» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

Завладев одновременно и монетой и рукой, в которой она лежала, я спросил:
    - Что же, мне умереть без вас или жить для вас?
    - Как хотите. Не мне за вас выбирать.
    - Я должен услышать приговор из ваших уст: могу я надеяться или вы обрекаете меня на изгнание?
    - Уходите... Разлуку я могу перенести.
    - Может быть, я тоже смогу вас покинуть, но скажите мне, Шерли, дитя мое, повелительница моя, сами скажите, что мне делать?
    - Умрите без меня, если хотите. Живите для меня, если не боитесь.
    - Я не боюсь вас, моя тигрица, и с этой минуты до самой смерти я буду жить с вами и для вас. Наконец-то я покорил вас! Теперь вы моя, и я уже никогда вас не выпущу. Где бы я ни жил, я уже избрал себе супругу. Если останусь в Англии - вы будете жить здесь, если отправлюсь за океан - вы последуете за мной. Мы связаны друг с другом навечно, теперь у нас одна судьба.
    - Значит, теперь мы равны, сэр? Наконец-то равны?
    - Вы моложе, слабее, легкомысленнее, невежественнее.
    - Но вы будете со мной добрым, не станете меня тиранить?
    - А вы не стесните мою свободу, позволите мне идти своим путем? Не улыбайтесь в такую минуту! Все плывет и преображается вокруг меня, солнце загорается ослепительным алым цветом, небо становится фиолетовым водоворотом...
    Я крепкий человек, но в тот миг у меня подгибались ноги. Все ощущения усилились, обострились; цвета стали ярче, движения быстрее, сама жизнь как будто ускорила ход. Какое-то мгновение я почти не различал ее лица и слышал только голос - беспощадно нежный. Пойми она, что со мной происходит, она бы из жалости поступилась частицей своей красоты!
    - Вы назвали меня тигрицей, - сказала она. - Помните же, что тигрицу нельзя укротить.
    - Укрощенная или нет, дикая или усмиренная, вы - моя.
    - Я рада, что знаю своего укротителя, я к нему привыкла. Отныне я буду повиноваться только его голосу, управлять мною будет только его рука, отдыхать я буду только у его ног.
    Я отвел ее обратно к креслу и сел возле нее. Я хотел слышать ее снова и снова, звуками ее голоса я мог бы упиваться вечно.
    - Вы меня очень любите? - спросил я.
    - Ах, вы же сами знаете! Я не стану повторять, не стану вам льстить.
    - Но я еще и половины не знаю! Мое сердце жаждет слов любви. Если бы вы знали, как оно истосковалось, как оно ненасытно, вы бы поспешили утолить его жажду хотя бы двумя ласковыми словами.
    - Бедный Варвар! - сказала она, похлопывая меня по руке. - Бедняга, верный мой друг! На место, баловень, на место!
    - Я не пойду на место, пока вы не одарите меня хоть одним нежным словом.
    И наконец она меня одарила:
    - Дорогой Луи, любите меня вечно и никогда не оставляйте. Жизнь потеряет для меня всякий смысл, если я не смогу пройти ее рука об руку с вами.
    - Скажите еще что-нибудь!
    Повторяться было не в ее обычае. Шерли переменила тему.
    - Сэр, - сказала она, вставая, - вам грозит большая опасность, если вы вздумаете снова возвращаться к таким низменным вещам, как деньги, бедность или неравенство. Не вздумайте мучить меня щепетильностью и всякими несносными сомнениями. Я запрещаю вам говорить об этом!
    Кровь бросилась мне в лицо, и в который раз я посетовал, что сам я столь беден, а она столь богата! Заметив мое огорчение, Шерли так ласково погладила мою руку, что я тут же забыл про свои горести и снова вознесся на вершину блаженства.
    - Мистер Мур! - сказала она, подняв на меня свой открытый, нежный, серьезный взор. - Учите меня, помогайте мне быть хорошей. Я не прошу освободить меня от всех забот и обязанностей, налагаемых моим состоянием, но прошу разделить их со мной и наставить меня, как мне лучше исполнить свой долг. Вы судите здраво, у вас доброе сердце и твердые принципы. Я знаю, что вы умны, чувствую, что вы милосердны, и верю, что вы добросовестны. Будьте же моим спутником на жизненном пути, руководите мной там, где у меня нет опыта, будьте моим судьей, когда я ошибусь, будьте моим другом всегда и везде!
    Клянусь, я все это исполню!"

x x x

    Вот еще несколько страниц из той же записной книжки; если они тебе не по нраву, читатель, можешь их пропустить.
    "Симпсоны уехали, но еще до их отъезда все открылось и разъяснилось. Должно быть, меня выдало мое поведение или то, как я смотрел на Шерли. Я вел себя ровно, но временами забывал про осторожность. Иногда я оставался с Шерли в комнате дольше, чем обычно: я не мог и минуты пробыть без нее и то и дело возвращался туда, где одно ее присутствие согревало меня, как солнце Варвара. Если она выходила из дубовой гостиной, я тоже невольно поднимался и шел за ней следом. Шерли не раз упрекала меня за это, но я поступал по-прежнему в какой-то смутной надежде обменяться с ней хоть словом в прихожей или еще где-нибудь. Вчера, уже в сумерках, мне удалось поговорить с ней наедине минут пять в прихожей у камина. Мы стояли рядом, она подшучивала надо мной, а я наслаждался звуком ее голоса. Девицы Симпсоны прошли мимо, посмотрели на нас, но мы не разошлись; вскоре они снова прошли через прихожую и снова посмотрели на нас. Появилась миссис Симпсон; мы не тронулись с места. Затем сам мистер Симпсон открыл двери столовой. Надув губки и вскинув голову, Шерли сверкнула на него глазами, полными презрения за столь недостойное шпионство. Ее строгий взор недвусмысленно говорил: "Мне нравится общество мистера Мура. Посмейте только что-нибудь сказать!"
    Я спросил:
    - Вы хотите, чтобы он обо всем догадался?
    - Да, - ответила она. - А потом будь что будет. Скандала все равно не избежать, я не стараюсь его ускорить, но и не страшусь, только вы непременно должны быть рядом, потому что мне смертельно надоело объясняться с ним с глазу на глаз. В ярости он крайне непригляден; тогда он сбрасывает с себя обычную маску учтивости и тонкого обращения и обнажает свою сущность человека, которого вы бы назвали commun, plat, bas - vilan et un peu mechant*. У него нечистые мысли, мистер Мур; их надо бы промыть хорошенько мылом и прочистить песком. Если бы он мог присоединить свое воображение к содержимому корзины для грязного белья и попросил бы миссис Джилл прокипятить все это в баке с дождевой водой и порошком для отбелки, - надеюсь, вы оцените мои способности прачки! - это принесло бы мистеру Симпсону неоценимую пользу.
    ______________
    * Заурядным, пошлым и низким, противным, а порой и злобным (франц.).
    Сегодня рано утром на лестнице послышались ее шаги, и я тотчас спустился в гостиную, где мы обычно завтракали. Я не ошибся: Шерли была там и заканчивала вышивку в подарок Генри. Она поздоровалась со мной холодно, так как в комнате еще убирала горничная. Временно я удовлетворился и этим; спокойно взял книгу и сел у окна. Даже когда мы остались одни, я не стал беспокоить Шерли; сидеть с нею вместе уже было счастьем, вполне соответствовавшим этому раннему утру, - счастьем безмятежным, еще неполным, но все возрастающим. Я знал, что моя навязчивость встретила бы резкий отпор. "Для поклонников меня нет дома", - было написано на ее челе. Поэтому я продолжал читать книгу, лишь время от времени украдкой поглядывая на Шерли. Черты ее постепенно смягчились, ибо она почувствовала, что я уважаю ее чувства и наслаждаюсь спокойствием этой минуты.
    Отчужденость исчезла, ледок незаметно расстаял. Меньше чем через час я уже сидел возле нее, любовался ее рукодельем, упивался ее нежными улыбками и веселыми речами, которыми она щедро меня одаривала. Мы сидели рядом, на что имели полное право, и моя рука покоилась на спинке ее стула. Я сидел так близко, что мог сосчитать стежки ее шитья и различить ушко иголки. Внезапно дверь распахнулась.
    Я уверен, что, если бы я отпрянул от нее, Шерли стала бы меня презирать, но - спасибо моему обычному хладнокровию - я редко пугаюсь! Когда мне хорошо, приятно и удобно, меня трудно сдвинуть с места, а в ту минуту мне было очень хорошо, и потому я остался сидеть, даже не пошевельнувшись и едва взглянув на дверь.
    - Доброе утро, дядюшка, - сказала Шерли, обращаясь к фигуре, остолбеневшей на пороге.
    - Давно ли вы спустились, мисс Килдар, и давно ли сидите здесь наедине с мистером Муром?
    - Да, очень давно. Мы оба пришли сюда рано, едва рассвело.
    - Это неприлично...
    - Когда-то это было действительно неприлично: я вела себя слишком грубо, невежливо, но теперь - вы, наверное, это заметили - мы стали друзьями.
    - Я замечаю гораздо больше, чем вам бы хотелось.
    - Едва ли, сэр, - сказал я, - нам нечего скрывать. Кстати, хочу вам заметить, что отныне вы можете со всеми замечаниями обращаться также и ко мне. Я буду впредь оберегать мисс Килдар от всяких неприятностей.
    - Вы? Какое отношение вы имеете к мисс Килдар?
    - Я намерен ее защищать, охранять и служить ей.
    - Вы, сэр? Вы, какой-то учителишка?
    - Ни одного оскорбительного слова, сэр! - вмешалась Шерли. - Ни одного непочтительного звука по отношению к мистеру Муру в моем доме!
    - Вы становитесь на его сторону?
    - На его сторону? О да!
    С внезапной нежностью она обернулась ко мне, и я обвил рукой ее стан. Мы оба встали.
    - Божжа правый! - возопила, вся дрожа, облаченная в халат фигура.
    Должно быть, этот "божжа" был дядюшкиным богом домашнего очага: когда его что-нибудь выводило из себя, мистер Симпсон всегда призывал этого идола.
    - Войдите в комнату, дядюшка, вы должны знать все. Скажите ему, Луи.
    - Пусть только посмеет! Нищий! Плут! Лживый лицемер! Подлый, вкрадчивый, бесчестный слуга! Прочь от моей племянницы, сэр, отпустите ее!
    Шерли в ответ лишь теснее прильнула ко мне.
    - Со мной рядом мой будущий супруг, - сказала она. - Кто осмелится тронуть нас хоть пальцем?
    - Супруг?
    Мистер Симпсон всплеснул руками и рухнул в кресло.
    - Еще недавно вам очень хотелось узнать, за кого я собираюсь замуж. Уже тогда мое решение было принято, но говорить о нем было еще рано. Теперь оно созрело, подрумянилось на солнце и налилось всеми соками, как спелый персик: я выхожу за Луи Мура!
    - Нет, вы за него не выйдете! - дико завопил мистер Симпсон. - Он вас не получит!
    - Я скорее умру, чем выйду за другого. Я умру, если он не будет моим.
    Слова, которые он прокричал ей в ответ, недостойны страниц этой записной книжки.
    Шерли побледнела как смерть и задрожала всем телом: силы оставили ее. Я уложил ее на кушетку, боясь, как бы она не лишилась чувств, но она открыла глаза и божественной улыбкой успокоила меня
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113