» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли

    - Большинство людей всегда думает о той или иной выгоде.
    - И это она говорит мне в глаза! Мне! Я... я был ей почти отцом, а она обвиняет меня в корысти!
    - Я ничего не говорила о корысти.
    - А теперь еще отговаривается! У вас нет никаких устоев.
    - Дядя, вы меня утомляете! Позвольте мне уйти.
    - Нет, вы не уйдете! Вы должны мне ответить. Каковы ваши намерения, мисс Килдар?
    - В каком отношении?
    - Я говорю о замужестве.
    - Я намерена спокойно жить и делать только то, что мне хочется.
    - "Только то, что хочется"! Такие слова в высшей степени неприличны!
    - Мистер Симпсон, советую меня не оскорблять! Вы знаете, я этого терпеть не стану!
    - Вы читаете по-французски. Ваш разум отравлен французскими романами. Вы вся пропитались французским легкомыслием.
    - Вы вступаете на скользкий путь, берегитесь!
    - Рано или поздно это кончится бесчестием, я это давно предвидел.
    - Вы хотите сказать, сэр, что нечто, связанное со мной, может кончиться бесчестием?
    - И кончится, непременно этим кончится! Вы сами сейчас говорили, что будете поступать, как вам вздумается. Вы не признаете ни правил поведения, ни границ.
    - Полнейшая ерунда! И столь же грубая, сколь глупая.
    - Вам нет дела до приличий! Скоро вы восстанете против благопристойности.
    - Вы наскучили мне, дядюшка.
    - Отвечайте, сударыня, отвечайте: почему вы отказали сэру Филиппу?
    - Наконец-то хоть один разумный вопрос. Охотно отвечу. Сэр Филипп для меня слишком юн: я всегда смотрела на него как на мальчика. Все его родственники - особенно мать - были бы недовольны нашим браком. Эта женитьба поссорила бы его с родней. С точки зрения света я ему не ровня.
    - И это все?
    - У нас с ним разные взгляды.
    - Полно! Такого любезного, уступчивого джентльмена не сыскать!
    - Он весьма любезен, весьма достоин, он само совершенство, но он не может быть моим наставником ни в чем. Я не смогу дать ему счастья и не возьмусь за это ни за какие блага. Я никогда не приму руки, которая не в силах меня укрощать и сдерживать.
    - А я думал, вам нравится делать что захочется. Вы противоречите самой себе.
    - Если я дам обещание повиноваться, то лишь тогда, когда буду уверена, что смогу сдержать это обещание, а такому юнцу, как сэр Филипп, я не стану повиноваться. Да он и не сможет мне приказывать: мне придется самой направлять его и вести, а это занятие не в моем вкусе.
    - Покорять, приказывать, управлять, - это вам не по вкусу?!
    - С дядей - еще пожалуй, но не с мужем.
    - В чем же разница?
    - Кое-какая разница все-таки есть, это я знаю точно. Мужчина, который, став моим мужем, захочет жить со мной в мире и согласии, должен держать меня в руках, - это я тоже знаю достаточно хорошо.
    - Желаю вам выйти замуж за настоящего тирана!
    - С тираном я не останусь ни дня, ни часа: я взбунтуюсь, сбегу или его прогоню с позором!
    - Просто голова идет кругом, так вы противоречивы!
    - Я это заметила.
    - Вы говорите, что сэр Филипп молод. Но ведь ему двадцать два года!
    - Моему мужу должно быть тридцать, а по уму - сорок.
    - Может быть, вы пойдете за какую-нибудь развалину? Тогда выбирайте седого или лысого старика!
    - Нет, благодарю вас.
    - Можете еще выбрать какого-нибудь влюбленного дурачка и пришпилить его к своей юбке.
    - Я могла бы так поступить с мальчишкой, но это не по мне. Я же сказала, что мне нужен наставник, который внушал бы мне добрые чувства, делал бы меня лучше. Мне нужен человек, власти которого охотно подчинится мой строптивый нрав; муж, чья похвала вознаграждала бы меня, а порицание - карало, повелитель, которого я не могла бы не любить, хотя, возможно, могла бы бояться.
    - Что же мешало вам вести себя точно так же с сэром Филиппом? Он баронет: его знатность, богатство и связи не чета вашим. Если говорить о душе, то он - поэт; он пишет стихи, на что вы, позволю себе заметить, не способны при всем вашем уме.
    - Но у него нет той силы, той власти, о которой я говорю, и ее не может заменить ни богатство, ни знатность, ни титул, ни стихотворство. Все это легковеснее пуха и нуждается в прочной основе. Будь он солиднее, рассудительнее, практичнее, я бы относилась к нему лучше.
    - Вы с Генри всегда бредили поэзией; еще девочкой вы загорались от каждой строки.
    - Ах, дядюшка, в этом мире нет и не будет ничего прекраснее и драгоценнее поэзии!
    - Так, Бога ради, выходите замуж за поэта!
    - Укажите мне его.
    - Сэр Филипп.
    - Какой же он поэт? Он такой же поэт, как и вы.
    - Сударыня, вы уклоняетесь от ответа.
    - Вы правы, я бы хотела изменить тему разговора и буду рада, если вы мне поможете. Нам незачем ссориться и выходить из себя.
    - Выходить из себя, мисс Килдар? Интересно, кто же из нас выходит из себя?
    - Я пока креплюсь.
    - Вы хотите сказать, что я уже вышел из себя? Если так, то вы просто дерзкая девчонка!
    - Видите, вы уже бранитесь.
    - Вот именно! С вашим длинным языком вы даже Иова{492} выведете из терпения!
    - Да, пожалуй.
    - Прошу вас, без легкомысленных замечаний, мисс! Здесь нет ничего смешного. Я намерен разобраться в этом деле до конца, потому что здесь что-то не чисто, для меня это несомненно. Сейчас с неприличной для вашего пола и возраста откровенностью вы описывали человека, который, по-вашему, был бы вам подходящим мужем. Вы что, списали этот образец с натуры?
    Шерли открыла было рот, но, вместо того чтобы ответить, вдруг густо покраснела. Эти признаки смущения вернули мистеру Симпсону всю его смелость и самоуверенность.
    - Я требую ответа на мой вопрос! - проговорил он решительно.
    - Это исторический образ, дядюшка, списанный со многих оригиналов.
    - Со многих оригиналов? Боже правый!
    - Я много раз влюблялась...
    - Какой цинизм!
    - ...в героев разных народов.
    - Еще что скажете?
    - В философов...
    - Вы сошли с ума!
    - Не трогайте колокольчик, дядюшка, вы испугаете тетю.
    - Бедная ваша тетка - иметь такую племянницу!
    - Однажды я влюбилась в Сократа.
    - Уф! Хватит шуток, сударыня!
    - Я восхищалась Фемистоклом{493}, Леонидом{493}, Эпаминондом{493}...
    - Мисс Килдар!..
    - Пропустим несколько веков. Вашингтон был некрасив, но мне он нравился. А теперь!..
    - Ага! Что же теперь?
    - Если забыть фантазии школьницы и обратиться к действительности...
    - Вот-вот, к действительности! Сейчас вы откроете, что у вас на уме, сударыня.
    - ...и признаться, перед каким алтарем я сейчас молюсь, какому идолу поклоняюсь в душе...
    - Признавайтесь, только, пожалуйста, поскорее: время идти к столу, а исповедаться вам все равно придется!
    - Да, я должна исповедаться: в моем сердце слишком много тайн, я должна их высказать. Жаль только, что вы мистер Симпсон, а не мистер Хелстоун: он бы отнесся ко мне с большим сочувствием.
    - Сударыня, здесь важен здравый смысл и здравая осмотрительность, а не сочувствие, сантименты, чувствительность и тому подобное. Вы сказали, что любите мистера Хелстоуна?
    - Это не совсем так, но довольно близко к истине. Они очень похожи.
    - Я желаю знать имя! И все подробности!
    - Они действительно очень похожи, и не только лицами: это пара соколов - оба суровы, прямы, решительны. Но мой герой сильнее, ум его глубок, как океанская пучина, терпение неистощимо, мощь непреоборима.
    - Напыщенный вздор!
    - Еще скажу, что временами он бывает безжалостен, как зубцы пилы, и угрюм, как голодный ворон.
    - Мисс Килдар, этот человек живет в Брайерфилде? Отвечайте!
    - Дядюшка, я как раз хотела сказать, - его имя уже трепетало у меня на кончике языка.
    - Говори же, дитя мое!..
    - Хорошо сказано, дядюшка: "Говори же, дитя мое!" Как в театре. Ну так вот: в Англии безбожно поносили этого человека, но когда-нибудь его встретят криками восторга. Однако он не возгордится от похвал, так же как не пугался яростных угроз.
    - Я же говорил, что она сошла с ума! Так оно и есть.
    - Мнение о нем будет меняться в нашей стране без конца, но он никогда не изменит своему долгу перед родиной. Полно, дядюшка, перестаньте горячиться, я сейчас скажу вам его имя.
    - Говорите, а не то я...
    - Слушайте! Его зовут Артур Уэллслей, лорд Веллингтон.
    Мистер Симпсон в бешенстве вскочил, вылетел из комнаты, но тотчас вернулся и снова шлепнулся в свое кресло.
    - Сударыня, вы должны мне сказать одно: можете ли вы с вашими убеждениями выйти за человека беднее вас и ниже вас?
    - Ниже меня? Никогда!
    - Значит, вы собираетесь выйти за бедняка? - взвизгнул мистер Симпсон.
    - Кто вам дал право спрашивать меня об этом?
    - Но я должен знать!
    - Таким способом вы ничего не узнаете.
    - Я не желаю, чтобы моя семья была опозорена.
    - Желание здравое, не отступайте от него.
    - Но, сударыня, это зависит от вас!
    - Нет, сэр, потому что я не из вашей семьи.
    - Вы от нас отрекаетесь?
    - Просто я не терплю деспотизма.
    - За кого вы собираетесь выйти замуж? Отвечайте, мисс Килдар!
    - Уж конечно, не за Сэма Уинна, потому что его я презираю, и не за сэра Филиппа, потому что его я могу только уважать.
    - Кто же у вас на примете?
    - Четыре отвергнутых жениха.
    - Нет, такое упрямство поистине невозможно! На вас кто-то дурно влияет
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113