» в начало

Шарлотта Бронте - Джен Эйр

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Джен Эйр
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Джен Эйр

- Конечно, нужно привести ее сюда.
    - Разумеется! - подхватил его брат. - Как можно упустить такое развлечение!
    - Мальчики, вы с ума сошли! - воскликнула миссис Лин.
    - Я не могу допустить в своем присутствии столь неприличное развлечение, - прошипела вдовствующая леди Ингрэм.
    - Ну, мама, что за глупости! - раздался насмешливый голос Бланш. И она повернулась на табуретке перед роялем. До сих пор она сидела, молча, рассматривая какие-то ноты. - Я хочу, чтобы мне предсказали мою судьбу. Сэм, впустите эту красотку.
    - Но, сокровище мое, пойми сама...
    - Понимаю и знаю заранее все, что ты скажешь. Но будет так, как я хочу. Скорей, Сэм!
    - Да, да, да! - закричала молодежь, и дамы, и джентльмены. - Пусть войдет, очень интересно!
    Слуга все еще медлил.
    - Да это такая скандалистка, - сказал он.
    - Ступайте! - изрекла мисс Ингрэм; и он вышел.
    Гостями овладело волнение. Когда Сэм вернулся, все еще продолжался перекрестный огонь насмешек и шуток.
    - Она не хочет войти, - сказал Сэм. - Она говорит, что ей не пристало показываться перед всей честной компанией (она так выразилась), и требует, чтобы ее отвели в отдельную комнату; если господа хотят погадать, пусть заходят к ней поодиночке.
    - Вот видишь, моя прелесть! - начала леди Ингрэм. - Старуха фокусничает. Послушайся меня, мой ангел...
    - Проводите ее в библиотеку, - отрезал ангел. - Я тоже не собираюсь слушать ее перед всей компанией и предпочитаю остаться с ней вдвоем. В библиотеке топится камин?
    - Да, сударыня, но только это такая продувная бестия...
    - Ну, довольно разговоров, болван! Делайте, как я приказываю.
    Сэм снова исчез. Гостями овладело еще большее оживление.
    - Она приготовилась, - сказал лакей, появившись вновь. - Спрашивает, кто будет первым.
    - Мне кажется, не мешает сначала взглянуть на нее, прежде чем пойдет кто-нибудь из дам, - заметил полковник Дэнт. - Скажите ей, Сэм, что придет джентльмен.
    Сэм вышел и вернулся.
    - Она говорит, сэр, что не желает гадать джентльменам, так что пусть не беспокоятся и приходить к ней. И насчет дам тоже, - едва сдерживая усмешку, продолжал он. - Она просит к себе только молодых и незамужних.
    - Честное слово, она не глупа! - воскликнул Генри Лин.
    Мисс Ингрэм торжественно поднялась.
    - Я иду первая, - заявила она таким тоном, каким бы мог сказать предводитель героического отряда, идущего на верную гибель.
    - О моя дорогая, о мое сокровище! Остановись, подумай! - взмолилась ее мать. Но мисс Ингрэм величественно проплыла мимо нее и скрылась за дверью, которую распахнул перед ней полковник Дэнт. Мы услышали, как она вошла в библиотеку.
    На минуту воцарилось молчание. Леди Ингрэм, решив предаться отчаянию, картинно ломала руки. Мисс Мери уверяла всех, что у нее ни за что не хватило бы храбрости пойти в библиотеку. Эми и Луиза Эштон возбужденно хихикали и явно робели.
    Минуты текли очень медленно. Их прошло не меньше пятнадцати, когда дверь из библиотеки, наконец, снова открылась и под аркой показалась мисс Ингрэм.
    Будет ли она смеяться? Отнесется ли к этому как к шутке? Все взгляды обратились на нее с жадным любопытством, но она встретила их холодно, с непроницаемым видом. Она не казалась ни веселой, ни взволнованной; держась чрезвычайно прямо, она проследовала через комнату и непринужденно уселась на свое прежнее место.
    - Ну, Бланш? - обратился к ней лорд Ингрэм.
    - Что она сказала тебе, сестра? - спросила Мери.
    - Как, какое у вас впечатление? Она настоящая гадалка? - засыпала ее вопросами миссис Эштон.
    - Не спешите, не горячитесь, господа, - отозвалась мисс Ингрэм, - что означают все эти расспросы? Поистине, вы готовы всему верить и изумляться, судя по тому, какой шум все подняли вокруг этой цыганки, а особенно ты, мама! Вы, должно быть, уверены, что в доме находится настоящая колдунья, которая связана с самим чертом. Я же увидела просто нищенку цыганку; она гадала мне по руке, как доморощенная хиромантка, и сказала то, что обычно говорится в таких случаях. Мое любопытство удовлетворено, и, я думаю, мистер Эштон хорошо сделает, если посадит ее завтра в тюрьму, как и грозился.
    Мисс Ингрэм взяла книгу и поглубже уселась в кресло, явно отклоняя дальнейшие разговоры. Я наблюдала за ней с полчаса. Она ни разу не перевернула страницы, и на ее помрачневшем лице все явственнее проступало раздражение и разочарование. Она, видимо, не услышала ничего для себя приятного и, судя по ее угрюмой молчаливости, находилась под сильным впечатлением от разговора с цыганкой, хотя не считала нужным в этом признаться.
    Мери Ингрэм, Эми и Луиза Эштон уверяли, что боятся идти одни, и вместе с тем всем им хотелось пойти. Начались переговоры, причем посредником был Сэм. После бесконечных хождений туда и сюда Сэм, которому все это уже, вероятно, порядком надоело, сообщил, что. капризная сивилла, наконец, позволила барышням явиться втроем.
    Их беседа с цыганкой оказалась более шумной, чем беседа мисс Ингрэм. Из библиотеки то и дело доносились нервные смешки и легкие вскрики. Минут через двадцать барышни, наконец, ворвались в комнату бегом, вне себя от волнения.
    - Она сумасшедшая! - кричали они наперебой. - Она нам сказала такие вещи! Она все знает про нас! - и, задыхаясь, упали в кресла, подставленные им мужчинами.
    Когда их начали осаждать вопросами, они рассказали, что цыганка знает, что каждая из них говорила и делала, когда была еще ребенком; она описала книги и украшения, находящиеся у них дома, - например, альбомы, подаренные им родственниками. Барышни уверяли, что она даже угадывала их мысли и шепнула каждой на ухо имя того, кто ей всех милей, а также назвала каждой ее заветное желание.
    Мужчины потребовали разъяснения относительно последних двух пунктов. Но, возмущенные такой дерзостью, барышни только краснели в ответ. Мамаши тем временем предлагали им нюхательные соли и обмахивали их веерами, все вновь и вновь напоминая о том, что недаром же их предостерегали от этого необдуманного поступка; более пожилые джентльмены посмеивались, а молодежь усиленно навязывала взволнованным барышням свои услуги.
    Среди всего этого смятения я почувствовала, что кто-то коснулся моего локтя, обернулась и увидела Сэма.
    - Прошу вас, мисс, цыганка заявила, что в комнате есть еще одна незамужняя барышня, которая у нее не побывала. Она клянется, что не уйдет отсюда, пока не поговорит со всеми. Я думаю, она вас имела в виду, больше ведь никого нет. Что мне сказать ей?
    - О, я, конечно, пойду, - отвечала я, так как мое любопытство было задето, выскользнула из комнаты, никем не замеченная, ибо все гости столпились вокруг испуганного трио, и быстро притворила за собою дверь.
    - Хотите, мисс, - предложил Сэм, - я подожду вас в холле? Если вы испугаетесь, позовите меня, и я войду.
    - Нет, Сэм, возвращайтесь на кухню. Я не боюсь.
    Я и не боялась, но была очень заинтригована.

Глава ХIX

    Когда я вошла в библиотеку, там царила обычная тишина, а сивилла - если она была сивиллой - сидела в кресле в уютном уголке у камина. На ней был красный плащ и черный чепец, вернее - широкополая цыганская шляпа, подвязанная под подбородком полосатым платком. На столе стояла погасшая свеча. Цыганка сидела, склонившись к огню, и, видимо, читала маленькую черную книжечку, напоминавшую молитвенник; она бормотала себе что-то под нос, как обычно при чтении бормочут старухи, и не сразу прекратила свое занятие при моем появлении. Казалось, она намеревалась сначала дочитать до точки.
    Я подошла к камину, чтобы согреть руки, которые у меня несколько озябли в гостиной, так как я сидела там далеко от огня. Теперь я вполне овладела собой; да в облике цыганки и не было ничего, что могло бы смутить меня. Наконец она закрыла книжечку и взглянула на меня. Широкие поля ее шляпы затеняли часть лица, однако я увидела, когда она подняла голову, что лицо у нее очень странное: оно было какое-то и коричневое и черное. Растрепанные космы волос торчали из-под белой повязки, завязанной под подбородком и закрывавшей массивную нижнюю челюсть. Ее глаза сразу встретились с моими; они смотрели смело и в упор.
    - Что ж, вы хотите, чтобы я и вам погадала? - сказала она голосом столь же решительным, как и ее взгляд, и столь же резким, как ее черты.
    - А это уж ваше дело, матушка: хотите - гадайте хотите - нет. Но только предупреждаю вас, что я в гадание не верю.
    - Вот дерзкая барышня! Впрочем, так я и ожидала! Я знала это уже по вашим шагам, только вы порог переступили.
    - Разве? У вас тонкий слух.
    - Да. И тонкое зрение, и ум.
    - Все это вам нужно при вашем ремесле.
    - Нужно, особенно когда попадется такая особа. Отчего вы не дрожите?
    - Мне не холодно.
    - Отчего вы не побледнели?
    - Я не больна.
    - Почему вы не хотите, чтобы я вам погадала?
    - Потому что я не настолько глупа.
    Старая ведьма захихикала под своей шляпой, затем извлекла коротенькую черную трубку, и закурила ее. Покурив некоторое время, она распрямила согнутую спину, вынула трубку изо рта и, пристально глядя на пламя, сказала очень веско:
    - А все-таки вам холодно. И вы больны и недогадливы.
    - Докажите, - отозвалась я.
    - И докажу, несколькими словами! Вам холодно оттого, что вы одиноки, - ваш огонь не соприкасается с другим огнем. Вы больны оттого, что самые высокие и сладостные чувства, дарованные человеку, не знакомы вам. И вы недогадливы оттого, что предпочитаете страдать, но не хотите поманить счастье к себе, да и сами шагу не сделаете ему навстречу.
    Она снова сунула в рот коротенькую черную трубку и энергично затянулась.
    - Вы можете это сказать каждой девушке, которая живет одна в богатом доме и зависима.
    - Сказать-то я могу каждой, но будет ли это верно для каждой?
    - Если ее судьба сложилась так же, как моя, - да.
    - Если она сложилась так же... но найдите мне еще кого-нибудь, кто очутился бы в вашем положении.
    - Нетрудно найти тысячи.
    - Ни одной. Ваше положение особое, вы близки к счастью, вам стоит только протянуть руку. Все условия в отдельности налицо, достаточно одного движения, и они соединятся. Судьба разъединила их, но дайте только им сблизиться, и вы узнаете блаженство.
    - Я не понимаю ребусов, я в жизни не отгадала ни одной загадки.
    - Если вы хотите, чтобы я высказалась яснее, покажите мне вашу ладонь
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859606162636465666768697071727374757677787980818283848586878889909192939495