» в начало

Шарлотта Бронте - Джен Эйр

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Джен Эйр
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Джен Эйр

Он и мисс Уилсон осмелились влюбиться друг в друга, - по крайней мере мы с Тедо так решили. Нам удалось подметить нежные взгляды и вздохи, которые казались нам признаками de la belle passion [нежных чувств (фр.)], и все скоро узнали о нашем открытии. Мы воспользовались им для того, чтобы выжить их из нашего дома. Мамочка, как только узнала об этой истории, усмотрела в ней безнравственные тенденции. Разве не так, леди мать?
    - Разумеется, душа моя, и я была права. Поверь, существует тысяча причин, по которым любовные интрижки между гувернантками и учителями не могут быть допущены ни на мгновение ни в одном порядочном доме. Во-первых...
    - Помилосердствуй, мама, избавь нас от перечислений. Право же, мы сами все это знаем: опасность дурного примера для невинных детских душ, рассеянность влюбленных - и отсюда пренебрежение своими обязанностями; затем взаимное их понимание и поддержка, а отсюда дерзость, мятеж и полный беспорядок. Я права, баронесса Ингрэм из Ингрэм-парка?
    - Мой чистый ангел, ты права, как всегда.
    - Тогда не о чем больше и говорить. Давайте переменим тему.
    Эми Эштон, которая не слышала или не обратила внимания на этот приказ, заявила своим кротким голоском маленькой девочки:
    - А мы с Луизой тоже дразнили нашу гувернантку, но она была так добра, что все решительно переносила. Ничем нельзя ее было вывести из себя. Она никогда на нас не сердилась. Ведь верно, Луиза?
    - Никогда! Мы могли делать что угодно: шарить в ее столе или рабочей корзинке, все перевернуть вверх дном в ее ящиках. Она была так добродушна, что давала нам все, чего бы мы ни попросили.
    - Ну, - заметила мисс Ингрэм с саркастической усмешкой, - кажется, все теперь займутся воспоминаниями о своих гувернантках. Во избежание этого я еще раз предлагаю другую тему. Мистер Рочестер, вы поддерживаете меня?
    - Сударыня, я поддерживаю вас в этом, как и во всем остальном.
    - Тогда беру дальнейшее на себя. Сеньор Эдуардо, вы нынче в голосе?
    - Донна Бианка, если вы прикажете, я буду в голосе.
    - А тогда, сеньор, слушайтесь моего королевского приказа - приведите в готовность ваши легкие и другие вокальные органы, чтобы служить моим желаниям.
    - Кто не захочет быть Риччио [Риччио Давид (1540-1566) - итальянский музыкант, фаворит Марии Стюарт, королевы Шотландской] при столь божественной Мери?
    - Бросьте вашего Риччио! - воскликнула она, тряхнув кудрями и направляясь к роялю. - Я считаю, что скрипач Давид был препротивным субъектом, черный Босвел [Босвел Джемс Хэпберн (1536-1578) - шотландский аристократ. Был женат на Марии Стюарт] нравится мне гораздо больше. По-моему, мужчина ничего не стоит, если в нем нет чего-то дьявольского. Пусть история говорит что угодно, но, мне кажется, он был как раз таким диким, неистовым героем злодейского типа, какому я согласилась бы отдать свою руку.
    - Джентльмены, вы слышите? Кто из вас больше всего похож на Босвела? - воскликнул мистер Рочестер.
    - Я бы сказал, что, пожалуй, вы, - отозвался полковник Дэнт.
    - Клянусь честью, я вам чрезвычайно благодарен! - отозвался мистер Рочестер.
    Мисс Ингрэм, с горделивой грацией усевшись за рояль, расправила вокруг себя пышные складки своей белоснежной одежды и заиграла бравурное вступление. Вместе с тем она продолжала говорить. Очевидно, она была сегодня в ударе. Ее речи и выражение лица были предназначены, казалось бы, для того, чтобы не только вызывать восхищение, но прямо-таки ослеплять своих слушателей. Сегодня она, видимо, собиралась показать себя особенно бесшабашной и смелой.
    - О, мне так надоели наши теперешние молодые люди! - восклицала Бланш, исполняя оглушительные пассажи на рояле. - Бедные, ничтожные существа, которые не смеют шага сделать за решетку папиного парка и даже до решетки боятся дойти без маминого позволения и охраны. Это люди, которые только и заняты своим красивым лицом, белыми руками и маленькими ногами. Как будто настоящему мужчине нужна красота! Как будто очарование не является исключительным преимуществом женщины, ее законным достоянием и наследием! Некрасивая женщина - это просто оскорбление природе. От мужчин же требуется только одно - сила и решительность. Пусть их девизом будет охота, стрельба, война, - все остальное вздор. Будь я мужчиной, мой девиз был бы именно таков.
    - Когда я решу выйти замуж, - продолжала она, сделав паузу, хотя никто ей не возражал, - я найду себе такого мужа, который не будет соперничать со мной в красоте, а скорее будет оттенять ее. Я не потерплю соперника у своего престола, моя власть должна быть безраздельна; я хочу, чтобы он любовался только мной, а не собственным отражением в зеркале. А теперь, мистер Рочестер, пойте, я буду вам аккомпанировать.
    - Повинуюсь.
    - Вот песенка корсара. Вы знаете теперь мое отношение к корсарам. Поэтому спойте ее con spirite [с воодушевлением (ит.)].
    - Приказания, исходящие из уст мисс Ингрэм, кажется, воспламенили бы стакан снятого молока.
    - Берегитесь! Если вы не сумеете мне угодить, я пристыжу вас, показав, как нужно исполнять такие вещи.
    - Вы хотите выдать мне премию за неспособность? Теперь я уж наверное провалюсь.
    - Ну, смотрите! Если вы это сделаете нарочно, я вам назначу соответствующее наказание.
    - Мисс Ингрэм должна быть снисходительна, так как она может возложить наказание, превышающее человеческие силы.
    - Объясните, что это значит? - приказала молодая дама.
    - Извините меня, сударыня, никаких объяснений здесь не нужно. Чуткость должна подсказать вам, что ваша нахмуренная бровь уже является серьезнейшим наказанием.
    - Пойте, - снова приказала Бланш и заиграла громкий аккомпанемент.
    "Теперь я могу ускользнуть", - решила я. Но звуки, раздавшиеся вслед за тем, заставили меня остановиться. Миссис Фэйрфакс говорила, что у мистера Рочестера прекрасный голос, - и действительно, у него был глубокий, мощный бас, в который он вкладывал особое чувство, особую выразительность. Этот голос проникал в сердце и странно волновал. Я подождала, пока последний глубокий и полный звук замер и снова зажурчал прерванный на мгновение разговор. Тогда я выбралась из своего уголка и вышла через боковую дверь, которая, к счастью, находилась поблизости. Я очутилась в узеньком коридоре, ведущем в холл. Сделав несколько шагов, я заметила, что у меня развязалась ленточка туфли, и чтобы завязать ее, опустилась на колено на ковер у подножия лестницы. В это время за мной открылась дверь из столовой. Кто-то из мужчин вышел оттуда. Я торопливо поднялась и очутилась лицом к лицу с мистером Рочестером.
    - Как вы поживаете? - спросил он.
    - Очень хорошо, сэр.
    - Отчего вы не подошли и не поговорили со мной в гостиной?
    Мне казалось, что я могла задать ему тот же вопрос; но я не осмелилась и просто сказала:
    - Я не решилась беспокоить вас, так как вы, видимо, были заняты, сэр.
    - Что вы делали в мое отсутствие?
    - Ничего особенного, занималась, как обычно, Аделью.
    - И стали гораздо бледней, чем были. Я увидел это с первого же взгляда. Что случилось?
    - Решительно ничего, сэр.
    - Вы не простудились в ту ночь, когда едва не утопили меня?
    - Ничуть.
    - Вернитесь в гостиную, вы убегаете слишком рано.
    - Я устала, сэр.
    Он с минуту смотрел на меня.
    - И чем-то огорчены, - сказал он. - Чем? Расскажите мне!
    - Ничем, решительно ничем. Я не огорчена.
    - А я утверждаю, что огорчены. И настолько, что еще одно слово - и на ваших глазах выступят слезы, - видите, они уже появились, сверкают, и вот уже одна капля катится по щеке. Если бы у меня было время и я бы не опасался, что какой-нибудь сплетник слуга пройдет здесь, я бы все-таки добился от вас, в чем дело. Ну, на сегодня отпускаю вас. Но имейте в виду, что, пока здесь мои гости, я хочу, чтобы вы появлялись в гостиной каждый вечер; таково мое желание, пожалуйста, не пренебрегайте им. А теперь идите и пришлите Софи за Аделью. Спокойной ночи, моя... - он смолк, прикусил губу и торопливо вышел.

Глава XVIII

    Дни в Торнфильдхолле проходили весело и в суете. Как отличались они от первых трех месяцев, которые я провела под этой крышей, полных тишины, однообразия и уединения! Казалось, отсюда изгнаны все печальные чувства, забыты все мрачные воспоминания. Везде была жизнь, все было полно движения. Нельзя было пройти по коридору, раньше столь тихому, или войти в одну из парадных комнат, раньше столь пустынных, не встретив хорошенькую камеристку или элегантного камердинера.
    Кухня, буфетная, людская, столовая, вестибюль - всюду было полно людей, а гостиные пустели только тогда, когда голубое небо и волшебный солнечный свет чудесного весеннего дня звали гостей в парк. Но даже когда погода испортилась и дождь зарядил на несколько дней, это не повлияло на настроение гостей. Домашние развлечения стали только более оживленными и разнообразными, вследствие того, что прогулкам на открытом воздухе был положен конец.
    В первый вечер, когда решили переменить программу, я была крайне озадачена: все заговорили об игре в шарады, а я, по своему невежеству, не понимала, что это значит. Были призваны слуги, обеденные столы передвинуты, свечи перенесены, стулья расставлены полукругом перед аркой. Мистер Рочестер и другие джентльмены отдавали распоряжения, а дамы порхали вверх и вниз по лестницам, то и дело слышались звонки, которыми они призывали своих горничных. Была приглашена миссис Фэйрфакс и запрошена о том, какие имеются в доме запасы одежды, шалей и всякого рода декоративных тканей. Были осмотрены гардеробы на третьем этаже, и горничные притащили вниз груды парчовых платьев, атласных камзолов, черных шелковых плащей и кружевных жабо; часть вещей была отобрана и отнесена в гостиную.
    Тем временем мистер Рочестер снова пригласил дам и теперь отбирал некоторых из них в свою группу.
    - Мисс Ингрэм, конечно, пойдет ко мне. - Затем он выбрал обеих барышень Эштон и миссис Дэнт. Он взглянул на меня: я случайно оказалась неподалеку, так как застегивала миссис Дэнт расстегнувшийся браслет.
    - А вы будете играть? - спросил он.
    Я отрицательно покачала головой, очень опасаясь, как бы мистер Рочестер не вздумал настаивать; но он этого не сделал и разрешил мне спокойно вернуться на мое обычное место.
    Мой хозяин и его группа скрылись за драпировкой. Остальное общество, по указанию полковника Дэнта, расселось на стульях, расставленных полукругом. Один из джентльменов, мистер Эштон, видимо, заметив меня в углу, предложил пригласить и меня в их компанию. Но леди Ингрэм запротестовала:
    - Нет, - услышала я ее слова. - Разве вы не видите, что она слишком глупа?
    Вскоре зазвонил колокольчик, и занавес поднялся
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859606162636465666768697071727374757677787980818283848586878889909192939495