерины и отплыть в Южную Америку, так что опять могли пройти годы, прежде чем они встретятся вновь. Как указал мистер Дамон, сама судьба свела их, чтобы они могли уютно пообедать вечерком в капитанской каюте "Фортуны"
Страницы: 123