» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли


    Луи Мур склонился над своим столом, двинул стулом и переменил положение.
    - Если я не прав, - сказал он странным, вдруг смягчившимся голосом, - то в чем же тогда дело?
    - Не знаю.
    - Знаете, только не хотите сказать, все держите в себе.
    - Потому что об этом не стоит говорить.
    - Нет, не поэтому, а потому, что вы требуете за свою откровенность слишком высокой платы! Вам кажется, что никто не в состоянии заплатить эту цену, никто не обладает достаточным разумом, силой и благородством, чтобы стать вашим советчиком. По-вашему, во всей Англии нет человека, на которого вы могли бы опереться, и, уж конечно, нет никого, кому вы могли бы приклонить голову на грудь. Естественно, что вам приходится быть одной.
    - Если понадобится, я смогу прожить и одна. Но сейчас я думаю не о том, как прожить, а о том, что придется умереть одной, и это вызывает во мне страх.
    - Вы боитесь, что заразились бешенством, боитесь мучительной, ужасной агонии?
    Мисс Килдар кивнула.
    - Вы просто мнительны, как все женщины.
    - Две минуты назад вы восхваляли мой сильный характер.
    - Вы - истинная женщина. Если разобрать и обсудить этот случай спокойно, наверняка окажется, что вам нечего опасаться, - я в этом уверен.
    - Вашими бы устами да мед пить! Я очень хочу жить, если Бог дозволит. Жизнь так прекрасна!
    - При вашем характере, с вашим положением она не может быть иной. Неужели вы действительно думаете, что заразились водобоязнью и умрете от бешенства?
    - Я ожидаю этого и прежде страшилась, но теперь я не боюсь.
    - Я тоже за вас не боюсь. Вряд ли в вашу кровь проник хоть один микроб, но если это даже и так, уверяю вас, при вашей молодости и безупречном здоровье он все равно не причинит вам ни малейшего вреда. Кроме того, я постараюсь узнать, действительно ли собака взбесилась.
    - Не говорите никому, что она меня укусила!
    - Зачем говорить, если я уверен, что ее укус не опаснее пореза перочинным ножом? Успокойтесь! Видите, я спокоен, а для меня ваша жизнь дороже вечного блаженства. Посмотрите на меня!
    - Зачем, мистер Мур?
    - Я хочу взглянуть, утешились ли вы. Оставьте ваше вышивание, поднимите голову.
    - Извольте...
    - Смотрите на меня. Благодарю вас! Ну как, туча рассеялась?
    - Я больше не боюсь.
    - Обрели вы свою прежнюю безмятежность?
    - Мне хорошо. Но я хочу, чтобы вы мне обещали...
    - Приказывайте.
    - Если то, чего я ранее боялась, все-таки произойдет, они меня просто уморят. Не улыбайтесь, - так оно и будет, - так всегда бывает. Дядюшка перепугается, засуетится, замечется, и толку от него не будет никакого. Все в доме потеряют голову, кроме вас, поэтому прошу, обещайте не оставлять меня. Избавьте меня от мистера Симпсона, и Генри тоже не впускайте ко мне, чтобы он не огорчался. И прошу вас, прошу беречься самому, хотя вам я ничего плохого не сделаю, я уверена. Врачей не пускайте даже на порог, а если явятся - гоните! Не позволяйте ни старому, ни молодому Мак-Терку касаться меня даже пальцем и мистеру Грейвсу, их коллеге, тоже. И, наконец, если я буду... беспокойной... дайте мне сами, своей рукой сильный наркотик, хорошую дозу опиума, чтобы подействовал наверняка. Обещайте мне исполнить все это!
    Мур встал из-за стола и несколько раз прошелся по комнате. Потом остановился за креслом Шерли, склонился над ней и негромко, торжественно проговорил:
    - Обещаю сделать все, о чем вы просите, без всяких оговорок.
    - Если понадобится женская помощь, позовите мою экономку миссис Джилл, пусть оденет меня, когда я умру. Она ко мне привязана. Она мне делала много зла, но я всякий раз ее прощала. Теперь она меня любит и не возьмет и булавки: мое доверие сделало ее честной, снисходительность сделала ее добросердечной. Теперь я уверена в ее преданности, мужестве и любви. Призовите ее, если будет нужда, но, прошу вас, не допускайте ко мне мою добрейшую тетушку и моих робких кузин. Обещайте!
    - Обещаю.
    - Вы так добры, - проговорила Шерли, с улыбкой поднимая глаза на склонившегося над ней Луи Мура.
    - Правда? Вы утешились?
    - Вполне.
    - Я буду с вами, - только я и миссис Джилл, - в любом, в самом крайнем случае, если понадобится мое спокойствие и моя преданность. Я не позволю к вам прикоснуться ничьим трусливым или грубым рукам.
    - Вы все еще считаете меня ребенком?
    - Да.
    - Значит, вы меня презираете.
    - Разве можно презирать детей?
    - По правде говоря, мистер Мур, я совсем не так сильна и уверена в себе, как думают люди, и мне совсем не безразлично участие других. Но когда у меня горе, я боюсь поделиться им с теми, кого люблю, чтобы не причинить им боль, и не могу признаться тем, к кому я равнодушна, потому что их соболезнования мне безразличны. И все же вы не должны смеяться над моей ребячливостью: если бы вы были так несчастны, как я все эти три недели, вам тоже понадобилась бы помощь друга.
    - По-моему, все люди нуждаются в друзьях.
    - Все, в ком есть хоть крупица добра.
    - Но ведь у вас есть Каролина Хелстоун!
    - Да, а у вас - мистер Холл.
    - Согласен. Есть еще миссис Прайор, женщина умная и добрая, в случае нужды вы могли бы с ней посоветоваться.
    - А вы со своим братом Робертом.
    - Если вас подведет ваша правая рука, вам ее заменит преподобный Мэттьюсон Хелстоун, на которого вы всегда можете опереться; откажет левая - к вашим услугам Хайрам Йорк, эсквайр. Оба старика любят вас и уважают.
    - Зато миссис Йорк ни к кому из молодых людей не проявляет такой материнской заботы, как к вам. Не знаю, чем только вы покорили ее сердце, но с вами она нежнее, чем со своими родными сыновьями. Наконец, у вас есть ваша сестра Гортензия.
    - Похоже, что нам обоим не на что жаловаться.
    - Похоже.
    - Мы должны быть благодарны судьбе.
    - Разумеется.
    - И вполне удовлетворены.
    - Конечно.
    - Я, со своей стороны, вполне доволен и могу лишь благодарить судьбу. Благодарность - высокое чувство. Она наполняет сердце, но не разрывает его, она греет душу, но не сжигает. Я люблю смаковать свое счастье. Когда глотаешь его второпях, не чувствуешь вкуса.
    Луи Мур по-прежнему стоял за креслом мисс Килдар и смотрел через ее плечо, как под ее быстрыми пальцами расцветают на канве цветы, обрамленные зеленой листвой. После долгой паузы он снова спросил:
    - Итак, туча совсем рассеялась?
    - Без следа. То, что я есть сейчас, и то, чем была два часа назад, - совершенно разные люди. Мне кажется, мистер Мур, что горе и тайные страхи растут в тишине, как дети титанов, не по дням, а по часам.
    - Вы больше не станете втайне лелеять подобные чувства?
    - Нет, если мне позволят их высказать.
    - У кого вы собираетесь спрашивать "позволения", как вы сами сказали?
    - У вас.
    - Но почему?
    - Потому что вы бываете суровым и замкнутым.
    - Суровым и замкнутым?
    - Да, потому что вы горды.
    - Горд? Отчего же?
    - Мне бы самой хотелось это узнать. Скажите, будьте добры.
    - Возможно, одна из причин в том, что я беден: бедность и гордость часто идут рука об руку.
    - Какая прекрасная причина! Я была бы в восторге, если бы нашлась вторая ей под пару. Постарайтесь найти ей достойную подругу, мистер Мур.
    - Пожалуйста. Что вы думаете о сочетании суровой бедности и капризного непостоянства?
    - Разве вы капризны?
    - Не я, а вы!
    - Клевета! Я тверда, как скала, постоянна, как Полярная звезда.
    - Иногда поутру я гляжу в окно и вижу прекрасную полную радугу, ярко сверкающую всеми красками и озаряющую надеждой сумрачный небосклон жизни. Час спустя, когда я снова гляжу в окно, половина радуги уже исчезла, вторая померкла. А вскоре на пасмурном небе не остается и следов этого радостного символа надежды.
    - Мистер Мур, вы не должны поддаваться таким изменчивым настроениям, - это ваш самый большой недостаток. С вами никогда не знаешь, чего ожидать.
    - Мисс Килдар, когда-то у меня целых два года была ученица, которой я очень дорожил. Генри мне дорог, но она была еще дороже. Генри никогда не причинял мне неприятностей; она - частенько. Я думаю, двадцать три часа из двадцати четырех она только и делала, что досаждала мне.
    - Она никогда не бывала с вами более трех или в крайнем случае шести часов кряду.
    - Иногда она выливала чаи из моей чашки и утаскивала еду с моей тарелки, оставляя меня на весь день голодным, а мне это было крайне неприятно, потому что я люблю вкусно поесть и вообще сторонник скромных земных радостей.
    - Я это знаю. Я превосходно знаю, какие кушанья вы любите, знаю все ваши самые лакомые блюда...
    - Но она портила мне эти блюда и заодно дурачила меня. Я люблю поспать. В давние времена, когда я еще принадлежал самому себе, ночи никогда не казались мне слишком длинными, а постель слишком жесткой. Она все изменила.
    - Мистер Мур!..
    - А когда она отняла у меня покой и радость жизни, она сама покинула меня - совершенно спокойно, хладнокровно, словно после всего этого мир мог стать для меня таким же, как прежде. Я знал, что когда-нибудь встречусь с ней снова. Почти через два года мы увиделись в доме, где она была хозяйкой. Как же, вы думаете, она со мной обошлась, мисс Килдар?
    - Как прилежная ученица, хорошо усвоившая ваши уроки.
    - Она приняла меня высокомерно, воздвигла между нами стену отчужденности, держала меня на расстоянии своей сухостью, надменным взглядом, ледяною вежливостью.
    - Она была прекрасной ученицей! Ваша замкнутость научила ее сухости. Ваша холодность научила ее высокомерию. Согласитесь, сэр, ваши уроки не пропали даром!
    - Совесть, честь и самая жестокая необходимость заставляли меня держаться отчужденно, сковывали меня, как тяжкие кандалы. Она же была свободна - она могла быть великодушнее.
    - Она никогда не была достаточно свободна, чтобы поступиться уважением к самой себе, чтобы просить, ожидая отказа.
    - Значит, она была непостоянна, потому что продолжала искушать меня, как прежде
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113