» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

Но вот как будто иона сама.
    - Ты прав, - однако она пришла на полчаса раньше, чем всегда. Что это ты так рано, дитя мое? Я еще не успела позавтракать.
    Слова эти были обращены к девушке, появившейся в комнате; зимняя накидка, падавшая изящными складками, скрывала ее стройную фигурку.
    - Мне не терпелось узнать, как вы оба себя чувствуете. Вы, должно быть, расстроены тем, что случилось ночью? Дядя сейчас за завтраком рассказал мне обо всем.
    - Не правда ли, какая неслыханная наглость! Так ты нам сочувствуешь? И дядя твой тоже нам сочувствует?
    - Дядя возмущен. Но ведь он ездил с вами, Роберт, на пустошь в Стилбро?
    - Ну как же! Мы с ним отправились туда в самом воинственном настроении; но пленники, которых мы собралась выручать, встретились нам по дороге.
    - Никто не пострадал?
    - Нет, только у Джо на руках были ссадины от веревок, которыми его скрутили.
    - А вас там не было? Вы не присутствовали при нападении?
    - Увы! Человеку редко выпадает удача находиться там, где следовало бы!
    - А куда вы едете сейчас? Мергатройд седлает вашу лошадь во дворе.
    - В Уинбери. Сегодня базарный день.
    - Мистер Йорк тоже отправился туда. Он проехал мимо меня в своей двуколке. Вот бы вам и вернуться вместе!
    - Почему?
    - Вдвоем всегда лучше, чем одному; кроме того, никто не питает вражды к мистеру Йорку; уж во всяком случае не бедняки.
    - Следовательно, я буду как бы под охраной, я, которого все ненавидят?
    - Скорее не понимают, это, пожалуй, будет вернее. Вы поздно вернетесь? Он поздно приедет, Гортензия?
    - По всей вероятности; у него всегда много деловых встреч в Уинбери; ну, а ты, девочка, принесла свою тетрадь?
    - Да. Когда же вы вернетесь, Роберт?
    - Обычно я возвращаюсь часам к семи. А вам хочется, чтобы я вернулся пораньше?
    - Постарайтесь быть дома засветло - часам к шести; в семь уже темнеет.
    - А чего я должен опасаться, Каролина? Что угрожает мне в темноте?
    - Я и сама толком не знаю, но все мы сейчас тревожимся за друзей. Дядя часто говорит, что сейчас время неспокойное, что фабрикантов здесь не любят.
    - И я один из самых нелюбимых, не так ли? Вы не хотите говорить открыто, а в глубине души опасаетесь, что я разделю участь Пирсона! Но ведь он погиб у себя в доме - пуля влетела в окно в ту минуту, когда он поднимался по лестнице в спальню.
    - Энн Пирсон показывала мне пулю, застрявшую в двери, - печально сказала Каролина, складывая на столике у стены свою накидку и муфту. - Не забывайте, что вдоль всей дороги до Уинбери тянется живая изгородь, а возле Филдхеда вам придется ехать через рощу. Возвращайтесь к шести часам или еще раньше.
    - Он вернется раньше, - заявила Гортензия. - Ну-с, девочка, теперь повторяй свои уроки, а я тем временем замочу горох для супа.
    И она вышла из комнаты.
    - Так вы считаете, что я нажил себе много врагов, - заметил Мур, - и уверены, что друзей у меня нет?
    - Это неверно; у вас есть друзья, Роберт: ваша сестра, ваш брат Луи, - еще не знакомый мне, - мистер Йорк, мой дядя, да и многие другие.
    - Вам, наверное, трудно было бы назвать этих "многих других", - с улыбкой возразил Мур. - Покажите-ка мне лучше свою тетрадь. Ого, да вы старательны в чистописании! Вероятно, сестра моя требовательна и строга; она старается сделать из вас примерную фламандскую школьницу. Что-то ждет вас в жизни, Каролина? Пригодится ли вам французский язык, рисование, да и все, чему вы еще обучитесь!
    - Вы правильно сказали - чему я обучусь; что скрывать - пока Гортензия со мной не занималась, мои знания были весьма скудными; а что ждет меня - не знаю, наверное, буду хозяйничать в доме дяди до тех пор, пока...
    Она замялась и умолкла.
    - Пока что? Пока он не умрет?
    - Ах, что вы! Нехорошо так говорить! У меня этого и в мыслях не было, ведь ему всего пятьдесят пять лет. Нет, до тех пор, пока... пока у меня не появятся другие обязанности.
    - Весьма неопределенное будущее! И оно вас удовлетворяет?
    - Прежде удовлетворяло. Дети, как известно, ни над чем не задумываются, а живут только в своем особом фантастическом мирке. Но теперь мне этого уже недостаточно.
    - Почему?
    - У меня нет денег, я ничего не зарабатываю.
    - Ах вот оно что, Лина, и вам тоже хочется зарабатывать деньги?
    - Да, мне хотелось бы работать; будь я мальчиком, все было бы проще, я могла бы с легкостью научиться настоящему делу и проложить себе дорогу в жизни.
    - Любопытно - что же это за дорога?
    - Я могла бы научиться вашему ремеслу, ведь вы все-таки мой родственник и не отказались бы обучить меня кое-чему. Я бы вела конторские книги и переписку во время ваших отлучек. Я знаю, вы стремитесь разбогатеть и выплатить долги вашего отца, вот я и помогла бы вам нажить состояние.
    - Помогли бы мне? Вам следовало бы думать о самой себе.
    - Я так и делаю. Но неужели люди должны думать только о себе?
    - О ком же еще думать? О ком я смею думать? Бедные не должны быть щедры на чувства, им следует их ограничивать.
    - Нет, Роберт...
    - Да, Каролина. В бедности поневоле становишься эгоистичным, мелочным, вечно недовольным. Бывает, правда, что сердце бедняка, согретое лучами любви, готово пустить свежие побеги, подобно вешней зелени в саду; оно чувствует, что для него настала пора одеться молодой листвой, может быть, расцвести, но бедняк не смеет поддаваться обольщению, он обязан воззвать к благоразумию, которое своим холодным, как северный ветер, дыханием заморозит это цветение.
    - Что же, в хижинах счастье невозможно?
    - Видите ли, я имею в виду не привычную бедность рабочего, но стесненное положение человека в долгах. Образ промышленника, живущего в неослабной борьбе и напряжении, изнемогающего от забот, всегда стоит перед моим взором.
    - Забудьте о своих тревогах, надейтесь на удачу; вас слишком неотвязно терзают одни и те же мысли. Не сердитесь на мою смелость, но мне кажется, что ваше представление о счастье не совсем правильно, так же как не совсем правильно, не совсем справедливо...
    Она замялась.
    - Я слушаю вас внимательно.
    - Ваше обращение (смелее! Надо же сказать правду!), не отношение, а именно обращение со здешними рабочими...
    - Вам давно хочется поговорить со мной об этом, Каролина?
    - Давно.
    - Я, может быть, несколько суров с ними, но это оттого, что сам я человек молчаливый, замкнутый, мрачный, а вовсе не от гордости. Да и мне ли гордиться в моем положении?
    - Но ваши рабочие - это живые люди, а не бездушные предметы, как ваши станки и стригальные машины. Со своими вы ведь совсем другой.
    - Для своих я не чужеземец, каким меня считают йоркширские мужланы. Я мог бы, конечно, разыгрывать из себя доброжелателя, но притворство не мое forte*. Я считаю их неразумными и тупыми; они чинят всевозможные препятствия на моем пути к успеху. Я обращаюсь с ними по справедливости - как они того заслуживают.
    ______________
    * Сильная сторона (итал.).
    - Тогда трудно рассчитывать, что вы завоюете их расположение!
    - Я к этому и не стремлюсь.
    - Увы!
    Юная наставница тяжело вздохнула и покачала головой; видно было, что ей очень хочется в чем-то убедить своего кузена, но она бессильна это сделать. Склонив голову над грамматикой, она принялась искать урок, заданный ей на сегодня.
    - Боюсь, что я не особенно добрый и привязчивый человек, Каролина. Мне достаточно привязанности немногих.
    - Роберт, не будете ли вы так любезны очинить мне два-три перышка?
    - Пожалуйста, и вдобавок разлиную вам тетрадку, а то у вас строчки всегда ложатся косо... Вот так... теперь давайте перья. Вам очинить их тонко?
    - Как вы всегда чините для меня и Гортензии; не с широкими концами, как для себя.
    - Будь я учителем, как Луи, я остался бы дома и посвятил бы все утро вам и вашим занятиям. А мне придется провести весь день на складе шерсти Сайкса.
    - Но вы заработаете много денег.
    - Скорее потеряю их.
    Когда он кончил чинить перья, к калитке подвели оседланную и взнузданную лошадь.
    - Вот и Фред уже меня ждет, пора идти; посмотрю только, как в нашем садике хозяйничает весна.
    Он вышел в сад. Там, у фабричной стены, на солнце расцветала ласкающая взгляд полоса свежей зелени и цветов - подснежники, крокусы, даже примулы. Мур нарвал букетик, вернулся в гостиную, достал из рабочей шкатулки сестры шелковинку, перевязал его и положил на письменный стол перед Каролиной.
    - Всего хорошего!
    - Спасибо, Роберт, какая прелесть! На цветах словно сверкают еще отблески солнца и лазурного неба! Всего хорошего!
    Мур направился к выходу. Внезапно он остановился в дверях, как бы собираясь что-то сказать, но так ничего и не сказал; потом вышел за калитку и уже сел было на лошадь и вдруг соскочил с седла, бросил поводья Мергатройду и вернулся в комнату.
    - Я забыл взять перчатки, - заметил он, подойдя к столику у двери. - Кстати, вас ждут сегодня вечером какие-нибудь неотложные дела, Каролина? - добавил он как бы между прочим.
    - У меня их не бывает; я обещала, правда, связать детские носочки для благотворительной корзинки по просьбе миссис Рэмсден, но это может подождать.
    - Ох уж эта корзинка!.. Название, правда, ей дано подходящее, нельзя и представить себе ничего более благотворительного, чем ее вещицы и цены; по вашей лукавой улыбке я вижу, что вы и сами это понимаете. Итак, забудьте о вашей корзинке и оставайтесь на весь день у нас. Это немного развлечет вас, а дядюшка, надеюсь, не заплачет в одиночестве?
    Каролина улыбнулась.
    - Разумеется, нет.
    - Что ему сделается, старому вояке! - пробормотал Мур. - Словом, оставайтесь у нас; пообедаете с Гортензией, ей это будет приятно, а я вернусь сегодня пораньше, и вечером мы почитаем вслух. Луна восходит в половине девятого, и в девять я провожу вас домой. Согласны?
    Она кивнула головой, и глаза ее вспыхнули радостью.
    Мур помедлил еще немного. Он наклонился над письменным столом и заглянул в грамматику Каролины, повертел в руках перо, затем букет; у ворот лошадь от нетерпения била копытом; Мергатройд покашливал и крякал у калитки, недоумевая, что могло задержать его хозяина
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113