» в начало

Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Чарльз Диккенс - Тайна Эдвина Друда
   Юмор
вернуться

Чарльз Диккенс

Тайна Эдвина Друда

Этот узелок с обедом Дердлса уже стал одной из клойстергэмских достопримечательностей - не только потому, что Дердлс с ним неразлучен, но еще и потому, что этот знаменитый узелок не раз попадал под арест вместе с Дердлсом (когда того задерживали за появление в публичных местах в нетрезвом виде) и затем фигурировал в качестве вещественной улики на судейском столе в городской ратуше. Это, впрочем, случалось не так уж часто, ибо если Дердлс никогда не бывает вполне трезв, то почти никогда не бывает и совсем пьян. Вообще же он старый холостяк и живет в уже обветшалом и все же еще недостроенном, более похожем на нору, домишке, который, как говорят, сооружался им из камней, украденных из городской стены. Подойти к этому жилищу можно лишь увязая по щиколотку в каменных осколках и с великим трудом продираясь сквозь некое подобие окаменелой чащи из могильных плит, надгробных урн, разбитых колонн и тому подобных скульптурных произведений в разной степени законченности. Здесь двое поденщиков неустанно обкалывают камни, а двое других неустанно пилят каменные глыбы двуручной пилой, стоя друг против друга и попеременно то исчезая каждый в своей будочке, служащей ему укрытием, то вновь из нее выныривая, причем это совершается так размеренно и неуклонно, как будто перед вами не живые люди, а две символических фигурки, изображающие Смерть и Время.
    Этому самому Дердлсу, после того как он выпил предложенный ему стаканчик портвейна, мистер Сапси и вручает драгоценное творение своей Музы. Дердлс с видом полного безразличия вытаскивает из кармана свою двухфутовую линейку и хладнокровно вымеряет строчки, попутно пятная их каменной пылью.
    - Это для памятника, что ли, мистер Сапси?
    - Да. Это Эпитафия. - Мистер Сапси ждет, предвкушая глубокое впечатление, которое его шедевр должен произвести на бесхитростного представителя народа.
    - Как раз поместится, - изрекает Дердлс. - Точно, до одной восьмой дюйма. Мое почтение, мистер Джаспер. Надеюсь, вы в добром здравии?
    - А вы как поживаете, Дердлс?
    - Да ничего, мистер Джаспер, вот только гробматизм одолел, ну да это уж так и быть должно.
    - Ревматизм, вы хотите сказать, - поправляет мистер Сапси с некоторой резкостью. Он обижен тем, что в его сочинении Дердлса заинтересовала лишь длина строк.
    - Нет, я хочу сказать гробматизм, мистер Сапси. Это не то, что просто ревматизм, это штука совсем особая. Вот мистер Джаспер понимает, что Дердлс хотел сказать. Вы попробуйте-ка встать зимним утром еще затемно да сразу в подвалы, да повозиться там, среди гробов, до вечера, да проделывать это как говорит катехизис, во вся дни жизни твоея, тогда сами поймете, что Дердлс хотел сказать.
    - Да, в соборе у нас очень холодно, - соглашается мистер Джаспер, зябко передергивая плечами.
    - Ага, и вам холодно, это наверху-то, в алтаре, где кругом живые люди дышат, так что аж пар идет. А каково же Дердлсу внизу, в подвалах, где только от земли да от мертвяков воспарение происходит? - наставительно замечает каменщик. - Вот и судите сами. А надпись вашу, мистер Сапси, сейчас, что ли, и начинать?
    Мистер Сапси, жаждущий, как и всякий автор, немедленного опубликования своих трудов, отвечает, что и начать и кончить желательно возможно скорее.
    - Ну так давайте мне ключ от склепа.
    - Помилуйте, Дердлс, зачем вам ключ? Ведь надпись снаружи должна быть, а не внутри!
    - Дердлс сам знает, где она должна быть, мистер Сапси. Кому же и знать! Спросите хоть кого в Клойстергэме - всякий скажет, что уж свое-то дело Дердлс знает.
    Мистер Сапси встает, достает из стола ключ, отпирает сейф, вделанный в стену, и вынимает оттуда другой ключ.
    - Когда Дердлс свою работу заканчивает, вроде как последний штришок кладет, все равно внутри или снаружи, он любит ее всю осмотреть и с лица и с изнанки, чтоб уж значит все было честь по чести, - обстоятельно поясняет Дердлс.
    Так как ключ, поданный ему безутешным вдовцом, весьма не малого размера, он сперва засовывает свою двухфутовую линейку в специально для того предназначенный карман брюк, затем не спеша расстегивает свою фланелевую куртку и, расправив отверстие огромного нагрудного кармана, пришитого с внутренней ее стороны, готовится поместить ключ в это хранилище.
    - Однако, Дердлс! - говорит, усмехаясь, Джаспер, которого все это очевидно забавляет. - Вы сплошь подбиты карманами!
    - А какую тяжесть я в них ношу, мистер Джаспер, кабы вы знали! Взвесьте-ка вот эти! - Он извлекает из кармана еще два больших ключа.
    - Дайте сюда и ключ мистера Сапси. Он-то уж, наверно, самый тяжелый?
    - Что один, что другой, разница небольшая, - говорит Дердлс. - Все они от склепов. А склепы все Дердлсова работа. Дердлс все ключи от своей работы при себе держит. Хоть и не так уж часто они надобятся.
    - Кстати, - словно что-то вспомнив, говорит вдруг мистер Джаспер, рассеянно вертя в руках ключи, - я давно хотел вас спросить, да все забываю. Вы знаете, конечно, что вас иногда называют Гроби Дердлс?
    - В Клойстергэме я известен как Дердлс, мистер Джаспер.
    - Понятно. Само собой разумеется. Но иногда мальчишки...
    - Ну, сэр, если вы этих чертенят слушаете... - сердито перебивает Дердлс.
    - Я их слушаю не больше, чем вы. Но как-то среди певчих возник спор: что, собственно, это значит - Гроби? То ли это испорченное Робби... - лениво продолжает мистер Джаспер, позвякивая одним ключом о другой.
    - Осторожнее, не повредите бородки, мистер Джаспер.
    - Или это уменьшительное от Герберт... - Ключи снова позванивают, но уже в другом тоне.
    - Камертон вы из них, что ли, хотите сделать, мистер Джаспер?..
    - Или это намек на вашу профессию? Так сказать, Гробный - или Гробовый - Дердлс? А? Так вот, скажите, какое из этих предположений правильное?
    Мистер Джаспер выпрямляется - до сих пор он сидел лениво развалясь перед огнем, - взвешивает все три ключа на ладони и протягивает их Дердлсу с дружеской улыбкой.
    Но Гробный Дердлс вместе с тем и довольно грубый Дердлс, к тому же, несмотря на винные пары, застилающие его мозг, весьма чувствительный насчет своего достоинства и склонный всякую шутку принимать за обиду. Он берет ключи, два из них тут же спускает в нагрудный карман и аккуратно пристегивает его пуговицей, а третий, чтобы равномернее распределить тяжесть, засовывает в свой узелок с обедом, как будто он страус и любит закусывать железом; затем снимает этот узелок со спинки стула, куда повесил его входя, и неторопливо покидает комнату, так и не удостоив мистера Джаспера ответом.
    Оставшись наедине со своим гостем, мистер Сапси предлагает ему сыграть партию в триктрак, и за этим занятием, которое хозяин сдабривает поучительной беседой, а затем за ужином из холодного ростбифа с салатом, они засиживаются допоздна, с приятностью коротая вечерок. Мудрость мистера Сапси и к этому времени еще далеко не исчерпалась, ибо, одаряя ею смертных, он придерживается не афористического, а пространно-расплывчатого способа изложения; но гость намекает, что при первом удобном случае вернется за новой партией этого драгоценного товара, и мистер Сапси отпускает его на сей раз, чтобы он мог поразмыслить на досуге над теми крупицами, которые уносит с собой.
    ГЛАВА V
    Мистер Дердлс и его друг
    Возвращаясь домой и уже вступив в ограду собора, мистер Джаспер внезапно останавливается, пораженный странным зрелищем: прислонившись спиной к чугунной решетке, отделяющей кладбище от древних монастырских арок, стоит Дердлс со своим узелком и прочими своими атрибутами, а безобразный и крайне оборванный мальчишка швыряет в него камнями - в лунном свете каменщик представляет собой отличную мишень. Камни иногда попадают в него, иногда пролетают мимо, но и к тому и к другому Дердлс проявляет полное равнодушие. Мальчишка же, наоборот, попав, издает победный свист, которому отсутствие у него нескольких передних зубов сообщает особую пронзительность, а промахнувшись, вскрикивает: "Эх! Опять промазал!" - и, прицелившись поаккуратнее, с удвоенной яростью бомбардирует Дердлса камнями.
    - Что ты делаешь? - восклицает Джаспер, выступая из тени на лунный свет.
    - Стреляю в цель, - отвечает безобразный мальчишка.
    - Подай сюда камни, что у тебя в руке!
    - Ну да, как же! Сейчас подам! Прямо тебе в глотку. Не тронь! - взвизгивает вдруг мальчишка, вырываясь и отскакивая. - Глаз вышибу!
    - Ах ты чертенок! Что тебе сделал этот человек?
    - Он домой не идет.
    - Тебе-то какая забота?
    - А он мне платит полпенни, чтоб я загонял его домой, если увижу поздно на улице, - отвечает мальчишка и вдруг пускается в пляс, словно дикарь, тряся лохмотьями и спотыкаясь о распущенные шнурки своих башмаков, до того уж дырявых, что они еле держатся на его ногах; при этом он визгливо выкрикивает: Кук-ка-реку! Кbк-ки-рики! Не шляй-ся после де-сяти! А не то дураку камнем запалю в башку! Кук-ка-реку-у-у! Будь начеку-у!
    На последнем слове он замахивается сплеча, и в Дердлса снова летит град камней.
    Эти поэтические прелиминарии служат, очевидно, установленным по взаимной договоренности сигналом, после которого Дердлсу остается либо увертываться от камней, если он сумеет, либо отправляться домой.
    Джон Джаспер, убедившись в безнадежности всяких попыток воздействовать на мальчишку силой или уговорами, кивком головы приглашает его следовать за собой и переходит через дорогу к чугунной решетке, где Гробный (и наполовину уже угробленный) Дердлс стоит в глубокой задумчивости.
    - Вы знаете этого... этого... эту... тварь? - спрашивает Джаспер, не находя слов для более точного определения этой твари.
    Дердлс кивает.
    - Депутат, - говорит он.
    - Это что, его имя?
    - Депутат, - подтверждает Дердлс.
    - Я служу в "Двухпенсовых номерах для проезжающих", что у газового завода, - поясняет загадочное существо. - Нас всех, кто в номерах служит, там зовут Депутатами. И когда у нас полно и все проезжающие уже спят, я выхожу погулять для здоровья. - И, отпрыгнув на середину дороги и снова прицелившись, он опять затягивает: Кук-ка-реку! Кйк-ки-рикй! Не шляй-ся пос-ле де-ся-ти!
    - Погоди! -кричит Джаспер. - Не смей кидать, пока я с ним, не то я тебя убью! Пойдемте, Дердлс, я провожу вас до дому. Дайте я понесу ваш узелок,
    - Ни в коем случае, - отвечает Дердлс, крепче прижимая узелок к себе. - Когда вы подошли, сэр, я размышлял посреди своих творений, как по...пу...пуделярный автор. Вот тут ваш собственный зять, - Дердлс делает широкий жест, как бы представляя Джасперу обнесенный оградой саркофаг, белый и холодный в лунном свете. - Миссис Сапси, - продолжает он с жестом в сторону склепа этой преданной супруги. - Покойный настоятель, - указуя на разбитую колонну над прахом этого преподобного джентльмена
Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364