» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

    - Да, только курки не взведены. Взведите их, когда будете ложиться спать. Оставляя мои пистолеты, я оказываю вам честь, капитан: необученному новобранцу я бы их не доверил.
    - Постараюсь обращаться с ними осторожно. А теперь идите, мистер Хелстоун, не задерживайтесь!
    - Весьма любезно, что он одолжил мне свои пистолеты, заметила Шерли, когда священник вышел за калитку. - Пойдем-ка, Лина, в дом и поужинаем, - продолжала она. - Соседство мистера Сэма Уинна за чаем лишило меня всякого аппетита, и теперь я по-настоящему голодна.
    Войдя в дом, обе девушки прошли в темную столовую. Сквозь открытые окна из сада проникал вечерний воздух, напоенный запахом цветов; с дороги доносились звуки отдаленных шагов и какой-то мягкий смутный ропот. Заслышав его, Каролина, стоявшая у окна, сказала:
    - Знаешь, что это, Шерли? Ручей в лощине.
    Потом она позвонила и велела служанке принести свечу, а заодно хлеба и молока, - обычный их с Шерли ужин. Фанни поставила перед ними поднос и хотела закрыть окна и ставни, однако ее попросили повременить: сумерки были слишком тихи и благоуханны, чтобы изгонять их так скоро.
    Ужинали в молчании. Один раз Каролина поднялась, чтобы переставить вазу с цветами с буфета на подоконник: аромат их был чересчур силен для душной комнаты. Возвращаясь к столу, Каролина приоткрыла ящик буфета и вынула что-то, сверкнувшее в ее руке ясным острым блеском.
    - Ты это предназначила для меня, Шерли? Смотри, как блестит! Отточенный, остроконечный - страшное оружие. Не представляю, как можно направить такой нож против человека! Наверное, для этого нужны какие-то особые обстоятельства, особые чувства, каких я еще не испытывала.
    - Да, это, должно быть, ужасно, - отозвалась Шерли. - Но я бы, наверное, смогла это сделать, если бы понадобилось.
    И мисс Килдар спокойно допила свой стакан парного молока. Она была слегка задумчива и бледна; впрочем, пожалуй, не бледнее обычного - Шерли никогда не отличалась яркими красками лица.
    Когда молоко было выпито и хлеб доеден, Каролина позвала Фанни и посоветовала ей с Элизой лечь спать. Уговаривать служанок не пришлось, за день они достаточно намаялись - то булочки режь, то чай заваривай, то чай кипяти, подай то, прими это и бегай с утра до вечера взад-вперед с подносами. Вскоре Каролина услышала, как дверь в комнату служанок захлопнулась. Тогда она взяла свечу и неторопливо обошла весь дом, проверяя каждую задвижку на окнах и каждый засов на дверях. Заглянув под конец даже в темную комнатушку за кухней и в сводчатый погреб, Каролина вернулась в столовую.
    - В доме, кроме своих, ни души, - сказала она. - Сейчас уже около одиннадцати, давно пора ложиться, но я еще посижу, если ты не против. Вот, Шерли, - продолжала она, - я принесла из дядиного кабинета пистолеты. Можешь их проверить на досуге.
    Каролина положила пистолеты перед подругой.
    - А почему ты не хочешь лечь? - спросила Шерли. Она взяла пистолеты, осмотрела их и положила обратно.
    - У меня какое-то странное предчувствие, я очень волнуюсь.
    - И я тоже.
    - Откуда такая бессонница и тревога? Может быть, воздух чем-то наэлектризован?
    - Нет, небо чистое и все в звездах. Ночь сегодня ясная.
    - Но слишком тихая. Я слышу даже, как ручей журчит на своем каменном ложе, словно он бежит не в лощине, а здесь, у церковной ограды.
    - А я рада, что ночь так тиха: вой ветра или шум дождя сейчас вывели бы меня из себя.
    - Почему, Шерли?
    - Потому что они мешали бы мне слушать.
    - Ты прислушиваешься к тому, что делается в лощине?
    - Да, сейчас это единственное место, откуда могут доноситься какие-либо звуки.
    - Да, ты права, Шерли.
    Обе девушки оперлись локтями о подоконник и высунулись в открытое окно. Сияние звезд и тот скупой сумеречный свет июньской ночи, который не угасает на западе до тех пор, пока на востоке не займется заря, позволяли им различать лица друг друга.
    - Мистер Хелстоун думает, что мы ничего не знаем, - негромко сказала Шерли, - ни куда он отправился, ни для чего, ни о всех его приготовлениях, - но я о многом догадываюсь. А ты?
    - Кое о чем.
    - Все эти джентльмены, не исключая твоего кузена Мура, полагают, что мы сейчас спим в своих постелях и ни о чем не подозреваем...
    - Не думаем о них, не надеемся и не тревожимся, - прибавила Каролина.
    С полчаса они хранили молчание, и ночь молчала вместе с ними; только часы на колокольне отмечали ход времени, отбивая четверти. Посвежело. Обменявшись по этому поводу несколькими словами, девушки завернулись поплотнее в шали, надели снятые было шляпки и снова приникли к окну.
    Около полуночи их безмолвное бдение прервал тревожный, настойчивый лай запертого на кухне пса Каролина встала и бесшумно прошла туда через темные комнаты, чтобы успокоить собаку. С помощью куска хлеба это ей удалось. Вернувшись в столовую, она увидела, что здесь тоже темно: Шерли погасила свечу и ее склоненный силуэт четко вырисовывался на фоне открытого окна. Ни о чем не спрашивая, мисс Хелстоун встала рядом с ней. Собака снова яростно залаяла, потом вдруг смолкла, словно прислушиваясь. Девушки в столовой тоже вслушивались, но уже не в журчанье ручья у фабрики; гораздо ближе, на дороге у церковной ограды, возникли новые, пока еще неясные звуки, похожие на мерные глухие удары, - тяжелый топот множества ног.
    Шаги приближались. Тем, кто в них вслушивался, постепенно становилось ясно, - там шло не двое и не десятеро, а несколько сотен человек. Девушки ничего не видели: высокие кусты в саду заслоняли дорогу. А на слух они могли только догадываться, что отряд уже достиг дома мистера Хелстоуна и теперь проходит мимо. Но только слышать им было мало, и они это почувствовали, когда человеческий голос, - хотя он и произнес всего одно слово, - разорвал ночную тишину.
    - Стой!
    Все смолкло; идущие остановились. Затем на дороге начали о чем-то совещаться, но так тихо, что девушки не могли разобрать ни слова.
    - Мы должны знать, о чем они говорят! - шепнула Шерли.
    Она обернулась, взяла со стола пистолеты и бесшумно вышла в сад через большую застекленную дверь. Скользнув по дорожке, Шерли остановилась у садовой ограды под кустом сирени.
    Будь Каролина одна, она ни за что не вышла бы из дому, но вместе с Шерли она готова была идти куда угодно. Сначала она тоже бросила взгляд на свое оружие, но не взяла его и поспешила присоединиться к подруге. Заглянуть через ограду девушки не решались, боясь, как бы их не заметили; притаившись рядышком за изгородью, они стояли и слушали.
    - Дом какой-то старый, нескладный. Кто здесь еще живет, кроме проклятого попа?
    - Только три женщины: его племянница и две служанки.
    - Ты знаешь, где они спят?
    - Девчонки в задних комнатах, племянница в передней спальне.
    - А Хелстоун?
    - Вон в той комнате. Обычно у него горит свет, но сейчас там темно.
    - Как ты туда проберешься?
    - Если меня пошлют, - а он того стоит, - попробую влезть в то высокое окно: оно ведет в столовую. Оттуда проберусь наверх, где его комната, дорогу я знаю.
    - А что ты будешь делать с женщинами?
    - Их я не трону, лишь бы не орали. А заорут - я их быстро успокою. Хорошо коли бы старик спал. Если он проснется, дело может обернуться худо.
    - У него есть оружие?
    - Есть пистолеты, и всегда заряженные.
    - В таком случае ты просто дурак. Зачем ты нас остановил здесь? Один выстрел поднимет всех на ноги; мы и ахнуть не успеем, как Мур обрушится на нас. Тогда провалится самое главное!
    - Вот я и говорю, идите дальше. С Хелстоуном я справлюсь один.
    Наступило молчание. Кто-то выронил из рук оружие, и оно, звеня, покатилось по камням. Тотчас снова яростно, взахлеб залаял пес в доме.
    - Все пропало! - послышался голос. - Сейчас он проснется: такой шум и мертвого поднимет. Почему ты не сказал, что у него есть собака? А чтоб тебе!.. Вперед!
    И они снова двинулись - затопали, зашагали, зашаркали, - пока их медлительная тяжелая поступь не затихла вдали.
    Шерли выпрямилась и поглядела на дорогу.
    - Ушли, - сказала она. - Ни души не осталось.
    Она стояла и думала.
    - Слава Богу! - сказала она наконец.
    - Слава Богу, - повторила Каролина дрожащим голосом; она и сама вся дрожала, сердце ее колотилось, лицо похолодело и лоб был влажен.
    - С нами-то слава Богу, - снова сказала она, - но что будет с другими? Они прошли мимо нас потому, что надеются расправиться с остальными.
    - И хорошо, что прошли, - рассудительно заметила Шерли. - Другие за себя постоят, - у них есть силы, и они готовы к отпору, - а что было бы с нами? Я держала палец на курке. Я была готова оказать этому негодяю такой прием, какой вряд ли входил в его расчеты; но за ним последовало бы еще триста человек, а у меня не триста рук и не триста пистолетов. Мне не удалось бы защитить ни тебя, ни себя, ни двух бедных женщин, спящих в этом доме. Поэтому я еще раз от души благодарю Бога за то, что он избавил нас от смертельной опасности.
    Помолчав, она продолжала:
    - Что же теперь делать? Что подскажет мне моя совесть и разум? Во всяком случае, здесь стоять нечего, это мне ясно. Надо бежать на фабрику!
    - На фабрику? Что ты, Шерли!
    - Да! Ты пойдешь со мной?
    - Туда, куда направились эти люди?
    - Они пошли по дороге, но нам с ними встречаться нельзя; тропинка через поля безопасна, тиха и безлюдна, - по ней мы пролетим как по воздуху! Ты идешь?
    - Да.
    Ответ этот вырвался у Каролины совершенно непроизвольно и вовсе не потому, что она действительно того хотела или так думала, - на самом деле она содрогалась при мысли, что ей придется сейчас туда идти, но отпустить Шерли одну она просто не могла.
    - Тогда надо закрыть окна и все запереть покрепче, чтобы после нашего ухода дом был в безопасности. Ты знаешь, зачем мы туда идем, Кэри?
    - Да... то есть... нет... Потому что ты этого хочешь.
    - И все? Неужели ты готова исполнить любой мой каприз? Из тебя выйдет на диво покорная жена, настоящее сокровище для грозного мужа! Твое лицо сейчас бледнее луны, пальцы дрожат, как листья осины, и все-таки, растерянная и перепуганная, покорная и преданная, ты хочешь следовать за мной в самую гущу серьезной опасности! Ну, что ж, Кэри, я открою тебе причину твоей решимости: мы пойдем туда ради Мура, чтобы помочь ему, если сможем, и предупредить, если успеем
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113