» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

Очевидно, Генри застал ее за шитьем, - она так и пришла со своим рукодельем. В тот день Шерли не выезжала и, по-видимому, провела его спокойно. На ней было простое домашнее платье и шелковый передник. Сейчас она походила на милую хозяйку, место которой у семейного очага; в ней не осталось ничего от Фалестрис{447}, предводительницы амазонок. Все это смутило Луи Мура. Если бы она выказала упрямство, недовольство, пренебрежение, он мог бы сразу заговорить с ней строго и резко, но никогда еще Шерли не выглядела такой покорной и робкой. Глаза ее были по-детски потуплены, а щеки пылали от смущения. Учитель не знал, что сказать.
    Шерли остановилась между дверью и письменным столом.
    - Вы хотели меня видеть, сэр? - спросила она.
    - Я осмелился послать за вами, мисс Килдар... то есть просить вас уделить мне несколько минут.
    Она ждала, продолжая работать иглой. Потом проговорила, не поднимая глаз:
    - Я слушаю, сэр. О чем вы хотели со мной говорить?
    - Сначала сядьте, наш разговор займет некоторое время. Возможно, я не вправе касаться такого предмета и мне придется просить извинения, а возможно, и это меня не извинит. Я решился позвать вас после беседы с Генри. Мальчик страдает, его тревожит ваше здоровье, и всех ваших друзей тоже. Об этом я и хотел с вами поговорить.
    - Я вполне здорова, - коротко ответила мисс Килдар.
    - И все же вы изменились.
    - Это никого не касается. Все мы меняемся.
    - Прошу вас, сядьте. Прежде мое мнение для вас что-то значило, мисс Килдар. Послушаетесь ли вы меня сейчас? Могу я надеяться, что вы не сочтете мои слова дерзостью?
    - Позвольте, я вам лучше почитаю по-французски, мистер Мур, или даже займемся латинской грамматикой, только оставим этот разговор о здоровье!
    - Нет, об этом пора поговорить.
    - В таком случае говорите, но не обо мне, потому что я на здоровье не жалуюсь.
    - Вы полагаете, что говорить и повторять заведомую неправду хорошо?
    - Говорю вам, я здорова! У меня нет ни кашля, ни жара, никаких болей.
    - А вы не уклоняетесь от истины? Вы говорите правду?
    - Чистую правду.
    Луи Мур пристально посмотрел на нее.
    - Я и в самом деле не вижу у вас никаких признаков болезни, - признался он. - Однако из-за чего вы так переменились?
    - Разве я переменилась?
    - Хотите доказательств? Попробуем их найти.
    - Каким образом?
    - Прежде всего ответьте: вы спите по-прежнему хорошо?
    - Нет, но это не потому, что я больна.
    - У вас прежний аппетит?
    - Нет, но не потому, что я больна.
    - Помните то маленькое колечко, которое я ношу как брелок на часовой цепочке? Это кольцо моей матери, мне оно не влезает даже на мизинец. Вы его часто примеряли, и оно приходилось вам как раз на указательный палец. Попробуйте теперь!
    Она попробовала: кольцо легко соскользнуло с маленькой исхудавшей руки. Луи Мур подобрал его и вновь прикрепил к цепочке. Лицо его покраснело от волнения.
    - Это не потому, что я больна, - снова повторила Шерли.
    - Вы не спите, не едите, худеете, - продолжал Мур, - но дело не только в этом. У вас душа не на месте, в глазах тревога, в каждом движении - беспокойство. Все это вам совершенно не свойственно.
    - Мистер Мур, давайте оставим этот разговор. Вы подметили правильно, я тревожусь. Лучше поговорим о чем-нибудь другом. Какая ненастная погода! Все время дождь и дождь.
    - Вы - и тревожиться! Если уж мисс Килдар тревожится - значит, не без причины. Откройтесь мне. Дайте мне разобраться. Дело не в телесном недуге - я это подозревал. Все случилось внезапно. Я даже знаю, когда. Я сразу заметил перемену. Вас терзает душевная боль.
    - Вовсе нет! Все это не так серьезно, - просто нервы. О, прошу вас, поговорим о другом!
    - Сначала я должен разобраться в этом деле, и тогда поговорим о другом. Душевной тревогой всегда следует с кем-нибудь поделиться, тогда она рассеется. Хотел бы я обладать даром убеждения, чтобы уговорить вас открыться мне по своей воле. Я уверен, что в данном случае откровенная исповедь исцелит вас.
    - Нет, - коротко ответила Шерли. - Хотела бы я, чтобы это было так, да боюсь, что все бесполезно.
    Шерли опустилась в кресло, уронила рукоделие на колени и, облокотившись о стол, склонила голову на руку. Мур почувствовал, что первый шаг на трудном пути сделан. Шерли не шутила, и эти ее слова были важным признанием. После них она уже не могла утверждать, что ее ничто не мучит.
    Учитель подождал несколько минут, чтобы она успокоилась и собралась с мыслями, потом хотел было продолжить свои вопросы, но, едва открыв рот, одумался и промолчал. Шерли подняла на него глаза. Если бы в этот миг Луи выдал себя, проявил хоть какое-то волнение, она снова замкнулась бы в упрямом молчании, но он казался спокойным, сильным и надежным другом.
    - Лучше я признаюсь вам, - проговорила Шерли, - чем моей тетке, или кузинам, или дядюшке. Они поднимут такой шум, а я больше всего на свете боюсь крика, воплей, суматохи. Терпеть не могу, когда из-за тебя переворачивают все вверх дном. Сумеете вы перенести небольшое потрясение?
    - Перенесу и большое, если понадобится.
    На лице Луи Мура не дрогнул ни один мускул, но доброе сердце забилось чаще в его широкой груди. Что-то она ему скажет? Какое непоправимое несчастье случилось с нею?
    - Если бы я была вправе прийти прямо к вам, я бы не стала таиться ни минуты, - продолжала Шерли. - Я бы все рассказала вам и спросила совета.
    - Почему же вы считали себя не вправе обратиться ко мне?
    - Может быть, так и нужно было сделать, но я не могла. Зачем было вас беспокоить, - несчастие это касается только меня. Я хотела скрыть его от всех, но меня не оставляли в покое. Повторяю: я не хочу быть предметом всеобщих забот или темой для деревенских сплетен. Тем более что все еще может обойтись, - кто знает?
    Мур сидел как на горячих угольях, однако ни жестом, ни взглядом, ни словом не выдавал своего нетерпения. Его спокойствие передалось Шерли, его уверенность ободрила ее.
    - Пустяк может вызвать самые страшные последствия, - проговорила она, снимая с руки браслет, расстегивая и отворачивая рукав. - Взгляните, мистер Мур!
    На белой руке отчетливо виднелся шрам довольно глубокий, но уже подживший, похожий на нечто среднее между порезом и ожогом.
    - Во всем Брайерфилде я показываю это только вам, потому что вы можете выслушать меня спокойно.
    - В этом маленьком рубце с виду нет ничего страшного, но расскажите мне, в чем дело.
    - Как он ни мал, а из-за него я лишилась покоя и сна, похудела и потеряла разум. Из-за этого шрама я должна предвидеть в недалеком будущем самое ужасное...
    Шерли застегнула рукав и надела браслет.
    - Вы понимаете, как я терзаюсь? - с улыбкой спросил Луи Мур. - Я человек терпеливый, но сердце мое так и стучит.
    - Что бы ни случилось, вы будете моим другом, мистер Мур? Обещаете поддержать меня своим хладнокровием? Не оставите на растерзание перепуганным трусам?
    - Пока ничего не обещаю. Расскажите, что с вами случилось, а после требуйте чего угодно.
    - Рассказ будет коротким. Однажды, три недели назад, я пошла погулять с Гертрудой и Изабеллой. Они вернулись домой раньше, я задержалась, чтобы поговорить с Джоном, а потом постояла одна на дороге. День был такой приятный, тихий, болтовня этих девиц мне наскучила, и я не спешила их догнать. Я стояла, прислонившись к калитке, думала о своем будущем и была счастлива, - в то утро мне казалось, что все складывается так, как я давно мечтала...
    "Понятно! - подумал про себя Луи Мур. - Весь предыдущий вечер она провела с Филиппом Наннли".
    - Вдруг я услышала чье-то тяжелее дыхание, - продолжала Шерли. - По дороге бежала собака. Я знаю почти всех соседских псов: это был Феб, один из пойнтеров Сэма Уинна. Несчастное животное бежало, опустив голову, высунув язык, и казалось загнанным или жестоко избитым. Я его поманила, хотела позвать его в дом, напоить и покормить. Я была уверена, что с ним плохо обошлись: мистер Сэм частенько хлещет своих пойнтеров без всякой жалости. Но Феб был так испуган, что не узнал меня; когда я хотела его погладить, он увернулся и укусил меня за руку. Укусил глубоко, до крови, и тут же убежал, тяжело дыша. Сразу вслед на этим я увидела управляющего мистера Уинна с ружьем в руках. Он спросил, не видала ли я собаку. Я сказала, что видела Феба. Тогда он сказал: "Советую вам посадить Варвара на цепь и предупредить своих, - пусть никто не выходит из дома. Я ищу Феба, чтобы его пристрелить, а конюх ищет его на другой дороге. Феб взбесился".
    Луи Мур откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди. Мисс Килдар развернула свою шелковую канву и принялась вышивать недоконченный букетик пармских фиалок.
    - И вы никому не сказали, не позвали на помощь, ничего не сделали? Вы не пришли даже ко мне?
    - Я уже добежала до дверей классной комнаты, но тут мужество меня оставило, и я решила, что лучше молчать.
    - Но почему? Я только и мечтаю о том, чтобы быть вам хоть чем-нибудь полезным.
    - Я не вправе что-либо от вас требовать.
    - Чудовищно! Неужели вы так ничего и не предприняли?
    - Отчего же! Я сразу пошла в прачечную: теперь, когда в доме столько гостей, там почти каждый день стирают и гладят. Служанка зачем-то отлучилась, - то ли загофрировать что-то, то ли подкрахмалить, - а я тем временем взяла с огня утюг и прижала раскаленный докрасна угол к руке, прижала крепко и как следует выжгла рану. Потом я ушла к себе наверх.
    - Неужели вы даже не застонали?
    - Просто не знаю. Мне было очень страшно, - куда девались уверенность и твердость! Я была в смятении...
    - А казались такой спокойной! За завтраком я сидел и прислушивался, но у вас наверху все было тихо.
    - Я сидела одна на кровати и думала, как все было бы хорошо, если бы Феб не укусил меня!
    - Одна? Неужели вам так нравится одиночество?
    - Увы, одна.
    - Вы не терпите соболезнований!
    - Вы так думаете, мистер Мур?
    - С вашим сильным характером вы, очевидно, считаете, что можете обойтись без чужих советов, помощи или чьего-либо общества.
    - Пусть будет так, если вам так нравится.
    Она улыбнулась, не отрываясь от вышивания; пальцы ее работали быстро и точно, но вот ресницы ее затрепетали, глаза увлажнились и по щеке скатилась слезинка
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113