» в начало

Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда
   Юмор
вернуться

Чарльз Диккенс

Тайна Эдвина Друда

Она выплыла из своей маленькой гостиной, находившейся в задней части дома, с таким томным видом, как будто ее только что откачали после многократных обмороков.
    - Надеюсь, вы здоровы, сэр? - сказала миссис Билликин, узнав своего посетителя и склоняя голову в меланхолическом поклоне.
    - Вполне, благодарю вас, - отвечал мистер Грюджиус. - А вы, сударыня?
    - Я здорова, - умирающим голосом выдохнула миссис Билликин, от слабости глотая половину звуков, - насколько я мау быть здаова.
    - Моя подопечная и одна пожилая дама, - сказал мистер Грюджиус, - хотели бы снять приличную квартиру на месяц, а может быть, и на дольше. Есть у вас, сударыня, свободные комнаты?
    - Мистер Грюджиус, - сказала миссис Билликин, - я не хочу вас обманывать; не таков мой обычай. Да! У меня есть свободные комнаты.
    Казалось, мысленно она добавила: "Можете меня четвертовать, если хотите. Но пока я жива, я буду говорить правду!"
    - Ну а какие же, например, комнаты? - проговорил мистер Грюджиус тоном дружеской беседы, стараясь смягчить некоторую строгость, ощутимую в манере миссис Билликин.
    - Да вот хоть эта зала, где мы сейчас. Но уж как вы ее там ни называйте, мисс, - заявила миссис Билликин, вовлекая в разговор Розу, - а это просто передняя гостиная. Заднюю гостиную я оставляю для себя и ни за что с ней не расстанусь. И еще две спальни на самом верху, с газовым освещением. Не скажу, что пол в них прочный, потому он не прочный. Газовый мастер сам признался, что для прочности надо бы провести трубы под балками, да какой смысл тратиться, когда арендуешь дом на год. Трубы, сэр, проложены там поверх балок, так уж вы наперед и знайте!
    Роза и мистер Грюджиус испуганно переглянулись, хотя и не представляли себе ясно, какими грядущими бедствиями грозит подобная прокладка труб, а миссис Билликин приложила руку к груди, как бы сняв с души огромную тяжесть.
    - Но хоть потолок-то там в порядке? - спросил мистер Грюджиус, несколько оправившись.
    - Мистер Грюджиус, - возразила миссис Билликин, - ежели б я стала вас уверять, сэр, что не иметь ничего над головой это все равно, что иметь еще один этаж над головой, это уж было бы с моей стороны совращение истины, чего я отнюдь не желаю. Нет, сэр! На такой высоте, да в ветреную погоду черепицы будут срываться с крыши, и тут уж ничего не сделаешь! Попробуйте сами, попытайтесь, только будь вы хоть самый дока по этой части, а на месте вы их все равно не удержите. Уж за это я вам ручаюсь! - После столь отповеди мистеру Грюджиусу разгорячившаяся миссис Билликин несколько поостыла, не желая злоупотреблять одержанной над ним моральной победой. - И следственно, - - продолжала она уже мягче, но все с той же неподкупной правдивостью, - следственно, не к чему нам с вами тащиться наверх, и вам показывать на потолок, и спрашивать: "Что это за пятно, миссис Билликин, потому мне сдается, что это пятно?", а мне отвечать: "Не понимаю вас, сэр". Я не стану пускаться на такие низкие хитрости. Нет, сэр, я вас очень хорошо понимаю, не трудитесь показывать. Это сырость, сэр. То она есть, а то ее нету. Вы там можете полжизни прожить, и все будете сухой как сухарик, но придет час - и вы превратитесь в мокрую тряпку! Возможность столь плачевной метаморфозы, видимо устрашила мистера Грюджиуса.
    - А других комнат у вас нет, сударыня? - спросил он.
    - Мистер Грюджиус, - торжественно отвечала миссис Билликин, - у меня есть другие комнаты. Вы спрашиваете, есть ли у меня еще комнаты, и вот мой честный и прямой ответ: да, есть. Бельэтаж и второй свободны и комнаты там очень миленькие.
    - Ну, слава богу! У них-то уж наверно нет недостатков, - с облегчением сказал мистер Грюджиус.
    - Мистер Грюджиус, - возразила миссис Билликин, - простите меня, но там есть лестница. Если вы наперед не примиритесь с лестницей, вас неизбежно постигнет разочарование. Вы ведь не можете, мисс, - с упреком обратилась миссис Билликин к Розе, - сделать так, чтобы бельэтаж, а тем более второй этаж, был вровень с первым? Нет, мисс, вы этого не можете, это не в ваших силах, так зачем и пробовать?
    Миссис Билликин говорила так прочувствованно, как будто Роза уже выказала твердое намерение отстаивать, наперекор здравому смыслу, эту неосновательную теорию.
    - Можно посмотреть эти комнаты, сударыня? - спросил опекун Розы.
    - Мистер Грюджиус, - сказала миссис Билликин, - не скрою от вас: это можно.
    Затем миссис Билликин послала служанку за своей шалью (ибо в доме ее существовала традиция, установленная еще в незапамятно древние времена, согласно которой миссис Билликин никуда не могла выйти, не закутавшись в шаль) и, возложив на себя это одеяние с помощью той же служанки, повела своих посетителей наверх. На лестнице миссис Билликин, как и подобало столь деликатной даме, несколько раз останавливалась передохнуть, а поднявшись в верхнюю гостиную, поспешно схватилась за сердце, как будто оно уже готово было выпрыгнуть из груди и ей удалось лишь в последнюю минуту его поймать.
    - А второй этаж? - спросил мистер Грюджиус, найдя бельэтаж удовлетворительным.
    - Мистер Грюджиус, - с важностью проговорила миссис Билликин, останавливаясь и поворачиваясь к нему лицом, как если бы настала минута выяснить некий щекотливый пункт и установить, наконец, полное взаимное доверие, - мистер Грюджиус, второй этаж находится над этим.
    - Можно и его посмотреть? - спросил мистер Грюджиус.
    - Да, сэр, - отвечала миссис Билликин. - Он открыт для обозрения.
    Второй этаж тоже оказался приемлемым, и мистер Грюджиус отошел с Розой к окну для окончательного решения. Затем он попросил перо и чернила и набросал текст договора. Миссис Билликин тем временем, усевшись в кресло, излагала своего рода резюме или краткий индекс по вопросу о квартиросъемке.
    - Сорок пять шиллингов в неделю в это время года, - сказала она, - это очень даже умеренная плата, не вам, ни мне не обидно. Она конечно не Бонд-стрит, и этот дом не Сент-Джеймсов дворец, так я ж его за дворец и не выдаю. Не пытаюсь даже скрывать - зачем это мне? - что сзади, за аркой, помещается извозчичий двор. Извозчичьи дворы тоже должны существовать. Касательно услуг: есть две служанки, которым от меня идет хорошее жалованье. Насчет посыльных из лавок: тут верно, бывали разноголосия, но следы грязных сапог на только что вымытом кухонном полу непоощрительны, а за комиссией на ваших заказах я не гонюсь. Уголь оплачивается либо с топки, либо по числу ведерок. - Миссис Билликин особо подчеркнула этот пункт, как бы видя в этих двух способах оплаты тонкую, но существенную разницу. - Собаки не встречают одобрения. Первое, от них грязь, второе, их крадут, и обоюдные подозрения ведут к неприятностям.
    - Пока она рассуждала, мистер Грюджиус написал договор и подготовил задаток.
    - Я подписался за обеих дам, сударыня, - сказал он, - а вы, будьте добры, подпишитесь за себя. Вот здесь, пожалуйста. Имя и фамилию.
    - Мистер Грюджиус, - возгласила миссис Билликин в новом припадке откровенности, - нет, сэр! Вы уж извините, но имени своего я не подпишу.
    Мистер Грюджиус воззрился на нее.
    - Дощечка на двери, - сказала миссис Билликин, - служит мне защитой и я от нее ни за что не отступлюсь.
    Мистер Грюджиус перевел ошалелый взгляд на Розу.
    - Нет, мистер Грюджиус, уж вы меня извините. Пока там, на дощечке, стоит "БИЛЛИКИН" и ничего больше, и окрестное жулье не знает где прячется этот Билликин - за парадной дверью или на черном ходу, и каков его рост и вес, до тех пор я чувствую себя в безопасности. На самой расписаться в том, что я есть не что иное, как одинокая женщина! Нет, мисс! И уж, конечно, - дрожащим от обиды голосом добавила миссис Билликин, - вы мисс, никогда сами бы не додумались, чтобы расставлять такие ловушки особе вашего пола, если б вам не был подан необдуманный и неделикатный пример!
    Роза густо покраснела, словно ее и в самом деле уличили в попытке перехитрить эту простодушную даму, и робко попросила мистера Грюджиуса удовлетвориться любой подписью. Таким образом, под квартирным договором появилось лаконическое "Билликин", словно подпись владетельного барона на хартии.
    Договорились, что переезд состоится послезавтра, - к этому времени уже можно было ожидать прибытия мисс Твинклтон, и, опираясь на руку своего опекуна, Роза вернулась в гостиницу Фернивал.
    Но кого же они там увидали? На панели перед входом прохаживался мистер Тартар и, завидев Розу и мистера Грюджиуса, направился к ним.
    - Мне пришло в голову, - сказал он, - что недурно бы совершить прогулку вверх по реке. А? Как вы думаете? Погода отличная, сейчас как раз прилив; а у меня есть собственная лодка на причале возле Тэмплских садов.
    - Давненько я не ездил по реке, - сказал мистер Грюджиус, соблазненный таким заманчивым предложением.
    - А я никогда там не бывала, - сказала Роза.
    Через полчаса этот пробел был восполнен: все трое поднимались вверх по реке. Приливная волна легко несла лодку, день был чудесный, лодка мистера Тартара - само совершенство. Мистер Тартар и Лобли (его подручный) сели на весла. Оказалось, что у мистера Тартара есть еще и парусная яхта, которая стояла ниже на реке, где-то возле Гринхайта, под присмотром Лобли, а теперь мистер Тартар вытребовал его в город нарочно ради этой прогулки. Лобли был веселый малый с широким красным лицом и рыжими волосами и бакенбардами - точь-в-точь изображение солнца на старинных деревянных гравюрах - и, сидя на носу лодки, он сиял как солнце: волосы и бакенбарды топорщились вокруг его лица, словно расходящиеся в стороны лучи, матросская фуфайка прикрывала, или, вернее, открывала могучую грудь и плечи, разукрашенные пестрой татуировкой. Казалось, ни он, ни мистер Тартар не делают никаких усилий; однако весла гнулись как тростинки, когда они на них налегали, и лодка всякий раз прыжком устремлялась вперед. При этом мистер Тартар находил еще возможность непринужденно беседовать, словно ничем не был занят, обращаясь то к Розе, которая и в самом деле не была ничем занята, то к мистеру Грюджиусу, который занят был тем, что, сидя на корме, правил вкривь и вкось. Но какое это имело значение, если довольно было легкого нажима искусной рукой мистера Тартара или солнцеподобной ухмылки восседавшего на носу мистера Лобли, чтобы вернуть лодку на правильный курс! Весело нес их прилив по сверкающей реке, пока они не остановились пообедать в каком-то вечнозеленом саду - где именно это было, можно не уточнять, что нам за дело до такой прозы, как название местности; а затем прилив предупредительно сменился отливом, ибо стихии в этот день целиком посвятили себя единственной задаче - служить удобству наших путников; и когда лодка тихо скользила по течению среди заросших ивняком островов, Роза попробовала грести - с большим успехом, так как все ей помогали; и мистер Грюджиус тоже попробовал грести, но без успеха, так как никто ему не помогал, и он незамедлительно очутился на дне лодки головой вниз и ногами кверху, сброшенный туда непокорным веслом, сразу же нанесшим ему предательский удар в подбородок. Потом отдыхали в тени деревьев (и какой блаженный это был отдых!), и мистер Лобли отирал пот с лица и, доставая подушки и пледы, перебегал с носа на корму и с кормы на нос, словно плясун по канату, сверкая голыми пятками, как вольное дитя природы, для которого башмаки - предрассудок, а носки - рабство
Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364