» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

    - Я была уверена, что вы зайдете проведать меня, мистер Хелстоун, хотя и считаете, что мистер Йорк воспитал меня якобинкой. Доброе утро.
    - Но мы не позволим вам быть якобинкой, - возразил священник. - Нет, мисс Килдар, им не удастся похитить лучший цветок моего прихода; теперь, когда вы снова среди нас, я сам займусь вашим образованием - и политическим и религиозным. Я привью вам здравые понятия.
    - Миссис Прайор уже опередила вас, - возразила девушка, указав на пожилую даму. - Вы знаете, миссис Прайор была моей гувернанткой и осталась моим другом, а ведь она самая рьяная среди рьяных и неумолимых тори; она первая среди преданнейших дочерей нашей высокой церкви. Смею заверить вас, мистер Хелстоун, мы с ней достаточно глубоко проходили как историю, так и богословие.
    Священник отвесил миссис Прайор низкий поклон, заметив, что он ей чрезвычайно благодарен.
    Миссис Прайор принялась отрицать свое умение разбираться в тонкостях политики и религии и объяснила, что считает эти предметы выше женского понимания; однако в общем она подтвердила свою приверженность существующему порядку и законам, а также свою преданность англиканской церкви; заявила о своем недоверии ко всякого рода переменам и едва слышно пролепетала, что совсем незачем с такой готовностью воспринимать любые новые веяния, чем и закончила свою речь.
    - Я надеюсь, мисс Килдар придерживается того же образа мыслей, что и вы, сударыня?
    - При разном возрасте и разных характерах не может быть одинаковых взглядов и чувств, - отпарировала мисс Килдар. - Трудно рассчитывать, чтобы пылкая юность придерживалась тех же взглядов, что и холодный зрелый возраст.
    - Ого, как мы независимы! Хотим жить своим умом! Да вы и впрямь маленькая свободомыслящая якобинка! Ну-ка расскажите, во что вы верите.
    Взяв обе руки юной наследницы в свои, - причем весь ворох цветов упал на пол, - он усадил ее возле себя на диван.
    - Прочтите Символ Веры, - приказал он.
    - Апостольский{174}?
    - Да.
    Она, как ребенок, повторила его.
    - Ну, а теперь Символ Веры святого Афанасия. Вот это - пробный камень.
    - Дайте мне сначала собрать цветы, не то их растопчет Варвар.
    Варвар, крупный, свирепого вида пес, очень уродливый - помесь бульдога с мастифом, вошел в комнату, направился прямо к ковру и с сосредоточенным видом обнюхал разбросанные там цветы. Рассудив, что в пищу цветы непригодны, но что их бархатистые лепестки могут послужить удобной подстилкой, рыжий пес принялся топтаться возле них с явным намерением привольно разлечься. Но тут Каролина и мисс Килдар одновременно бросились спасать положение.
    - Благодарю вас, - произнесла молодая наследница, протягивая концы своего фартука Каролине, помогавшей ей подбирать цветы.
    - Так это ваша дочка, мистер Хелстоун? - обратилась она к священнику.
    - Моя племянница - Каролина.
    Мисс Килдар протянула девушке руку и внимательно посмотрела на нее. Каролина в свою очередь посмотрела на молодую хозяйку дома.
    Родители Шерли Килдар страстно желали иметь сына, но когда после восьмилетнего бесплодного супружества провидение подарило им всего лишь дочь, они дали ей то имя, которое предназначалось столь желанному сыну. Шерли отнюдь не была нехороша собой; напротив, ее внешность радовала взгляд: ростом и фигурой она походила на Каролину, только была чуть повыше; сложена она была изящно, а ее матово-бледное, умное, выразительное лицо обладало той прелестью, которую принято определять словом "обаяние". Она не была светло-русой, как Каролина, в ее внешности прихотливо сочетались очень светлые и очень темные тона: кожа у нее была белая, глаза чистейшего темно-серого цвета, без зеленоватого отблеска, волосы темно-каштановые. Черты лица Шерли были полны благородства. Я подразумеваю не чеканную резкость римского типа, напротив, они были мелки и тонки, fins, gracieux, spirituels*: лицо, подвижное и выразительное, отражало изменчивые настроения ее души, но уловить прихотливую игру этого лица удавалось не сразу.
    ______________
    * Тонкие, изящные, одухотворенные (франц.).
    Склонив голову набок, Шерли некоторое время с вдумчивым видом присматривалась к Каролине.
    - Вы видите, она совсем еще цыпленок, - заметил мистер Хелстоун.
    - Да, она выглядит моложе меня. Сколько же вам лет? - спросила она, и вопрос ее мог бы показаться покровительственным, если бы не был задай очень просто и серьезно.
    - Восемнадцать с половиной.
    - А мне уже двадцать один.
    Больше она ничего не добавила и принялась разбирать цветы, лежавшие теперь на столе.
    - Ну, как же насчет Символа Веры святого Афанасия? - настаивал священник. - Вы и его знаете, не так ли?
    - Я не помню его до конца. Я сделаю букет для вашей племянницы, мистер Хелстоун, и для вас.
    Составив небольшой букетик из двух-трех нежно окрашенных цветков и одного яркого, она оттенила его веточкой темной зелени, перевязала шелковинкой и положила на колени Каролине; потом, заложив руки за спину и чуть наклонясь к своей гостье, она постояла несколько минут, пристально глядя на нее, похожая в этой позе на почтительного, внимательного кавалера. Этому впечатлению способствовала и ее прическа, - волосы, разделенные пробором у виска, блестящей волной обрамляли ее лоб и свободно падали на плечи легкими локонами.
    - Вас не утомила прогулка? - спросила она.
    - Нет, нисколько; да и путь недалекий - не больше мили.
    - Вы что-то бледны. Она всегда такая бледная? - обратилась Шерли к священнику.
    - Прежде она была розовенькая, как этот вот цветок!
    - Что же произошло? Она была больна?
    - Она говорит, что ей нужна перемена.
    - Да, по-видимому, это так; вам следовало бы позаботиться о ней, послать ее к морю.
    - Непременно пошлю еще до конца лета. А пока мне бы хотелось, чтобы вы подружились, если вы ничего не имеете против.
    - Я уверена, мисс Килдар будет только рада, - вмешалась миссис Прайор. - Беру на себя смелость заверить вас, что, если мисс Хелстоун будет часто бывать у нас, мы почтем это за честь.
    - Сударыня, вы очень верно выразили мои собственные чувства, - подтвердила Шерли. - Благодарю вас. Позвольте сказать вам, - продолжала она, обернувшись к Каролине, - что и вам следовало бы поблагодарить мою гувернантку; не всякого принимает она так, как приняла вас. Вам оказана большая честь, чем вы полагаете. И как только вы уйдете, я расспрошу миссис Прайор, что она о вас думает. Я очень доверяю ее суждениям о людях, у меня были случаи убедиться в ее проницательности. Но сейчас я предвижу самый благосклонный отзыв. Не так ли, миссис Прайор?
    - Да, моя дорогая, но как вы сами сказали, мы поговорим об этом после ухода мисс Хелстоун; не могу же я говорить о гостье в ее присутствии.
    - Увы, мне придется набраться терпения и ждать, пока вы не соблаговолите высказаться. Ах, мистер Хелстоун, своей крайней осторожностью миссис Прайор немало мучает меня. Не удивительно, что ее суждения верны, - они вынашиваются иной раз так же долго, как приговоры лорда-канцлера. О некоторых людях она упорно не желает высказать своего мнения, сколько ее ни упрашивай.
    Миссис Прайор улыбнулась.
    - Да, да, - продолжала ее воспитанница, - я знаю, почему вы улыбаетесь: вы подумали о моем арендаторе? Вам знаком мистер Мур, который живет в лощине? - спросила она мистера Хелстоуна.
    - Ах правда, ведь он ваш арендатор! Вы, должно быть, частенько встречаетесь с ним с тех пор, как приехали?
    - Мне приходится с ним встречаться, у нас ведь общие дела. Дела! Стоит мне произнести это слово, и я чувствую, что я и вправду не девочка, а вполне взрослая женщина, - и даже более того: я - эсквайр. Шерли Килдар, эсквайр, - вот мое звание и титул. Меня назвали мужским именем, я занимаю в обществе положение мужчины, и это наделяет меня некоторой мужественностью, а когда такие люди, как этот статный англобельгиец, этот Жерар Мур, серьезно разговаривают со мной о делах, я и в самом деле начинаю чувствовать себя мужчиной. Вам следовало бы в следующий раз выбрать меня церковным старостой; пусть меня выберут в судьи или назначат капитаном Территориальных войск; ведь была же полковником мать Тони Лэмкина, а его тетя - мировым судьей; так почему бы и мне не последовать их примеру?
    - Я бы от всей души поддержал вас. Выдвиньте только свою кандидатуру, и я первый отдам за вас свой голос. Однако мы говорили о Муре?
    - Ах да! Я никак не могу понять, что он за человек, и не знаю, как к нему относиться, стоит ли с ним знакомиться короче или нет. Таким арендатором всякий помещик может, конечно, только гордиться, и в этом смысле я горжусь им, но вот как сосед - что он собой представляет? Сколько я ни прошу миссис Прайор высказать свое мнение о нем, она все уклоняется от ответа. Надеюсь, мистер Хелстоун, вы будете откровеннее и скажете мне напрямик: нравится он вам?
    - С некоторых пор совсем не нравится! Его имя вычеркнуто из списка моих добрых знакомых.
    - Но почему же? Чем он так провинился?
    - Просто дядя не сошелся с ним в политических взглядах, - раздался тихий голосок Каролины. Разумеется, ей не следовало этого говорить, - она все время молчала, не вступая в общий разговор, и совсем некстати вмешалась именно теперь; с чуткостью нервного человека она и сама поняла, как неуместны были ее слова, и покраснела до ушей.
    - Какие же у Мура политические взгляды? - осведомилась Шерли.
    - Взгляды торговца, - ответил священник, - взгляды мелкого эгоиста, лишенного чувства патриотизма. Он постоянно выступает, устно и письменно, за окончание войны. Я уже потерял с ним всякое терпение.
    - Война мешает ему развивать свое дело, он говорил мне об этом не далее как вчера. А что еще вы имеете против него?
    - По-моему, и этого достаточно.
    - На меня он произвел впечатление человека благородного в том смысле, как я это понимаю, - продолжала Шерли. - Мне хотелось бы верить, что он и на самом деле таков.
    Каролина, которая в это время теребила алые лепестки самого яркого цветка в своем букетике, проговорила отчеканивая слова:
    - Он, безусловно, благородный человек!
    Услыхав это решительное заявление, Шерли метнула на говорившую испытующий взгляд, и в ее выразительных глазах засветилось лукавство.
    - Вы-то во всяком случае ему друг, - заметила она, - вы защищаете его даже в его отсутствие.
    - Я ему не только друг, но и родственница, - поспешила объяснить Каролина, - он ведь мне доводится кузеном.
    - О, так от вас я могу узнать все, что меня интересует
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113