» в начало

Шарлотта Бронте - Джен Эйр

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Джен Эйр
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Джен Эйр

- Я уже думал, что вы заглянули в глаза Медузе и окаменели; может быть, теперь вы спросите, как велико ваше состояние?
    - Как велико мое состояние?
    - О, совершенные пустяки! Собственно, не о чем и говорить - каких-нибудь двадцать тысяч фунтов, кажется так.
    - Двадцать тысяч фунтов!
    Я снова была поражена: я предполагала, что это четыре-пять тысяч. От этой новости у меня буквально захватило дыхание. Мистер Сент-Джон, смеха которого я до сих пор ни разу не слыхала, громко рассмеялся.
    - Ну, - продолжал он, - если бы вы совершили убийство, и я сказал бы вам, что ваше преступление раскрыто, вы, наверно, выглядели бы не более потрясенной.
    - Но это большая сумма! Вы не думаете, что тут может быть ошибка?
    - Никакой ошибки.
    - Может быть, вы неверно прочли цифры и там две тысячи?
    - Это написано буквами, а не цифрами, - двадцать тысяч.
    Я почувствовала себя, как человек с обычным средним аппетитом, вдруг очутившийся за столом с угощением на сто персон. Тут мистер Риверс встал и надел свой плащ.
    - Если бы не такая бурная ночь, - сказал он, - я прислал бы Ханну составить вам компанию, - у вас слишком несчастный вид, чтобы оставлять вас одну. Но Ханна, бедняга, не может шагать по сугробам, как я, у нее недостаточно длинные ноги; итак, я оставляю вас наедине с вашими огорчениями. Спокойной ночи!
    Он уже взялся за ручку двери. Внезапная мысль осенила меня.
    - Подождите минуту! - воскликнула я.
    - Что такое?
    - Мне хочется знать, почему мистер Бриггс написал обо мне именно вам, и как он узнал про вас, и почему решил, что вы, живя в таком захолустье, можете помочь ему меня разыскать?
    - О! Ведь я священник, - сказал Сент-Джон, - а к духовным лицам нередко обращаются с самыми необычными делами.
    Снова брякнула щеколда.
    - Нет, этим вы от меня не отделаетесь! - воскликнула я; и в самом деле, его поспешный и туманный ответ, вместо того чтобы удовлетворить мое любопытство, лишь разжег его до крайности. - Это очень странная история, - прибавила я, - и я должна ее выяснить.
    - В другой раз.
    - Нет! Сегодня, сегодня же! - Я встала между ним и дверью.
    Казалось, он был в замешательстве.
    - Вы не уйдете, пока не скажете мне всего! - заявила я.
    - Лучше бы не сегодня.
    - Нет, нет! Именно сегодня!
    - Я предпочел бы, чтобы вам рассказали об этом Диана и Мери.
    Разумеется, эти возражения довели мое любопытство до предела; оно требовало удовлетворения, и немедленно: так я и заявила Сент-Джону.
    - Но я уже говорил вам, что я человек упрямый, - сказал он, - меня трудно убедить.
    - И я тоже упрямая женщина, я не хочу откладывать на завтра!
    - И потом, - продолжал он, - я холоден, и никакой горячностью меня не проймешь.
    - Ну, а я горяча, а огонь растапливает лед. Вот от пламени очага весь снег на вашем плаще растаял; посмотрите на пол, кругом лужи. Если вы хотите, мистер Риверс, чтобы вам простили тяжкое преступление, которое вы совершили, наследив на чистом полу в кухне, - скажите мне то, о чем я вас прошу.
    - Ну, хорошо, - ответил он, - я уступаю если не вашей горячности, то вашей настойчивости, - капля долбит и камень. К тому же вы рано или поздно все равно узнаете. Ваше имя Джен Эйр?
    - Ну да, все это мы уже выяснили.
    - Вы, может быть, не знаете, что мы с вами однофамильцы? Что мое полное имя Сент-Джон Эйр Риверс?
    - Нет, конечно! Теперь-то я вспоминаю, что видела букву "Э" в числе ваших инициалов на книгах, которые вы давали мне читать, но я не спросила у вас, какое имя она обозначает. Ну и что же? Ведь вы не...
    Я замолчала; я не осмеливалась допустить, а тем более выразить словами предположение, которое, едва вспыхнув во мне, сразу окрепло и в мгновение ока превратилось в непреложную уверенность. Отдельные факты сплетались и связывались в стройное целое; цепь, до сих пор казавшаяся бесформенной грудой звеньев, растянулась и распрямилась - звено к звену - с законченной и закономерной последовательностью. Я инстинктивно догадалась обо всем, прежде чем Сент-Джон произнес хоть слово. Однако невозможно требовать от читателя такой же догадливости, и потому я должна повторить его объяснения.
    - Фамилия моей матери была Эйр; у нее было два брата: один - священник, женившийся на мисс Джен Рид из Гейтсхэда; другой - Джон Эйр, эсквайр, коммерсант, в последнее время проживавший в Фунчале на Мадейре. Мистер Бриггс, поверенный мистера Эйра, известил нас в августе этого года о кончине дяди и сообщил, что тот оставил все свое состояние сироте, дочери своего брата - священника, обойдя нас, вследствие ссоры между ним и моим отцом, которую оба они так и не могли забыть. Некоторое время спустя он снова написал нам, извещая, что наследница исчезла, и спрашивая, не знаем ли мы что-нибудь о ней. Ваше имя, случайно написанное на листке бумаги, помогло мне разыскать ее. Остальное вам известно.
    Он снова собрался уходить, но я прислонилась спиной к двери.
    - Дайте мне высказаться, - заявила я, - дайте мне перевести дух и хоть минутку подумать. - Я замолчала; он стоял передо мной с шляпой в руках, вполне спокойный. Я продолжала:
    - Ваша мать была сестрой моего отца?
    - Да.
    - Следовательно, моей тетей... Он отвесил мне поклон.
    - И мой дядя Джон был вашим дядей Джоном? Вы, Диана и Мери - дети его сестры, а я - дочь его брата?
    - Без сомнения.
    - Так вы трое - мой кузен и мои кузины; значит, мы одной семьи - в нас общая кровь?
    - Мы двоюродные, да.
    Я наблюдала за ним. Выходило так, что я нашла брата, которым могла гордиться, которого могла любить, и двух сестер, наделенных такими душевными качествами, что уже при первом знакомстве они вызвали во мне живейшую симпатию и восхищение. Две девушки, которых я, стоя на коленях в мокрой траве, разглядывала сквозь низкое решетчатое оконце кухни Мурхауза с таким отчаянием и таким интересом, - эти девушки были моими близкими родственницами; а молодой статный джентльмен, который нашел меня почти умирающей на пороге своего дома, оказался моим кровным родственником. Какое чудесное открытие для несчастного, одинокого создания! Вот это действительно богатство! Душевное богатство! Сокровище чистых, драгоценных чувств. Вот это дар - светлый, яркий, живительный, - не то, что тяжеловесное золото - дар желанный и щедрый в своем роде, но пригнетающий, отрезвляющий своей материальностью. Охваченная внезапной радостью, я захлопала в ладоши; сердце учащенно билось, все нервы мои трепетали.
    - О, как я рада! Как я рада! - восклицала я.
    Сент-Джон улыбнулся.
    - Разве я не говорил вам, что вы забываете о существенном, интересуясь пустяками? - заметил он. - Вы были мрачны, когда я сообщил вам, что вы получили состояние, а теперь из-за сущей безделицы разволновались.
    - Безделица! Для вас это, может быть, и безделица: у вас есть сестры, зачем вам еще кузина; но ведь у меня никого не было, и вдруг сразу трое родственников, или двое, - если вы не хотите быть в их числе, - и притом они словно с неба свалились. Повторяю, я страшно рада.
    Быстрыми шагами я ходила по комнате; затем остановилась, чуть не задыхаясь от мыслей, которые вспыхивали быстрей, чем я могла их охватить, понять, остановить, - мыслей о том, что могло, что должно быть и будет, и притом в самом близком будущем. Я смотрела на белую стену: она казалась мне небом, усеянным восходящими звездами, - и каждая из них, загораясь, сулила мне новую цель и радость. Теперь я могла отблагодарить спасших мне жизнь людей, которым до сих пор моя любовь ничего не в силах была дать. Если они были в тисках, я могла их освободить, если пни были разлучены, я могла их соединить независимость и обеспеченность, выпавшие мне на долю, могли стать доступными и для них. Разве нас не четверо? Двадцать тысяч фунтов, разделенные на равные доли, - это по пяти тысяч на каждого из нас: таким образом, справедливость восторжествует, и общее благополучие обеспечено. Теперь богатство уже не подавляло меня. Мне были завещаны не только деньги - но и жизнь, надежды, радость.
    Не знаю, какой у меня был вид в то время, как эти мысли теснились у меня в голове, но вскоре я заметила, что мистер Риверс придвинул мне стул и ласково пытается меня усадить. Он убеждал меня успокоиться. Я с негодованием отвергла это подозрение в растерянности и беспомощности, стряхнула его руку и снова забегала по комнате.
    - Напишите завтра же Диане и Мери, - сказала я, - пусть немедленно возвращаются домой; Диана говорила, что обе они считали бы себя богатыми, имея по тысяче фунтов; значит, по пяти тысяч их вполне устроит.
    - Скажите, где достать стакан воды? - сказал Сент-Джон. - Возьмите же, наконец, себя в руки.
    - Чепуха! А какое влияние полученное наследство окажет на вас? Может ли оно удержать вас в Англии, заставить вас жениться на мисс Оливер и зажить, как все простые смертные?
    - Вы бредите, ваши мысли путаются. Я оглушил вас новостью, она слишком взволновала вас.
    - Мистер Риверс! Вы просто выводите меня из терпения; я вполне владею своим рассудком; это вы не понимаете меня, вернее - делаете вид, что не понимаете.
    - Может быть, я пойму, если вы объясните подробнее.
    - Объяснить? Что тут объяснять? Совершенно очевидно, что двадцать тысяч фунтов - сумма, о которой идет речь, - будучи разделены поровну между одним племянником и тремя племянницами, составят по пяти тысяч на долю каждого. Я хочу одного, чтобы вы написали сестрам и сообщили о богатстве, которое им досталось.
    - То есть вам, хотите вы сказать.
    - Я уже изложила свою точку зрения; другой у меня нет и быть не может. Я вовсе не такая слепая, неблагодарная, черствая эгоистка, как вы думаете. Кроме того, я решила, что у меня будет свой домашний очаг и близкие. Мне нравится Мурхауз, и я буду жить в Мурхаузе; мне нравятся Диана и Мери, и я всю жизнь хочу быть связана с Дианой и Мери. Пять тысяч фунтов будут для меня радостью и благом, в то время как двадцать тысяч будут меня мучить и угнетать; двадцать тысяч никогда не были бы моими по справедливости, хотя бы и принадлежали мне по закону. Поэтому я отдаю вам то, что для меня совершенно излишне. Возражать и спорить бесполезно; давайте согласимся между собой и сразу решим этот вопрос.
    - Это называется действовать по первому побуждению; вам нужно время, чтобы все обдумать, - только тогда ваше решение можно будет считать основательным.
    - О, если весь вопрос в моей искренности, - это меня не беспокоит. Но скажите, вы-то сами согласны с тем, что такое решение справедливо?
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859606162636465666768697071727374757677787980818283848586878889909192939495