» в начало

Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда
   Юмор
вернуться

Чарльз Диккенс

Тайна Эдвина Друда


    Tot homines, quot sententiae {Сколько людей, столько мнений (лат.).}
    Чарльз Диккенс: "Очень любопытная и новая идея, которую нелегко будет разгадать... богатая, но трудная для воплощения".
    Лонгфелло: "Без сомнения, одна из лучших его книг, если не самая лучшая".
    Один известный романист: "Гораздо ниже всего, что Диккенс ранее писал".
    Р. А. Проктор: "Много выше большинства его произведений".
    Джордж Гиссинг: ""0чень уж немудреная тайна "Эдвина Друда"... Едва ли мы много потеряли оттого, что роман не был закончен".
    Эндрю Ланг: "Тайна более загадочна, чем кажется с первого взгляда".
    Ф. Т. Марциалс: "Бесспорно хороший роман. Что касается самой тайны, то особой загадочности в ней нет... Не так уж трудно сообразить, как будет дальше развиваться действие".
    Фрисвел: "Эго произведение не обещало быть особенно удачным".
    Т. Фостер: "Нет прямых указаний на то, каков должен быть конец романа".
    У. Р. Хьюз: "Прелестный отрывок... тайна так и не разрешена".
    А. У. Уорд: "Надо признать, что редко фабула бывала завязана так искусно, как в этом романе, развязки которого мы никогда не узнаем".
    ГЛАВА I - Недописанный роман и метод его написания -
    Чарльз Диккенс умер 9 июня 1870 года. К 1 апреля он успел издать первый выпуск "Тайны Эдвина Друда". Предполагалось, что роман выйдет в двенадцати ежемесячных выпусках. К моменту смерти Диккенса было опубликовано три выпуска: еще три были в рукописи и опубликованы позже. Но сверх этого не удалось найти ни одной строчки, ни одной заметки, кроме чернового наброска одной главы, которую Диккенс решил не включать. Автор унес свою тайну в могилу, лишь наполовину закончив свое произведение.
    Задача, которую Диккенс ставил себе в "Эдвине Друде", не касалась собственно литературного мастерства. В этом смысле он уже достиг наивысшего совершенства, какое ему было доступно. Но построение сюжета, его драматическое развертывание всегда было слабым местом Диккенса и лишь в редких случаях ему удавалось. С этой стороны его неоднократно критиковали как после его смерти, так еще и при жизни. И в нем зародилась мысль - показать, что он тоже может крепко построить сюжет, по-новому, оригинально и так, что никому не удастся предугадать его развитие. Развязка останется тайной автора и будет неожиданностью для читателя. Он с гордостью говорил, что напал на "совершенно новую и очень любопытную идею, которую нелегко будет разгадать... богатую, но трудную для воплощения". Он считал также, что драматическое напряжение "будет непрерывно возрастать" с самых первых строчек. Возникает в высшей степени интересная проблема: способен ли был Диккенс выполнить эту поставленную им себе задачу или нет. Большинство критиков либо просто отвечают, что нет, либо, предлагая собственные весьма жалкие разрешения завязанных Диккенсом узлов, выражают тем неверие в его способности и сомнение в правдивости его слов.
    "При чтении Диккенса, - говорит Джордж Гиссинг, - сразу бросается в глаза характерный для него недостаток: его неумение искусно раскрыть те факты, которые он для придания интереса рассказу долгое время держал в тайне. Этим искусством он так и не овладел... Можно не сомневаться, что и в "Эдвине Друде", когда дело дошло бы до развязки, проявилось бы это всегдашнее неумение Диккенса". Марциалс и Ланг придерживаются того же мнения. Но они упускают из виду, что Диккенс здесь именно и задался целью побороть свой всегдашний недостаток и показать, что он может сделать то, чего, как ему столь часто говорили, он делать не умеет. К "Эдвину Друду" нужно подходить с особой меркой; нужно учитывать, что Диккенс здесь сознательно поставил себе новую задачу. И ведь даже Гиссинг, этот в данном случае враждебный критик, признает, вопреки своим предшествующим утверждениям, что "Эдвин Друд", если бы Диккенс его закончил, "вероятно, оказался бы наилучше построенной из всех его книг. В уже написанных глазах видна такая забота об увязке деталей, которая дает необычный для Диккенса эффект". Редко бывает, чтобы серьезный критик на протяжении двух-трех страниц высказывал столь противоречивые суждения! Есть, однако, и другие критики, которые относятся к "Эдвину Друду" небрежно или презрительно и утверждают, что его тайна вовсе не тайна. Очень легко делать такие выводы, когда разгадку придумал сам, да притом ошибочную. Но тот факт, что эту тайну уже раз десять разгадывали, и все по-разному, что даже относительно общего характера развязки у критиков нет согласия, - Ричард Проктор, например, убежден, что роман должен был иметь счастливый конец, а другие не менее твердо убеждены, что он должен был закончиться самой мрачной трагедией, - все это показывает, что тайна Эдвина Друда, пожалуй, все ж таки была настоящей тайной.
    В сущности, в "Эдвине Друде", хотя мало кто это отмечал, есть целых три тайны, две главных и одна второстепенная, которую, впрочем, тоже нелегко разгадать.
    Первая тайна, частично раскрытая самим Диккенсом, - это судьба Эдвина Друда. Был ли он убит, и если да, то кем и как, и где спрятано его тело? Если же нет, то как он спасся, что с ним сталось и появится ли он опять в романе?
    Вторая тайна: кто такой мистер Дэчери, "незнакомец, поселившийся в Клойстергэме" после исчезновения Эдвина Друда?
    Третья тайна: кто такая курящая опиум старуха, которая получает в романе прозвище "Принцесса Курилка", и почему она преследует Джаспера?
    Первые две тайны взаимосвязаны. Третья не имеет прямого отношения к судьбе Эдвина Друда, и ее следует рассматривать как отдельный эпизод.
    Диккенс довел свою книгу до такой стадии, что первую тайну, в которой воплощена его главная мысль, можно разрешить почти с полной уверенностью на основании того материала, который он сам дал нам в руки. Против Джона Джаспера есть достаточно улик, его преступный замысел ясен, действия тоже; казалось бы, нетрудно сделать вывод. Однако и тут у критиков нет единодушия. Джаспер потерпел неудачу, и Эдвин Друд остался жив, говорят одни. Джаспер преуспел в своих намерениях, и Эдвин Друд был убит, утверждают другие. Если по поводу тайны, наполовину уже раскрытой автором, возникают такие споры, то как не ожидать еще больших разногласий в отношении двух остальных тайн, где все гадательно!
    Если бы Диккенс довел свой замысел до конца, мы, без сомнения, увидели бы, что первая тайна составляет основу сюжета и остальные ей подчинены. Но роман был так спланирован, что развитию этих второстепенных тем должны были быть посвящены дальнейшие главы - те, что остались ненаписанными; а в уже написанной части темы эти только намечены. Иными словами, автор сказал достаточно для того, чтобы развеять таинственность, окутывающую главную тему, но так мало подвинулся в разработке второстепенных тем, что тут все остается в области предположений и всякий волен судить по-своему. Мы можем почти с математической точностью сделать заключение о судьбе Эдвина Друда на основе того, что черным по белому написал о нем автор. Но когда мы пробуем угадать, каким образом была раскрыта истина и кто именно сыграл тут роль Немезиды, в руках у нас оказываются лишь паутинные нити, которые в любой момент могут оборваться.
    Диккенс с увлечением работал над этой книгой, он был уверен, что добился своей цели и его тайна до конца останется тайной для читателя; и в связи с этим он потратил немало изобретательности на то, чтобы создать впечатление, будто эту тайну легко разгадать. Его задачей именно и было ошеломить тех поверхностных разгадчиков, которых столько развелось впоследствии. "Эдвин Друд" во многих отношениях самая обманчивая из всех написанных Диккенсом книг. В ней множество волчьих ям и тупиков. При первом чтении кажется, что разгадки лежат на поверхности. Но те, кто не раз перечитывал эту книгу, постепенно убеждаются в том, что наиболее простые объяснения все либо сомнительны, либо вовсе ошибочны. Нужно копать глубже, чтобы добраться до сути. Диккенс заманивает читателя на ложный путь и делает это так тонко, что приходится дивиться его искусству. "Эдвин Друд", пожалуй, самое хитрое и самое сложное из произведений этого жанра. С какой аккуратностью подогнаны у него одна к другой все детали, как точно взвешено значение каждого, даже самого мелкого факта! О том, насколько ему удалось сбить охотников со следа, мы лучше всего сможем судить, если ознакомимся с противоречивыми выводами, к которым приходили даже самые квалифицированные разгадчики.
    Прежде всего надо сказать, что в бумагах Диккенса не найдено никаких записей, касающихся продолжения романа. "Диккенс не написал ничего, выявляющего основные линии замысла. - говорит Джон Форстер, - кроме того, что содержится в уже опубликованных выпусках; в заготовленных рукописных главах тоже нет никаких указаний, никаких намеков на то, чем должен был кончиться роман... Бывает, что писатель оставляет нам хотя бы наброски замыслов, которых ему не удалось осуществить, намерений, которых он не смог привести в исполнение, намеченных дорог, по которым он не успел пройти, сияющих вдали целей, которых ему не суждено было достигнуть. Здесь ничего этого нет. Белое пятно". Впрочем, несколькими страницами дальше, Форстер показывает, что не такое уж это было абсолютно белое пятно - был найден черновик исключенном Диккенсом главы - "Как мистер Сапси перестал быть членом клуба "Восьмерых". Эта глава имеет все-таки некоторое отношение к развязке. Добавим еще, что издатели Диккенса всегда отвергали слишком поспешные умозаключения и никогда не давали своей санкции на сочинение каких-либо "окончаний" "Эдвина Друда", якобы в духе автора. В Америке, правда, вышла наглая книжонка с именами Уилки Коллинза и Чарльза Диккенса-младшего на титульном листе, но ее настоящие авторы впоследствии сознались в обмане.
    В том же году, когда началась и преждевременно кончилась публикация "Эдвина Друда", в Нью-Йорке за подписью Орфеуса С. Керра вышла книга под заглавием "Раздвоенное копыто. - Переложение английского романа "Тайна Эдвина Друда" на американские нравы и обычаи, обстановку и действующих лиц". В декабре 1870 года тот же автор поместил в ежегоднике "Пикадилли Эннуэл" статью "Тайна мистера Э. Друда". Более интересна книга "Тайна Джона Джаспера", вышедшая в Филадельфии в 1871 году, размером почти равная оригиналу и представлявшая собой попытку дополнить недостающие главы. Двумя годами позже, и тоже в Америке, появилось фантастическое произведение, будто бы продиктованное духом Диккенса на спиритическом сеансе, которое беззастенчиво именовалось: "Вторая часть "Эдвина Друда". В 1878 году одна манчестерская дама, писавшая под псевдонимом Джиллан Вэз, выпустила трехтомник под названием: "Великая тайна разгадана. Продолжение романа "Тайна Эдвина Друда". Реальная ценность и литературные качества этих трех томов обсуждались критикой - отзывы были неблагоприятные и даже уничтожающие. Для нас все эти "продолжения" интересны только, так сказать, с отрицательной стороны, поскольку ни в одном не предлагается того решения, которое мы намерены изложить ниже. Наиболее серьезной попыткой этого рода является, без сомнения, ряд статей, опубликованных Проктором в журнале "Ноледж" под общим заглавием "Мертвец выслеживает" (в ответ на статью в "Корнхилл Мэгэзин", от февраля 1874 г.). Впоследствии - в 1882 году - Проктор перепечатал отрывки из этих статей в своем "Чтении в часы досуга", которое выпустил под псевдонимом "Томас Фостер". Теория его такова: Джон Джаспер потерпел неудачу, и Эдвин Друд снова появляется в романе как Дик Дэчери
Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364