» в начало

Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда
   Юмор
вернуться

Чарльз Диккенс

Тайна Эдвина Друда


    Наконец дребезжащий экипаж остановился у наглухо запертых ворот, за которыми, очевидно, жил кто-то, кто очень рано ложился спать и очень боялся воров. Роза, отпустив кэб, робко постучала, и сторож впустил ее вместе с ее крохотным чемоданчиком.
    - Мистер Грюджиус здесь живет?
    - Мистер Грюджиус живет вон там, мисс, - отвечал сторож, показывая в глубь двора.
    Роза прошла во двор и через минуту - часы как раз начали бить десять - стояла уже на пороге, под сенью П.Б.Т., дивясь про себя, куда этот П.Б.Т. девал свой выход на улицу.
    Следуя указаниям дощечки с фамилией мистера Грюджиуса, она поднялась по лестнице и постучала. Ей пришлось постучать еще и еще - никто не открывал; ручка двери подалась под ее прикосновением, она вошла и увидела своего опекуна: он сидел у открытого окна; в дальнем углу на столе, затененная абажуром, тускло горела лампа.
    Роза неслышно приблизилась к нему в наполнявшем комнату сумраке. Он увидел ее и вскрикнул глухо:
    - Боже мой!
    В слезах она бросилась ему на шею. Тогда он тоже обнял ее и проговорил:
    - Дитя мое! Дитя мое! Мне показалось, что это ваша мать! Но что, что, - добавил он, стараясь ее успокоить, - что привело вас сюда? Кто вас привез?
    - Никто. Я приехала одна.
    - Господи помилуй! - воскликнул мистер Грюджиус. - Одна! Почему вы не написали? Я бы за вами приехал.
    - Не было времени. Я вдруг решила. Бедный, бедный Эдди!
    - Да, бедный юноша! Бедный юноша!
    - Его дядя объяснился мне в любви. Не могу этого терпеть, не могу! - пролепетала Роза, одновременно заливаясь слезами и топая своей маленькой ножкой. - Я содрогаюсь от отвращения, когда его вижу! И я пришла к вам просить, чтобы вы защитили меня и всех нас от него. Вы это сделаете, да?
    - Сделаю! - вскричал мистер Грюджиус с внезапным приливом энергии. - Сделаю, будь он проклят!
    Долой его тиранство
    И злобное коварство!
    Посягнуть на Тебя?
    Долой его, долой!
    Выпалив единым духом эту поразительную в его устах стихотворную тираду, мистер Грюджиус заметался но комнате как одержимый, и трудно сказать, что в этот миг в нем преобладало - энтузиазм преданности или боевой пафос обличения.
    Затем он остановился и сказал, обтирая лицо:
    - Простите, моя дорогая! Но вам, вероятно, будет приятно узнать, что мне уже полегчало. Только сейчас ничего больше об этом не говорите, а то, пожалуй, на меня опять накатит. Сейчас надо позаботиться о вас - покормить вас и развеселить. Когда вы в последний раз кушали? Что это было - завтрак, полдник, обед, чай или ужин? И что вам теперь подать - завтрак, полдник, обед, чай или ужин?
    С почтительной нежностью, опустившись на одно колено, он помог ей снять шляпку и распутать зацепившиеся за шляпку локоны - настоящий рыцарь! И кто, зная мистера Грюджиуса лишь по внешности, заподозрил бы в нем наличие рыцарственных чувств, да еще таких пламенных и непритворных?
    - Нужно позаботиться о вашем ночлеге, - продолжал он, - вы получите самую лучшую комнату, какая есть в гостинице Фернивал! Нужно позаботиться о вашем туалете - вы получите все, что неограниченная старшая горничная - я хочу сказать, не ограниченная в расходах старшая горничная - может вам доставить! Это что, чемодан? - Мистер Грюджиус близоруко прищурился; да и в самом деле не легко было разглядеть этот крошечный предмет в полумраке комнаты. - Это ваш, дорогая моя?
    - Да, сэр. Я привезла его с собой.
    - Не очень поместительный чемодан, - бесстрастно определил мистер Грюджиус. - Как раз годится, чтобы уложить в нем дневное пропитание для канарейки. Вы, может быть, привезли с собой канарейку, дорогая моя?
    Роза улыбнулась и покачала головой.
    - Если бы привезли, мы и ее устроили бы со всем возможным удобством, - сказал мистер Грюджиус. - Я думаю, ей приятно было бы висеть на гвоздике за окном и соперничать в пенье с нашими степл-иннскими воробьями, чьи исполнительские данные, надо сознаться, не вполне соответствуют их честолюбивым намерениям. Как часто то же самое можно сказать и о людях! Но вы не сказали, дорогая, что вам подать? Что ж, подадим все сразу!
    Роза ответила - большое спасибо, но она ничего не хочет, только выпьет чашечку чаю. Мистер Грюджиус тотчас выбежал из комнаты и тотчас вернулся - спросить, не хочет ли она варенья, и еще несколько раз выбегал и опять возвращался, предлагая разные дополнения к трапезе, как-то: яичницу, салат, соленую рыбу, поджаренную ветчину, и, наконец, без шляпы побежал через улицу в гостиницу Фернивал отдавать распоряжения. И вскоре они воплотились в жизнь, и стол был накрыт.
    - Ах ты господи! - сказал мистер Грюджиус, ставя на стол лампу и усаживаясь напротив Розы. - До чего же это странно и ново для Угловатого старого холостяка!
    Легким движением своих выразительных бровей Роза спросила: что странно?
    - Да вот - видеть в этой комнате прелестное юное существо, которое своим присутствием выбелило ее, и покрасило, и обило обоями, и расцветило позолотой, и превратило ее в дворец, - сказал мистер Грюджиус. - Да, так-то вот, дорогая моя. Эх!
    Вздох его был так печален, что Роза, принимая от него чашку, решилась коснуться его руки своей маленькой ручкой.
    - Благодарю вас, моя дорогая. - сказал мистер Грюджиус. - Да. Ну давайте беседовать.
    - Вы всегда тут живете, сэр? - спросила Роза.
    - Да, моя дорогая.
    - И всегда один?
    - Всегда, моя дорогая. Если не считать того, что днем мне составляет компанию один джентльмен, по фамилии Баззард, мой помощник.
    - Но он здесь не живет?
    - Нет, после работы он уходит к себе. А сейчас его здесь вообще нет, он в отпуску, и фирма юристов из нижнего этажа, с которой у меня есть дела, прислала мне заместителя. Но очень трудно заместить мистера Баззарда.
    - Он, наверно, очень вас любит, - сказала Роза.
    - Если так, то он с изумительной твердостью подавляет в себе это чувство, - проговорил мистер Грюджиус после некоторого размышления. - Но я сомневаюсь. Вряд ли он меня любит. Во всяком случае, не очень. Он, видите ли, недоволен своей судьбой, бедняга.
    - Почему он недоволен? - последовал естественный вопрос.
    - Он не на своем месте, - таинственно сказал мистер Грюджиус.
    Брови Розы опять вопросительно и недоуменно приподнялись.
    - Он до такой степени не на своем месте, - продолжал мистер Грюджиус, - что я все время чувствую себя виноватым перед ним. А он считает (хотя и не говорит), что я и должен чувствовать себя виноватым.
    К этому времени мистер Грюджиус напустил на себя такую таинственность, что Роза стала в тупик - можно ли его еще спрашивать. Пока она раздумывала об этом, мистер Грюджиус вдруг встряхнулся и сказал отрывисто:
    - Да! Будем беседовать. Мы говорили о мистере Баззарде. Это тайна, и притом тайна мистера Баззарда, а не моя. Но ваше милое присутствие за моим столом располагает меня к откровенности, и я готов - под величайшим секретом - доверить вам эту тайну. Как бы вы думали, что мистер Баззард сделал?
    - Боже мой! - воскликнула Роза, вспомнив о Джаспере и ближе придвигаясь к мистеру Грюджиусу. - Надеюсь, ничего ужасного?
    - Он написал пьесу, - мрачным шепотом сказал мистер Грюджиус. - Трагедию.
    У Розы, по-видимому, отлегло от сердца.
    - И никто, - продолжал мистер Грюджиус тем же тоном, - ни один режиссер, ни под каким видом, не желает ее ставить.
    Роза грустно покачала головкой, как бы говоря: "Да, бывает такое на свете! И почему только оно бывает?"
    - Ну а я, - сказал мистер Грюджиус, - я бы ни за что не мог написать пьесы.
    - Даже плохой, сэр? - наивно спросила Роза, и брови ее снова пришли в движение.
    - Никакой. И если бы я был присужден к смертной казни через обезглавливание и уже находился на эшафоте, и тут прискакал бы гонец с вестью, что осужденный преступник Грюджиус будет помилован, если напишет пьесу, я вынужден был бы снова лечь на плаху и просить палача перейти к конечным действиям, подразумевая вот это действие, - мистер Грюджиус провел пальцем по своей шее, - и вот эту конечность. - Он пригладил волосы.
    Роза, по-видимому, задумалась над тем, как сама она поступила бы в подобном гипотетическом случае.
    - Следовательно, - сказал мистер Грюджиус, - мистер Баззард имеет все основания считать, что я ниже его, а так как при этом, я его хозяин, то получается уже совсем неловко.
    И мистер Грюджиус сокрушенно покачал головой, как бы измеряя всю глубину обиды, нанесенной мистеру Баззарду, и признавая себя ее виновником.
    - А как случилось, что вы стали его хозяином? - спросила Роза.
    - Законный вопрос, - сказал мистер Грюджиус. - Да! Побеседуем, моя дорогая. Дело в том, что у мистера Баззарда есть отец, фермер в Норфолке, и если бы он хоть на миг заподозрил, что его сын написал пьесу, он немедленно набросился бы на него с вилами, цепом и прочими сельскохозяйственными орудиями, пригодными для нападения. Поэтому, когда мистер Баззард вносил за отца арендную плату (я собираю арендную плату в этом поместье), он открыл мне свою тайну и добавил, что намерен следовать велениям своего гения и обречь себя на голодную смерть, а он не создан для этого.
    - Для чего, сэр? Чтобы следовать велениям своего гения?
    - Нет, дорогая моя. Чтобы умереть с голоду. И так как нельзя было отрицать, что мистер Баззард действительно не создан для того, чтобы умереть с голоду, он выразил желание, чтобы я избавил его от участи, столь противной его натуре. Таким образом мистер Баззард стал моим клерком, и он очень это чувствует.
    - Я рада, что он такой благодарный, - вставила Роза.
    - Я не совсем то хотел сказать, моя дорогая. Я хотел сказать, что он очень остро чувствует свое унижение. Мистер Баззард познакомился еще с другими гениями, которые тоже написали пьесы, и тоже никто ни под каким видом не желает их ставить, так что эти избранные умы посвящают свои пьесы друг другу, снабжая их высокохвалебными надписями. Мистеру Баззарду тоже посвятили одну пьесу. Ну а мне, как вы знаете, никто никогда не посвящал пьесы.
    Роза посмотрела на него таким взглядом, как будто ей очень хотелось, чтобы ему посвятили по меньшей мере тысячу пьес.
    - Ну и ясное дело, что Баззард обижается, - сказал мистер Грюджиус. - Иногда он бывает очень резок со мной, и я понимаю, в это время он думает: "Этакая бездарность - и мой начальник! Тупоголовый болван, который даже под страхом смерти не смог бы написать пьесу, который в жизни своей не дождется, чтобы ему посвятили трагедию с изысканными комплиментами насчет того, какое высокое место он займет в глазах потомков!" Обидно, очень обидно
Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364