» в начало

Шарлотта Бронте - Джен Эйр

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Шарлотта Бронте - Джен Эйр
   Юмор
вернуться

Шарлотта Бронте

Джен Эйр


    Все это было для меня пыткой - утонченной, длительной пыткой. Она поддерживала во мне тайное пламя негодования и трепетную тревогу скорби, и я чувствовала, что если бы стала его женой, этот добрый человек, чистый, как ледяной горный ключ, скоро свел бы меня в могилу, не пролив ни единой капли моей крови и не запятнав своей кристальной совести ни малейшей тенью преступления. Особенно остро я это ощущала при всякой попытке умилостивить его. На мой зов не было отклика. Он, видимо, не страдал от нашей отчужденности, не стремился к примирению; и хотя мои слезы не раз начинали капать на страницу, над которой мы оба склонялись, они производили на него не больше впечатления, чем если бы сердце у него было каменное или железное. Между тем с сестрами он стал даже ласковее, чем прежде, словно боялся, что одной холодности недостаточно и она не убедит меня в полной мере, до какой степени я отвергнута и изгнана. Поэтому он и прибегал к силе контраста; однако я уверена, что он поступал так не по злобе, а из принципа.
    В канун его отъезда, на закате, я увидела, что он гуляет один по саду, и, вспомнив, что этот человек, теперь такой чуждый, когда-то спас мне жизнь и что мы с ним близкие родственники, решила сделать последнюю попытку вернуть его дружбу. Я вышла и направилась к нему в ту минуту, когда он стоял, опершись о калитку; я сразу приступила к делу:
    - Сент-Джон, я страдаю оттого, что вы все еще на меня сердитесь. Будем опять друзьями.
    - А разве мы не друзья? - отвечал он невозмутимо, не отрывая взгляда от восходящей луны, на которую смотрел при моем приближении.
    - Нет, Сент-Джон, мы уже не такие друзья, как были. И вы это знаете.
    - Разве нет? Что ж, очень плохо. Что до меня, то я желаю вам только добра.
    - Я вам верю, Сент-Джон, так как знаю, что вы не способны никому желать зла; но ведь я ваша родственница, и мне хотелось бы от вас более теплого чувства, чем то бесстрастное человеколюбие, с которым вы относитесь даже к чужим.
    - Конечно, - ответил он. - Ваше желание вполне законно, но я и не считаю вас чужой.
    Эти слова, произнесенные холодным, спокойным тоном, сильно уязвили и раздражили меня. Если бы я поддалась гордости и гневу, я немедленно ушла бы; но во мне говорило нечто сильнее этих чувств. Я глубоко чтила высокие дарования и принципы моего кузена, его дружбой я дорожила, - потерять ее было бы для меня тяжелым испытанием. Я не могла столь легко отказаться от попытки вернуть его расположение.
    - Неужели мы с вами так и расстанемся, Сент-Джон? И неужели, когда вы уедете в Индию, вы покинете меня, не сказав мне ни единого ласкового слова?
    Он перестал смотреть на луну и посмотрел на меня.
    - Разве я покину вас, Джен, уезжая в Индию? Как? Разве вы не поедете в Индию?
    - Вы ведь сказали, что я могу туда ехать, только выйдя за вас замуж.
    - А вы не выйдете за меня? Вы настаиваете на своем решении?
    Известно ли вам, читатель, как леденит сердце вопрос, заданный бездушным человеком? Его гнев похож на падающую снежную лавину, а его негодование - на бурный ледоход.
    - Нет, Сент-Джон, я не выйду за вас. Я не изменила своего решения.
    Лавина дрогнула и сдвинулась с места, но еще не рухнула.
    - Я снова спрашиваю вас, почему вы мне отказываете? - спросил он.
    - Тогда я отказала вам потому, что вы не любите меня, а теперь - потому, что вы меня ненавидите. Вы меня просто убиваете.
    Его губы и щеки побелели - они стали мертвыми.
    - Убиваю? Я вас убиваю? Такие слова не делают вам чести, они противоестественны, недостойны женщины, лживы. Они свидетельствуют о низости ваших мыслей и заслуживают строгого осуждения; их можно было бы назвать непростительными, если бы человек не был обязан прощать своего ближнего даже до семидесяти семи раз.
    Все пропало. Я только подлила масла в огонь. Искренне желая изгладить в его душе следы прежней обиды, я нанесла ему новую, еще более глубокую, которая навсегда запечатлелась в его памятливом сердце.
    - Теперь вы действительно будете меня ненавидеть, - сказала я. - Напрасно я решилась на попытку примириться с вами: я только приобрела врага на всю жизнь.
    Этими словами я причинила ему новую боль, тем более острую, что в них была правда. Его бескровные губы судорожно скривились. Я поняла, какой взрыв гнева пробудила в нем. У меня сжалось сердце.
    - Уверяю вас, вы неправильно поняли меня! - воскликнула я, схватив его за руку. - Я вовсе не хотела ни огорчить, ни оскорбить вас!
    Он горько усмехнулся и решительным движением высвободил руку.
    - А теперь вы, конечно, возьмете обратно свое обещание и вовсе не поедете в Индию? - спросил он после продолжительной паузы.
    - Нет, я готова ехать, но как ваша помощница, - ответила я.
    Снова последовало бесконечное молчание. Какая борьба происходила в нем между естественными чувствами и сознанием долга - не знаю, но глаза его метали молнии, вспыхивали необычным блеском, и странные тени проходили по его лицу. Наконец он проговорил:
    - Я уже однажды говорил вам, что невозможно одинокой женщине ваших лет сопровождать одинокого мужчину моего возраста. После того что я сказал вам на этот счет, я имел основание думать, что вы никогда не вернетесь к подобной мысли. Однако вы сделали это: мне очень жаль, но тем хуже для вас.
    Я перебила его. Несправедливые упреки всегда пробуждали во мне храбрость.
    - Будьте благоразумны, Сент-Джон, - вы доходите до абсурда. Вы уверяете, что вас возмущают мои слова. На самом деле это не так; вы слишком умны и проницательны, чтобы не понять того, что я говорю. Повторяю, я буду, если хотите, вашим помощником, но никогда не буду вашей женой.
    Его лицо снова покрыла мертвенная бледность, но, как и прежде, он овладел своим гневом и ответил холодно и спокойно:
    - Мне не нужна помощница, которая не будет моей женой. Со мной вы, очевидно, не можете поехать, но если вы искренне хотите, я переговорю, когда буду в городе, с одним женатым миссионером, жене которого нужна спутница. Я думаю, они не откажутся вас взять, так как благодаря своим средствам вы не будете нуждаться в благотворительности. Таким образом вы избегнете позора, какой навлекли бы на себя, нарушив данное обещание и покинув ряды войска, в которое вступили.
    Вам известно, читатель, что я не давала никакого официального обещания и не принимала на себя никаких обязательств; его приговор был слишком произволен и не заслужен мною. Я возразила:
    - Ни о каком позоре, ни о каком бесчестном поступке или вероломном обмане не может быть и речи. Я ни в какой мере не обязана ехать в Индию, особенно с чужими людьми. С вами я отважилась бы на многое, оттого что восхищаюсь вами, доверяю вам и люблю вас как брата. Но я убеждена, что когда бы и с кем бы туда ни поехала, я проживу недолго в этом климате.
    - Ах, так вы боитесь за себя? - сказал он с презрительной усмешкой.
    - Боюсь. Бог не для того дал мне жизнь, чтобы я ее загубила, а я начинаю думать, что поступить по-вашему - для меня равносильно самоубийству. Кроме того, прежде чем я окончательно решусь покинуть Англию, я должна увериться, что не смогу принести больше пользы, оставшись здесь, чем уехав.
    - Что вы имеете в виду?
    - Объяснять нет смысла, но есть одно сомнение, которое давно уже мучит меня; и я никуда не поеду, пока оно не будет устранено.
    - Я знаю, к чему обращено ваше сердце и за что оно цепляется. Чувство, которое вы питаете, беззаконно и нечестиво! Давно уже следовало подавить его; неужели вам не стыдно даже упоминать о нем? Ведь вы думаете о мистере Рочестере?
    Это была правда. Я признала ее своим молчанием.
    - Вы собираетесь разыскать мистера Рочестера?
    - Я должна выяснить, что с ним сталось.
    - Тогда, - сказал он, - мне остается только поминать вас в своих молитвах и от всего сердца просить бога, чтобы вас действительно не постигла судьба отверженных. Мне казалось, что в вас я встретил избранницу. Но человеку не понять путей господних. Да свершится воля его.
    Он открыл калитку, вышел в сад и стал спускаться в долину. Скоро он скрылся из виду.
    Вернувшись в гостиную, я застала Диану у окна; она казалась очень задумчивой. Диана была гораздо выше меня; положив руку мне на плечо, она наклонилась и стала всматриваться в мое лицо.
    - Джен, - сказала она, - ты в последнее время просто на себя не похожа, я уверена, что это не случайно. Скажи мне, что у тебя происходит с Сент-Джоном? Я наблюдала за вами эти полчаса из окна; прости мне это шпионство, но с некоторых пор мне бог знает что приходит в голову, Сент-Джон такой чудак...
    Она замолчала. Я не ответила; немного погодя она продолжала:
    - Я уверена, что мой братец имел на тебя какие-то виды: он уже давно относится к тебе с таким вниманием и интересом, каким не удостаивал никого до сих пор. Что это значит? Уж не влюбился ли он в тебя, а, Джен?
    Я положила ее прохладную руку на свой горячий лоб.
    - Нет, Ди, нисколько.
    - Тогда отчего же он не сводит с тебя глаз? Отчего часто беседует с тобой наедине, не отпускает от себя? Мы с Мери решили, что он хочет на тебе жениться.
    - Это правда, он уже просил меня быть его женой. Диана захлопала в ладоши.
    - Так мы и думали. До чего же это было бы хорошо! И ты выйдешь за него, Джен, не правда ли? И тогда он останется в Англии!
    - Ничуть не бывало, Диана; он предлагает мне брак с единственной целью - приобрести помощницу для осуществления своей миссии в Индии.
    - Как? Он хочет, чтобы ты отправилась в Индию? - Да.
    - Безумие! Ты не протянешь там и трех месяцев! Но ты не поедешь, - ведь ты отказалась, не правда ли, Джен?
    - Я отказалась выйти за него замуж.
    - И этим, конечно, оскорбила его? - спросила она.
    - Глубоко. Боюсь, что он никогда мне этого не простит; но я предложила сопровождать его в качестве его сестры.
    - Ну, это чистое сумасшествие, Джен! Подумай только, какую задачу ты берешь на себя, с какими лишениями она связана. Подобные испытания, да еще в таком климате, убивают даже сильных, а ты ведь слабенькая. Сент-Джон - ты знаешь его - будет требовать от тебя невозможного, он заставит тебя работать даже в самые знойные часы дня; а я заметила, что ты, к сожалению, готова выполнять все, что он тебе прикажет. Удивляюсь, как еще у тебя хватило духу ему отказать. Значит, ты его не любишь, Джен?
    - Не как мужа.
    - А ведь он красивый.
    - Но зато я дурнушка. Ты сама видишь, Ди, мы никак не подходим друг к другу.
    - Дурнушка? Ты? Нисколько
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344454647484950515253545556575859606162636465666768697071727374757677787980818283848586878889909192939495