» в начало

Томас Мэлори - Смерть Артура

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Томас Мэлори - Смерть Артура
   Юмор
вернуться

Томас Мэлори

Смерть Артура


    - Передай господину своему, что это - как он захочет, мне же все равно.
    Посланный возвратился к сэру Персианту и передал ему тот ответ.
    - Ах так! Тогда я вступаю с ним в поединок, и мы будем биться до последнего.
    И он облачился в доспехи и выехал против Бомейна.
    Увидав это, изготовился сэр Бомейн, и они ринулись друг на друга во весь опор, сшиблись что было мочи, и сломались у обоих копья на три куска каждое, и кони под ними обоими рухнули наземь. Проворно высвободили они ноги из стремян, выставили перед собой щиты, обнажили мечи и стали осыпать друг друга могучими ударами без счета и так друг на друга наскакивали, что, случалось, падали ничком на землю.
    Так рубились они два часа с лишком, и уже щиты у них и панцири были иссечены, и во многих местах были они оба поранены. Но под конец сэр Бомейн пробил ему бок, и он стал понемногу отступать, хотя долго еще по-рыцарски вел с ним бой. Но вот наконец, хотя и не по душе ему то было, Бомейн ударил сэра Персианта сверху по шлему, так что рухнул тот ничком наземь, а он сверху на него прыгнул и, распутав завязки его шлема, приготовился его убить. Тут признал сэр Персиант свое поражение и запросил пощады. И девица подъехала, стала просить за сэра Персианта.
    - Я сохраню ему жизнь с охотою, - сказал Бомейн Прекрасные Руки, - ибо прежалостно было бы, чтобы такой благородный рыцарь должен был умереть.
    - Грамерси, - сказал сэр Персиант. - Теперь я точно знаю, что это вы убили моего брата Черного Рыцаря у Черного боярышника. Достославный рыцарь то был! Звали же его - сэр Перард. И еще уверился я, что это вы нанесли поражение второму моему брату, Зеленому Рыцарю, по имени сэр Пертолип. Вы же победили и третьего моего брата, Красного Рыцаря - сэра Перимона. И вот теперь, сэр, вы победили и меня. Вот что я готов сделать вам в угоду: я присягну вам на верную службу вместе с сотней моих рыцарей и мы всегда будем у вас в распоряжении, готовые ехать куда вам угодно по первому вашему слову.
    И они вошли в шатер сэра Персианта и пили там вино и ели: пряные яства.
    А потом сэр Персиант уложил его на ложе отдыхать до ужина, а после ужина уложил его спать. Когда же сэр Бомейн уже улегся в постель, - а у сэра Персианта была дочь, прекрасная собой девица восемнадцати лет, вот он и призвал ее к себе и повелел ей, с отцовского благословения, взойти к тому рыцарю на ложе.
    - Лягте с ним рядом, дочь моя, и не отпугивайте его, но будьте с ним приветливы и ласковы, заключите его в свои объятья и поцелуйте, да смотрите, чтобы все было сделано, как я повелеваю, если дороги вам моя любовь и доброе расположение.
    Так и сделала дочь сэра Персианта, как наказал ей отец: она приблизилась к ложу сэра Бомейна, тихонько разделась и легла с ним рядом. Проснулся он, увидел ее и спрашивает, кто она такая.
    - Сэр, - она отвечает, - я дочь сэра Персианта, я пришла по повелению моего отца.
    - Вы девица или замужняя дама?
    - Сэр, - отвечает она, - я чистая девственница.
    - Господь меня упаси, - говорит он, - чтобы я вас лишил девственности и тем причинил сэру Персианту столь великий стыд! И потому прошу вас, любезная девица, встаньте с этого ложа - или же придется встать мне.
    - Сэр, - сказала она, - я ведь явилась сюда не по моей воле, - но по отцовскому велению.
    - Увы! - сказал сэр Бомейн. - Позор был бы мне, рыцарю, если бы я причинил вашему отцу такое бесчестие.
    Он поцеловал ее, и она удалилась и, придя к отцу своему сэру Персианту, поведала ему все, как и что с ней было.
    - Истинно, - сказал сэр Персиант, - кто бы он ни был, он муж благороднейший.
    Здесь мы оставляем их до утра.

13

    А наутро сэр Бомейн и его дама отслушали обедню, утолили голод и стали прощаться.
    - Любезная девица, - сказал сэр Персиант, - куда везете вы с собой этого рыцаря?
    - Сэр, - отвечала она, - этот рыцарь едет к Замку Угроз, в котором терпит осаду моя сестра.
    - А-а, - сказал сэр Персиант, - знаю, ее осаждает Рыцарь Красного Поля, самый беспощадный, свирепый рыцарь, какого я только встречал на земле, и человек, не ведающий милосердия. К тому же, говорят, в нем сила семи мужей. Спаси вас Бог, сэр Бомейн, от этого рыцаря, но он жестоко утесняет ту даму, а это великой жалости достойно, ибо она - одна из прекраснейших дам на свете, и вижу я, ваша дама - ее сестра.
    - Ваше имя не Лионетта?
    - Да, сэр, так меня зовут, а госпожа моя сестра зовется леди Лионесса.
    - Вот что я вам скажу, - говорит сэр Персиант, - этот Красный Рыцарь Красного Поля давно обложил ее замок, скоро два года стоит он осадой, и он уже много раз мог бы его взять, но он все тянет и медлит, ибо хочет дождаться, чтобы приехал биться с ним в поединке сэр Ланселот Озерный, или сэр Тристрам, или же сэр Ламорак Уэльский, или же сэр Гавейн, вот потому-то он и продолжает осаду. А теперь, господин мой, - сказал сэр Персиант Индийский, - поезжайте с легким сердцем и с тяжелой рукой, ибо вам предстоит сразиться с достойнейшим противником.
    - Вот посмотрите, как я с ним управлюсь, - сказал сэр Бомейн.
    - Сэр, - сказала тут девица Лионетта, - я прощу вас за этого благородного юношу: посвятите его в рыцари, прежде чем ему драться с Красным Рыцарем.
    - Я готов со всей моей охотою, - отвечал сэр Персиант. - Если только он согласен принять посвящение в Рыцарский Орден от такого незнатного человека, как я.
    - Сэр, - отвечал Бомейн, - я вас благодарю, но мне уже посчастливилось в этом: сам сэр Ланселот Озерный посвятил меня в рыцари.
    - О! - воскликнул сэр Персиант, - более почетного посвящения не могли бы вы удостоиться, ибо среди всех рыцарей он должен быть назван главою рыцарства, и по всему свету идет молва, что славу истинного рыцарства разделили между собой три рыцаря: сэр Ланселот Озерный, сэр Тристрам Лионский и сэр Ламорак Уэльский. Эти трое - из рыцарей славнейшие, но есть и много других благородных рыцарей, как сэр Паломид-Сарацин, сэр Сафир, его брат; а также сэр Блеоберис и его брат, сэр Бламур Ганский; и сэр Борс Ганский, и сэр Эктор Окраинный, и сэр Персиваль Уэльский. Эти все и еще многие - благородные рыцари, но нет среди них ни одного со столь славным именем, как те трое. А потому да пошлет вам Господь Удачи, - так сказал сэр Персиант, - ибо, если вы одолеете Красного Рыцаря, будете вы почитаться четвертым рыцарем в мире.
    - Сэр, - отвечал Бомейн, - мне бы очень хотелось приобрести рыцарскую славу и доброе имя. Знайте, что я из хорошего рода, смело могу сказать, что отец мой - благородный барон. И если вы обещаете хранить это в тайне, и эта благородная девица тоже, я открою вам, кто я таков и из какого рода.
    - Мы не выдадим вас, - сказали они оба, - пока вы сами того не пожелаете, клянемся нашей верою в Иисуса.
    - Истинно, - сказал он тогда, - мое имя - сэр Гарет Оркнейский, и король Лот мне отец, и мать моя - сестра королю Артуру, имя же ее - леди Моргауза. Сэр Гавейн мне приходится братом, а также сэр Агравейн и сэр Гахерис, я из них всех меньший. Но ни сам король Артур, ни сэр Гавейн не знают, кто я.

14

    Между тем, как рассказывается в Книге, та дама, что находилась в осажденном замке, была извещена карликом о приближении своей сестры и о том, что с нею едет рыцарь и как они благополучно преодолели все опасности в пути.
    - А что он за человек? - спросила дама.
    - Он истинно благородный рыцарь, госпожа, - отвечал ей карлик. - Он еще совсем юн, но собою хорош, какого краше не встретишь.
    - Кто же он таков и откуда родом? - спросила дама. - И от кого он принял посвящение в рыцари?
    - Госпожа, - отвечал карлик, - он приходится сыном королю Оркнейскому, но имени его я вам пока не назову; однако знайте, что в рыцари его произвел сэр Ланселот, ибо ни от кого другого он не соглашался принять посвящение, и что сэр Кэй прозвал его Бомейн Прекрасные Руки.
    - А как он ушел от братьев сэра Персианта?
    - Так, как должно благородному рыцарю. А сначала он еще двоих рыцарей убил у брода.
    - Ах! - сказала она. - То были два славных рыцаря, но немилосердные убийцы. Одного из них звали сэр Герард де Брюс, а другого сэр Арнольд де Брюс.
    - После того, госпожа, он повстречался с Черным Рыцарем и убил его в честном бою и дальше поехал, взяв его коня и доспехи, и бился с Зеленым Рыцарем и его в честном бою одолел. Так же обошелся он и с Красным Рыцарем, а потом тем же самым образом и с Синим Рыцарем, одолев его в честном поединке.
    - Так, значит, - сказала дама, - он победил сэра Персианта Индийского, одного из благороднейших рыцарей в мире.
    - Истинно, госпожа, - отвечал карлик, - он одолел всех четверых братьев и Черного Рыцаря убил, но он свершил и еще многое - он поверг сэра Кэя и оставил его лежать на земле замертво; и еще он вел великий поединок с сэром Ланселотом, и они разошлись полюбовно, и вот тогда-то сэр Ланселот и посвятил его в рыцари.
    - Карлик, - сказала дама, - я радуюсь этим вестям. А потому отправляйся поскорее в отшельническую обитель, что находится тут неподалеку на моих землях, и захвати с собою моего вина в двух бутылях из серебра - в них вмещается по два галлона, - а также два каравая хлеба вместе с жирным жарким из оленины и изысканно приготовленной дичью; и еще вот я даю тебе золотой кубок, богато украшенный драгоценными камнями. Ты отнеси все это к моему отшельнику и передай ему прямо в руки. А после возвращайся к моей сестре, приветствуй ее от меня сердечно, а также передай мой поклон тому любезному рыцарю и пригласи его отведать еды и питья и набраться свежих сил. Да скажи ему, что я благодарю его за его благородство и доброту, что он взял на себя такой труд ради меня, которая ни разу не оказала ему ни щедрости, ни любезного приема. Пусть он мужается и воспрянет духом, ибо ему предстоит встреча с рыцарем доблестным, но не знающим ни учтивости, ни благородства; ни доброты; ему нет дела ни до чего, кроме убийства, вот почему я не могу его хвалить и не могу полюбить его.
    Карлик с ней расстался и возвратился к сэру Персианту. Он застал еще у него девицу Лионетту и сэра Бомейна и пересказал им все, что вы сейчас слышали. Они стали прощаться с сэром Персиантом, но он сел на низкорослую лошадь и проводил их до дороги и поручил их Господу.
    Вот в недолгом времени цриехали они в отшельничью обитель, там пили они вино и угощались жареной олениной и другой дичью. Когда же они насытились, карлик взял порожние бутыли и кубок и привез их обратно в замок. Но по дороге повстречался ему Красный Рыцарь Красного Поля и спрашивает, откуда он едет и где был.
    - Сэр, - отвечает карлик, - я ездил с сестрой моей госпожи, владелицы замка, а она побывала при дворе короля Артура и везет с собою оттуда рыцаря.
    - Ну, я думаю, напрасны все ее труды и пропадут они даром, ибо, привези она с собою даже сэра Ланселота, сэра Тристрама, сэра Ламорака или сэра Гавейна, все равно, сдается мне, я ни перед кем из них не оплошаю
Страницы: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869707172737475767778798081828384858687888990919293949596979899100101102103104105106107108109110111112113114115116117118119120121122123124125126127128129130131132133134135136137138139140141142143144145146147148149150151152153154155156157158159160161162163164165166167168169170171172173174