» в начало

Шарлотта Бронте - Шерли

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Шерли
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Шерли


    - Что вы хотите этим сказать? Есть слова, от которых у меня закипает кровь. "Дурно влияет"! Что это еще за старушечьи сплетни?
    - Вы молодая, знатная леди...
    - Я в тысячу раз лучше: я честная женщина и требую, чтобы со мной так и обращались.
    - А знаете ли вы, - зашипел мистер Симпсон, весь побелев и с таинственным видом придвигаясь к Шерли, - известно ли вам, что все соседи в округе судачат о вас и вашем обанкротившемся арендаторе, об этом иностранце Муре?
    - В самом деле?
    - Да, ваше имя у всех на устах.
    - Что ж, оно делает честь устам, которые его произносят, и я буду рада, если оно их облагородит.
    - Неужели это он на вас влияет?
    - Во всяком случае, скорее он, чем все, кого вы расхваливали.
    - И это за него вы собираетесь замуж?
    - А что? Он хорош собой, мужественен, властен.
    - И вы говорите это мне в глаза? О каком-то фламандском проходимце, о низком торгаше?
    - Он талантлив, предприимчив решителен. У него государственный ум и осанка повелителя.
    - И она открыто его восхваляет! Без страха и без стыда!
    - Имя Мура только так и можно произносить - без стыда и без страха, потому что Муры честны и мужественны.
    - Она сумасшедшая, я же говорил.
    - Вы мне досаждали, пока я не вспылила, терзали меня, пока не вывели из себя.
    - Этот Мур - братец воспитателя моего сына. Неужели вы позволите какому-то репетитору называть вас сестрой?
    Глаза Шерли, обращенные на мистера Симпсона, сверкнули и засияли.
    - О нет, ни за что! - воскликнула она. - Даже если мне предложат королевство или еще сто лет жизни, - этому не бывать.
    - Но вы не сможете отделить мужа от его семьи!
    - Что ж из этого?
    - Значит, мистер Луи Мур будет вашим братом!
    - Мистер Симпсон!.. Мне до смерти надоел весь этот вздор, я больше не хочу его слышать. Мы с вами по-разному мыслим, у нас разные цели, и мы поклоняемся разным богам. Одно и то же мы видим с неодинаковых точек зрения и мерим неодинаковыми мерками. Похоже, что мы вообще говорим на разных языках. Давайте лучше расстанемся. Я говорю это не потому, что вы мне ненавистны, - продолжала она со все возрастающим волнением. - По-своему вы человек неплохой и, может быть, искренно желаете мне добра. Но мы никогда не поймем друг друга, мы всегда будем говорить о разных вещах. Вы досаждаете мне всякими пустяками, выводите из себя мелочной тиранией, бесите придирками. Что же до ваших ничтожных принципов, ограниченных правил, жалких предрассудков, предубеждений и догматов, - оставьте их при себе, мистер Симпсон! Ступайте и принесите их божеству, которому поклоняетесь. Мне они не нужны, и я не хочу о них даже знать. Мне сияет иной свет, у меня иная вера, иная надежда, иная религия.
    - Иная религия? Значит, она еще и не христианка!
    - Да, у меня иная религия, я не верю в вашего Бога.
    - Не верить в Бога?!
    - Ваш Бог, сэр, - это светское общество, так называемый свет. Для меня вы тоже не христианин, а идолопоклонник. Я полагаю, вы поклоняетесь идолам по своему невежеству; во всяком случае вы слишком суеверны. Ваш Бог, сэр, ваш великий Ваал, ваш Дагон с рыбьим хвостом предстает передо мной, как злой демон. Вы и вам подобные возвели его на трон, увенчали короной, вручили ему скипетр. Но смотрите, как отвратительно он управляет миром! Его любимое занятие - устраивать браки! Он связывает юность с дряхлостью, силу с ничтожеством. Он воскрешает вновь все извращенные жестокости Мезенция{496} и соединяет мертвецов с живыми. В его царстве властвует ненависть - затаенная ненависть; отвращение - скрытое отвращение; измены - семейные измены; порок - глубокий, смертельный, домашний порок. В его владениях у родителей, которые никогда не любили, растут никого не любящие дети: со дня рождения они пьют желчь разочарования и дышат воздухом, душным от лжи. Ваш Бог устраивает браки королей, - взгляните же на ваши королевские династии! Ваше божество - это божество заморских аристократов; но попробуйте разобраться в голубой крови испанских монархов! Ваш Бог - это французский Гименей; но что такое семейная жизнь французов? Все, что окружает вашего идола, обречено на гибель, все вырождается и мельчает под его властью. Ваш Бог - это замаскированная Смерть!
    - Какие ужасные слова! Вы не должны больше общаться с моими дочерьми, мисс Килдар: подобная близость для них опасна... Знай я раньше... Но я думал, вы просто сумасбродны... Никогда бы не поверил...
    - Зато теперь, сэр, надеюсь, вы уяснили, что вам заботиться о моей судьбе бесполезно? Чем больше вы стараетесь, тем хуже: вы сеете ветер, но пожнете бурю. Я смету паутину ваших замыслов, чтобы она мне не мешала. Решение мое твердо, и вы не сможете его поколебать. Свою руку я отдам лишь тогда, когда мне прикажет сердце и совесть, - и только они. Поймите это наконец!
    Мистер Симпсон был озадачен.
    - В жизни ничего подобного не слыхивал! - бормотал он. - Со мной никто не осмеливался так говорить. Никто и никогда... В жизни...
    - Вы совсем запутались, сэр. Лучше вам уйти. Или мне.
    Он поспешно встал.
    - Надо немедленно уезжать. Прочь из этого дома! Мы сегодня же уедем.
    - Не торопите тетю и кузин, дайте им немного времени.
    - Нет, довольно разговоров. Она просто не в себе!
    Он дошел до двери, вернулся за своим платком, уронил табакерку, высыпав все ее содержимое на ковер, споткнулся и чуть не упал на Варвара, который лежал поперек дорожки. Доведенный до предела, мистер Симпсон в отчаянии послал к черту доброго пса, наградил нелестным эпитетом его хозяйку и выскочил из комнаты.
    - Бедный мистер Симпсон! - проговорила Шерли про себя. - Оказывается, он не только слаб, но и груб... Ах, как я устала! - прибавила она. - Голова болит...
    Она приклонила голову на подушку и незаметно для себя задремала.
    Человек, который вошел в комнату четверть часа спустя, увидел, что она спит глубоким сном. После всяких тревог и неприятностей Шерли всегда прибегала к этому природному лекарству, и сон тотчас приходил на ее зов.
    Вошедший постоял над нею, потом позвал:
    - Мисс Килдар!
    Возможно, голос его совпал с каким-то сновидением, потому что Шерли не испугалась и даже не совсем проснулась; не открывая глаз, она лишь слегка повернула голову, так что теперь стала видна ее щека, прежде закрытая рукой. Лицо у нее было розовое, счастливое и на губах бродила легкая улыбка, но длинные ресницы были влажны: то ли она поплакала во сне, то ли еще до того, как заснула, уронила несколько слезинок, вызванных обидными словами мистера Симпсона. Ни один мужчина, а тем более женщина, как бы сильны они ни были, не в состоянии спокойно выносить несправедливость. Клевета или унизительные слова иной раз больно ранят беззащитную душу, даже если их слышишь из уст глупца. Шерли походила на ребенка, которого наказали за шалости, но теперь простили и уложили спать.
    - Мисс Килдар! - снова послышался голос.
    На этот раз он разбудил Шерли. Она открыла глаза и увидела возле себя Луи Мура. Впрочем, не совсем возле - он стоял в двух-трех шагах от нее.
    - О мистер Мур, - проговорила она. - Я уж испугалась, что это снова мой дядюшка: мы с ним поссорились.
    - Мистер Симпсон мог бы оставить вас в покое, - последовал ответ. - Разве он не видит, что вы еще не совсем окрепли?
    - Слабенькой я ему не показалась, уверяю вас. Во всяком случае, при нем я не плакала.
    - Он говорит, что собирается покинуть Филдхед. Сейчас он дает распоряжения своим домашним. Он заходил в классную комнату и разговаривал тем же тоном, которым, видимо, говорил и с вами. Наверное, он вас замучил...
    - Вы с Генри тоже уезжаете?
    - Его едва можно понять, но я полагаю, что это относится и к Генри. Впрочем, завтра все может измениться: сейчас он в таком состоянии, что его решимости вряд ли хватит более чем на два жала. Он еще может прожить здесь не одну неделю. Мне он тоже сказал что-то непонятное, - об этом надо будет еще подумать на досуге. Когда он вошел, я как раз читал записку, полученную от мистера Йорка, и у меня не было времени разговаривать, - пришлось его оборвать. Он в бешенстве, но мне не до него. Вот записка, взгляните. Она касается моего брата Роберта.
    Луи Мур внимательно посмотрел на Шерли.
    - Рада слышать, что от него есть вести. Он скоро вернется?
    - Он вернулся, он уже в Йоркшире. Мистер Йорк ездил вчера в Стилбро его встречать.
    - Мистер Мур... что-нибудь случилось?
    - Разве мой голос дрожит? Сейчас он в Брайермейнсе, и я еду к нему.
    - Что произошло?
    - Вы бледнеете, - я уже сожалею, что заговорил об этом. Не бойтесь, могло быть и хуже. Роберт жив, но опасно ранен.
    - О Боже! Вы сами побледнели! Сядьте рядом со мной.
    - Прочтите записку. Позвольте, я разверну...
    Мисс Килдар прочитала записку; в ней Йорк коротко извещал о том, что прошлой ночью Роберт Мур был ранен выстрелом в спину из-за стены Милденского сада у подножья холма Броу. Рана тяжелая, но есть надежда, что не смертельная. Что касается убийцы или убийц, о них ничего не известно - они скрылись.
    "Несомненно, это была месть, - писал мистер Йорк. - Жаль, что он возбудил такую ненависть, но теперь жалеть поздно".
    - Он мой единственный брат, - сказал Луи, когда Шерли вернула ему записку. - Я не могу спокойно слышать, что какие-то мерзавцы подстерегли его в засаде, как дикого зверя, и выстрелили ему в спину из-за угла.
    - Успокойтесь, не теряйте надежды. Он поправится, я знаю, он выздоровеет.
    Стараясь утешить его, Шерли легким, почти неощутимым жестом коснулась руки Луи Мура, лежавшей на подлокотнике кресла.
    - Дайте мне вашу руку, - сказал он. - Это будет в первый раз, в минуту тяжкого горя.
    И, не дожидаясь ни согласия, ни отказа, он взял руку Шерли.
    - Я сейчас отправляюсь в Брайермейнс, - продолжал он. - А вас я попрошу сходить к Хелстоунам и известить обо всем Каролину. Будет лучше, если она узнает это от вас. Вы пойдете?
    - Сейчас же! - с готовностью ответила Шерли. - Сказать ей, что опасности нет?
    - Да, скажите.
    - Надеюсь, вы скоро вернетесь с новостями.
    - Я либо вернусь, либо напишу.
    - Доверьте мне Каролину. С вашей сестрой я тоже поговорю. Впрочем, она, наверное, уже возле Роберта?
    - Наверное
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113