» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

    - И ты никого из них не знаешь?
    - Знаю Ханну, Гарриет, Дору и Мэри Сайкс.
    - И что же, они меня ругали?
    - Некоторые - да; они называли вас мизантропом; я даже запомнила это слово и потом посмотрела в словаре: оно означает "человеконенавистник".
    - И что же еще они говорили?
    - Ханна Сайкс сказала, что вы надутый фат.
    - Час от часу не легче, - воскликнул, смеясь, мистер Йорк. - Прекрасно! Ханна, это которая - рыжая? Славная девушка, только полоумная.
    - Ну, на этот раз она оказалась вполне умной, - чем я не надутый фат! И что же дальше, Роза?
    - Мисс Пирсон сказала, что вы любите порисоваться и что с вашим бледным лицом и черными волосами вы представляетесь ей каким-то сентиментальным чудаком.
    Мистер Йорк опять рассмеялся, улыбнулась даже миссис Йорк.
    - Вот видите, вы занимаете воображение наших дам, а вам и невдомек, - заметила она. - Однако эта же мисс Пирсон, несмотря на свой возраст, была бы не прочь поймать вас в свои сети: она имеет на вас виды с самого вашего приезда сюда.
    - А кто же защитил меня, Роза? - спросил Мур.
    - Я не знаю этой дамы, потому что она не бывает у нас, но в церкви я вижу ее каждое воскресенье; она сидит неподалеку от кафедры. Я всегда смотрю на нее и забываю смотреть в молитвенник; она точь-в-точь, как девушка с голубем, что на картине у нас в столовой, у этой незнакомки такие же большие глаза и прямой нос и лицо тонкое и правильное, какое-то ясное.
    - И ты не знаешь, кто она? - воскликнула Джесси с видом крайнего изумления. - Как это похоже на нашу Розу, мистер Мур! Я часто замечаю, что моя сестрица витает в облаках, а не живет с нами на земле; она иногда и понятия не имеет о том, что знают решительно все! Подумать только - каждое воскресенье она отправляется в церковь, не сводит там глаз с одной и той же особы и даже не догадывается узнать ее имя! Она имеет в виду Каролину Хелстоун, племянницу нашего священника; я помню, как все это было: мисс Хелстоун очень рассердилась тогда на Энн Пирсон и возразила ей: "Роберт Мур вовсе не рисуется и ничуть не сентиментален, вы глубоко ошибаетесь в нем, а вернее, просто никто из вас его не знает". Хотите, я опишу вам ее внешность? Я сумею рассказать, как человек выглядит и как одет, получше, чем Роза.
    - Ну-ка, послушаем.
    - Она милая, даже очень хорошенькая; у нее белая точеная шея, длинные локоны светло-каштановые и очень мягкие; разговаривает она спокойно, приятным, чистым голосом, да и все движения у нее мягкие и сдержанные; на ней чаще всего светло-серое шелковое платье; вся она с ног до головы такая аккуратненькая! И одета со вкусом, все у нее изящно - и платье, и туфли, и перчатки! Вот такой и должна быть, по-моему, настоящая леди, и когда я вырасту, я стану такой же, как она. Тогда я вам понравлюсь? Вы и вправду женитесь на мне?
    Мур ласково потрепал Джесси по головке; казалось, он хотел было привлечь ее к себе, но передумал и даже слегка отстранил.
    - Я вам не нравлюсь? Вы меня отталкиваете?
    - Ах, Джесси, ты и сама меня не любишь, никогда не зайдешь навестить!
    - Но вы меня не приглашали!
    Тут Мур торжественно пригласил обеих девочек нанести ему завтра визит, пообещав купить им подарок в Стилбро, куда ему придется съездить рано утром, - какой именно, он не открыл, пусть сами придут и увидят. Джесси хотела что-то сказать, как вдруг один из мальчиков перебил ее:
    - Знаю я эту мисс Хелстоун, о которой вы столько наболтали; это противная девица - и ничего больше! Я ее терпеть не могу! Я терпеть не могу вообще всех женщин. На что они нужны?
    - Мартин! - крикнул отец.
    Мальчик обернул к нему полусердитое, полунасмешливое лицо.
    - Пока ты еще маленький фанфарон, но я вижу, что из тебя выйдет большой фат! Так вот, запомни свои теперешние слова: давай-ка запишем их. - Он вынул записную книжечку в сафьяновом переплете и что-то написал в ней. - Лет через десять, Мартин, если мы оба будем живы, я напомню тебе наш сегодняшний разговор.
    - Я и тогда скажу то же самое, я всегда буду ненавидеть женщин. Это просто куклы, они думают только о нарядах, им только бы повертеться и покрасоваться перед мужчинами; нет, я никогда не женюсь, лучше оставаться холостяком.
    - Смотри же не изменяй своим взглядам! Эстер, - обратился мистер Йорк к жене: - И я был в его возрасте точно таким же лютым женоненавистником, но когда мне исполнилось года двадцать три, - я, помнится, тогда путешествовал по Франции и Италии и невесть где еще! - я начал перед сном накручивать волосы на папильотки, продел серьгу в ухо и готов был бы продеть ее в ноздрю, если бы ввели такую моду; и все ради того, чтобы нравиться дамам, пленять их; то же самое будет и с тобой. Мартин.
    - Со мной? Вот уж никогда! У меня есть голова на плечах. Ох, и смешон же ты был, отец! А я клянусь всю жизнь одеваться так же просто, как сейчас. Мистер Мур, глядите, я хожу в синем с ног до головы, и в школе надо мной смеются и дразнят меня матросом. Я же смеюсь еще громче и называю их сороками и попугаями, так как у них сюртучки одного цвета, жилеты другого и панталоны третьего; я всегда буду носить только синее и ничего, кроме синего; я считаю, что одеваться пестро - унижать свое достоинство.
    - Через десять лет, Мартин, на твой привередливый вкус не угодит ни один портной, какие бы разнообразные ткани любого цвета он тебе ни предлагал; ни в одной парфюмерной лавке ты не найдешь духов, достаточно изысканных для твоего изощренного обоняния.
    Мартин презрительно улыбнулся, но ничего не добавил; вместо него заговорил Марк, - он стоял у небольшого столика в углу комнаты, перебирая книги. Мальчик заговорил очень медленно и спокойно, причем на лице у него застыло ироническое выражение.
    - Мистер Мур, вы, может быть, полагаете, что мисс Каролина Хелстоун сделала вам комплимент, сказав, что вы не сентиментальны; вы смутились, услыхав об этом, - значит, вы были польщены; вы покраснели, точь-в-точь как у нас в классе один тщеславный мальчишка, который считает необходимым краснеть, когда его хвалят. Я проверил это слово в словаре, мистер Мур, оно означает - окрашенный чувствительностью. Но дальше корень этого слова объясняется так: "Мысль, идея, понятие". Следовательно, сентиментальный человек - это тот, у кого есть мысли, идеи, понятия; не сентиментальный человек лишен мыслей, идей, понятий.
    Мальчик не улыбнулся, не посмотрел вокруг, рассчитывал на одобрение; он просто сказал то, что хотел, - и замолчал.
    - Ma foi! Mon ami, - сказал Мур, - ce sont vraiment des enfants terribles, que les votres!*
    ______________
    * Ну, друг мой, бедовые же у вас дети! (франц.)
    Роза, внимательно слушавшая Марка, возразила ему:
    - Да, но мысли, понятия и идеи бывают разные - и хорошие и дурные; под "сентиментальными", очевидно, подразумеваются дурные или во всяком случае мисс Хелстоун понимала это в таком смысле, она ведь не бранила мистера Мура, а защищала его.
    - Ах ты моя милая маленькая заступница, - сказал Мур, ласково взяв Розу за руку.
    - Да, она защищала его, - повторила Роза, - как сделала бы и я на ее месте, потому что остальные говорили о нем дурно.
    - Дамы всегда дурно говорят о людях, - заметил Мартин, - это у них в крови.
    Тут в разговор вмешался Мэттью:
    - Ну и балбес наш Мартин! Вечно рассуждает о том, чего не понимает.
    - Рассуждать о чем угодно, - это мое право свободного человека, - отпарировал Мартин.
    - Да, но ты слишком часто пользуешься этим правом, - вернее, даже злоупотребляешь им и тем самым доказываешь, что тебе следовало бы родиться рабом, - продолжал старший.
    - Рабом! И это Йорк осмеливается говорить Йорку! Этот субъект, - Мартин привстал и указал пальцем на брата, - как видно, забывает о том, что известно каждому фермеру в Брайерфилде, - что у нас у всех в семье такой крутой изгиб ступни, что под ней может протечь струйка воды, а это доказывает, что в роду Йорков не было рабов на протяжении трех столетий.
    - Ах ты фигляр! - бросил Мэттью.
    - Мальчики, замолчите! - приказал Йорк. - Мартин, какой ты задира! Вечно затеваешь ссору!
    - Неужели? Разве это справедливо? Кто затеял, я или Мэттью? Я с ним даже не разговаривал, а он вдруг объявил, что я болтаю как балбес!
    - Да, как самонадеянный балбес! - повторил Мэттью.
    При этих словах миссис Йорк начала беспокойно раскачиваться, - грозный признак, часто предвещавший истерический припадок, особенно в тех случаях, когда ей казалось что кто-то обижает Мэттью.
    - Почему я должен сносить всякие дерзости от Мэттью? Кто дал ему право грубить мне? - запальчиво крикнул Мартин.
    - Никто не давал ему такого права, друг мой, - примирительным тоном сказал мистер Йорк, - но прости своему брату до семидесяти семи раз.
    - Всегда одно и то же, всегда поступки противоречат словам, - пробормотал Мартин, направляясь к двери.
    - Куда ты идешь, сын мой? - спросил мистер Йорк.
    - Туда, где я не буду подвергаться оскорблениям, если в этом доме мне удастся найти такое место.
    Мэттью презрительно рассмеялся; Мартин, дрожа всем своим худеньким телом, бросил на брата красноречивый взгляд, - видно было, что он едва сдерживается.
    - Я полагаю, вы не станете возражать, если я вас покину? - спросил он.
    - Нет, нет, ступай, мой мальчик, но советую тебе не быть злопамятным.
    Мартин удалился, а Мэттью все еще презрительно смеялся. Роза, приподняв свою изящную головку с плеча Мура, пристально и серьезно взглянула на старшего брата и сказала:
    - Мартин огорчен, а тебя это радует, но я предпочла бы быть Мартином, а не тобой. Мне противен твой характер.
    Тут Мур, желая предотвратить семейную сцену или хотя бы не присутствовать при ней, - ибо всхлипывания миссис Йорк были весьма зловещими, - встал, поцеловал Джесси и Розу и еще раз напомнил им, что ждет их у себя завтра днем. Простясь с хозяйкой дома, он спросил мистера Йорка: "Не можете ли вы уделить мне минутку?" - и тот проводил его до вестибюля, где и состоялась их краткая беседа.
    - Не найдется ли у вас места для хорошего работника? - спросил Мур.
    - Нелепый вопрос в наше время, когда у каждого хозяина не хватает работы и для своих хороших работников.
    - Вы оказали бы мне большую услугу, взяв к себе одного человека.
    - Друг мой, я никого больше не могу взять к себе, даже если я этим окажу услугу всей Англии.
    - Я непременно должен найти для него какую-нибудь работу.
    - Да кто это?
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113