» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

    Встав из-за фортепьяно, Шерли подошла к камину и присела на козетку. Дамы стояли вокруг нее и молчали. Девицы Симпсон и девицы Наннли смотрели на мисс Килдар, как трусливые курицы на ибиса, или белую цаплю, или еще какую-нибудь диковинную птицу. С чего это она так пела? Они так никогда не певали! Пристойно ли петь с таким чувством, с таким своеобразием? В пансионах так не поют! Решительно все это слишком странно и необычно. А то, что странно, должно быть дурно, то, что необычно, должно быть непристойно. Шерли была осуждена.
    Даже старая леди Наннли смотрела на Шерли из своего большого кресла у камина ледяными глазами, и взгляд ее говорил:
    "Эта женщина - иной породы, нежели я и мои дочери. Она не годится в жены моему сыну".
    Сын ее увидел этот взгляд и понял его значение. Он встревожился. То, к чему он так стремился, может от него ускользнуть, надо спешить!
    Зала, в которой они сидели, была некогда картинной галереей. Отец сэра Филиппа, сэр Монктон Наннли, превратил галерею в гостиную, но она так и осталась сумрачной и необжитой. Глубокая ниша с окном, в которой помещался диван, стол и затейливый секретер, образовала в ней как бы комнату в комнате. Два человека вполне могли там укрыться, и никто бы их не услышал, если бы они не стали разговаривать слишком долго или слишком громко.
    Сэр Филипп попросил своих сестер спеть дуэт; для девиц Симпсон тоже приискал какое-то занятие, а что касается старших дам, то они сами увлеклись беседой. К его удовольствию, Шерли поднялась, чтобы взглянуть на картины. Сэр Филипп тотчас вспомнил об одной из своих прабабушек, темноволосой красавице, похожей на южный цветок, и стал рассказывать о ней своей гостье.
    Кое-какие вещи этой красавицы хранились в уже упомянутой нише. Когда Шерли зашла туда, чтобы разглядеть ее молитвенник и четки, лежавшие в инкрустированном шкафчике, сэр Филипп последовал за ней и, пока девицы Наннли визгливыми голосами выводили пребанальнейший дуэт, начисто лишенный чувства и смысла, торопливо шепнул мисс Килдар несколько фраз.
    Сначала Шерли была настолько поражена, что можно было подумать, будто его шепот, как по волшебству, превратил ее в статую. Но уже в следующее мгновение она оправилась и что-то ответила ему. Они разошлись. Мисс Килдар вернулась к камину и уселась на свое место; баронет посмотрел ей вслед, потом тоже подошел и встал рядом со своими сестрами. Лишь мистер Симпсон, вездесущий мистер Симпсон заметил эту сцену.
    Сей джентльмен тотчас же сделал свои выводы. Будь он так же проницателен, как любопытен, и так же умен, как пронырлив, лицо сэра Филиппа открыло бы ему, что он ошибается. Однако с его ограниченным, поверхностным и легковесным характером он ничего не желал замечать и отправился домой гордый, как петух.
    Мистер Симпсон был не из тех, кто умеет хранить тайны: что-нибудь узнав, он уже не мог удержаться от болтовни. На следующее утро он под каким-то предлогом призвал воспитателя своего сына и весьма напыщенно, с торжественной миной объявил ему, чтобы тот на всякий случай приготовился к отъезду, ибо, возможно, в ближайшие дни они вернутся к себе на юг. Важные дела, которые до сих пор удерживали его, то бишь мистера Симпсона, в Йоркшире, подходят к счастливому концу; его усилия, стоившие ему стольких трудов и волнений, наконец должны увенчаться успехом, и вскоре их семья обзаведется новым - и чрезвычайно высоким - родством.
    - По-видимому, речь идет о сэре Филиппе Наннли? - спросил Луи Мур.
    Вместо ответа мистер Симпсон взял понюшку табаку и разразился кудахтающим хихиканьем. Потом, вдруг вспомнив о своем достоинстве, умолк и предложил воспитателю заняться делом.
    В продолжение следующих двух дней мистер Симпсон был кроток, как голубица, но беспокойство снедало его, и когда он ходил, то поступью напоминал скорее курицу, прыгающую по горячим углям. Он то и дело выглядывал в окно, прислушиваясь, не раздастся ли стук колес. Жена Синей Бороды не была и вполовину так любопытна, как мистер Симпсон. Он ждал, когда последует формальное предложение, когда его призовут для совета, когда пошлют за адвокатами и когда, наконец, приступят к обсуждению контракта и начнутся прочие восхитительные светские хлопоты обставленные с должной пышностью.
    И вот письмо пришло. Мистер Симпсон собственноручно передал его мисс Килдар: он знал почерк и узнал печать баронета по гербу. Он не видел, как Шерли вскрыла письмо, потому что она сразу ушла с ним в свою комнату, и не видел ответа, потому что она писала его у себя взаперти, и писала долго - почти полдня! На его вопрос, дала ли она ответ, Шерли коротко сказала: "Да".
    И снова ему пришлось ждать, ждать молча, не осмеливаясь ни о чем заговорить. Что-то в лице Шерли удерживало его от расспросов, что-то очень опасное, страшное и непонятное для мистера Симпсона, как надпись на стене на пиру Валтасара{487}. Несколько раз он порывался послать за своим пророком Даниилом, то бишь за Луи Муром, и попросить у него истолкования сей надписи, но его достоинство восставало против подобной фамильярности.
    Кстати, сам пророк Даниил, видимо, был в затруднении и ломал себе голову над значением той же загадочной надписи. Он походил в те дни на студента, для которого грамматика - звук пустой, а словари - темный лес.

x x x

    Мистер Симпсон отправился к своему приятелю в Уолден Холл скоротать тоскливые часы ожидания. Вернулся он намного раньше, чем его ожидали, когда вся его семья и мисс Килдар еще сидели в дубовой гостиной. Мистер Симпсон обратился к племяннице и попросил ее пройти с ним в другую комнату для сугубо частного разговора.
    Шерли поднялась, ни о чем не спрашивая и ничему не удивляясь.
    - Хорошо, сэр! - сказала она тем решительным тоном, каким отвечают на сообщение о приезде зубного врача, который вырвет наконец коренной зуб, целый месяц причинявший вам адские муки. Положив шитье и наперсток на скамеечку в нише окна, она последовала за своим дядюшкой.
    Когда мистер Симпсон закрыл двери, оба сели в кресла, стоявшие друг против друга на расстоянии нескольких шагов.
    - Я был в Уолден Холле, - проговорил мистер Симпсон и многозначительно замолк.
    Мисс Килдар с интересом рассматривала красивый ковер с бело-зеленым узором. Это сообщение не требовало никакого ответа, и она молчала.
    - Я узнал, - медленно продолжал мистер Симпсон, - я узнал о некоторых обстоятельствах, которые меня поразили.
    Подперев щеку указательным пальцем, Шерли ждала, пока он объяснит, что это за обстоятельства.
    - Говорят, наннлийское поместье заколочено и вся семья уехала. Еще говорят, что баронет... что баронет тоже уехал со своей матерью и сестрами.
    - Вот как? - проговорила Шерли.
    - Осмелюсь спросить, для вас эта новость так же неожиданна, как для меня?
    - Нет, сэр.
    - Но для вас это новость?
    - Да сэр.
    - Я хочу сказать... хочу вам сказать, - продолжал мистер Симпсон, ерзая в кресле и переходя от коротких и до сих пор довольно ясных фраз к своему обычному многословному, путаному и желчному стилю. - Я хочу, я желаю полного объяснения. Вы от меня так не отделаетесь, нет! Я, я требую, чтобы вы меня выслушали и... и чтобы все было по-моему. Вы должны ответить на мои вопросы. Я хочу ответов ясных и полных. Я с собой шутить не позволю!
    Шерли молчала.
    - Странно, поразительно, просто невероятно! Нет, это просто непостижимо! Я думал: все в порядке, - как же могло быть иначе? - и вдруг - вся семья уехала!
    - Я полагаю, сэр, они имели право уехать.
    - Но сэр Филипп тоже уехал! - воскликнул мистер Симпсон, подчеркивая каждое слово.
    Шерли подняла брови.
    - Счастливого ему пути! - сказала она по-французски.
    - Нет, так оставить дело нельзя, это надо тотчас исправить.
    Мистер Симпсон придвинул свое кресло поближе, потом снова отодвинулся; вид у него был крайне обозленный и совершенно беспомощный.
    - Полно, дядюшка, полно, успокойтесь, - с упреком сказала Шерли. - Если вы начнете сердиться и раздражаться, мы с вами ни о чем толком не договоримся. Спрашивайте меня: я так же хочу объясниться, как и вы, и обещаю отвечать только правду.
    - Я хочу... я желаю знать, мисс Килдар, сделал вам сэр Филипп предложение или нет?
    - Сделал.
    - И вы признаетесь?..
    - Признаюсь. Но прошу вас продолжать. Считайте, что этот вопрос мы выяснили.
    - Когда он вам сделал предложение? В тот вечер, когда мы у них обедали?
    - Достаточно, что он его сделал. Продолжайте.
    - Это было в нише? В той зале, где была картинная галерея, которую сэр Монктон переделал в гостиную?
    Ответа не последовало.
    - Вы были там вдвоем, разглядывали шкафчик; я все видел, моя догадливость меня не обманула, она меня никогда не обманывает. Потом вы получили от него письмо. Что это за письмо? О чем?
    - Это неважно.
    - Так-то вы разговариваете со мной?
    Шерли молчала, постукивая ногой по ковру.
    - Вы сидите, молчите и дуетесь. Кто обещал мне говорить только правду?
    - Сэр, до сих пор я говорила только правду. Спрашивайте еще.
    - Я бы хотел взглянуть на это письмо.
    - Вы его не увидите.
    - Я должен его прочесть, и я его прочту. Я ваш опекун, сударыня!
    - С тех пор как я достигла совершеннолетия, у меня нет опекуна.
    - Неблагодарная! Я воспитывал вас, как родную дочь...
    - Еще раз прошу вас, дядюшка, не отвлекайтесь. Будем хладнокровны. Я, со своей стороны, не собираюсь сердиться, но вы-то знаете, когда меня выведут из себя, я сама не помню, что говорю, и меня тогда трудно остановить. Послушайте! Вы спросили, сделал ли мне сэр Филипп предложение? Я вам ответила. Что еще вы хотите узнать?
    - Я желаю знать, приняли вы его или отказали, - и я это узнаю.
    - Разумеется, это вы должны знать. Я ему отказала.
    - Отказала! Вы, вы, Шерли Килдар, отказали сэру Филиппу Наннли?
    - Да, отказала.
    Несчастный мистер Симпсон вскочил с кресла и сначала заметался, потом просто забегал по комнате.
    - Вот оно! Вот как! Так и есть!
    - Откровенно говоря, дядюшка, мне жаль, что это вас так огорчает.
    Есть люди, с которыми ничего нельзя сделать уступками и уговорами. Вместо того чтобы смягчиться и примириться, они становятся назойливее и нахальнее. Мистер Симпсон был из их числа.
    - Меня огорчает?! Что мне до этого? Какая мне от этого польза? Может быть, вы еще скажете, что я думаю о своей выгоде!
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113