» в начало

Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда
   Юмор
вернуться

Джордж Гордон Байрон

Паломничество Чайльд Гарольда

     И злобой, в пепле нежности рожденной,
     Как бездною, разделены навек,
     И май сердец, в цвету испепеленный,
     Две жизни ввергнул в вечный лед и снег
     И на сердечный ад изгнанников обрек.
    
     95
    
    
     Где Рона буйно об утесы бьет,
     Там ярых бурь приют оледенелый.
     Их сонмы там - и там передает
     Одна другой пылающие стрелы.
     Вот вспыхнул сноп, извилистый и белый,
     И, раздвоившись, ринулся в пролет.
     Он понял: там Отчаянья пределы,
     Там все разрушил Времени полет, -
     Так пусть же молния последнее убьет.
    
     96
    
    
     Ночь, буря, тучи, взрывы молний, гром,
     Река, утесов черные громады,
     Душа, в грозе обретшая свой дом, -
     До сна ли здесь? Грохочут водопады,
     И сердца струны откликаться рады
     Родным бессонной мысли голосам.
     Куда ты, буря, гонишь туч армады?
     Иль бурям сердца ты сродни? Иль там,
     Среди орлиных гнезд, твой облачный сезам?
    
     97
    
    
     О, если бы нашел я воплощенье
     И выразил хотя б не все, хоть часть
     Того, что значит чувство, увлеченье,
     Дух, сердце, разум, слабость, сила, страсть,
     И если б это все могло совпасть
     В едином слове "молния" и властно
     Сказало бы, что жить дана мне власть, -
     О, я б заговорил! - но ждать напрасно:
     Как скрытый в ножнах меч, зачахнет мысль безгласно.
    
     98
    
    
     Восходит утро - утро все в росе,
     Душисто, ярко и, как розы, ало,
     И так живит, рассеяв тучи все,
     Как будто смерти на земле не стало.
     Но вот и день! И снова все сначала:
     Тропою жизни - дальше в путь крутой!
     Лемана зыбь, деревьев опахала -
     Все будит мысль и говорит с мечтой,
     Вливая в путника отраду и покой.
    
     99
    
    
     Кларан, Кларан! Приют блаженства милый!
     Твой воздух весь любовью напоен.
     Любовь дает корням деревьев силы,
     Снегов альпийских озаряет сон.
     Любовью предвечерний небосклон
     Окрашен, и утесы-великаны
     Хранят покой влюбленного, чтоб он
     Забыл и свет, и все его обманы,
     Надежды сладкий зов, ее крушений раны.
    
     100
    
    
     В Кларане все - любви бессмертной след,
     Она везде, как некий бог, который
     Дарует тварям жизнь, добро и свет,
     Здесь трон его, ступени к трону - горы,
     Он радужные дал снегам уборы,
     Он в блеске зорь, он в ароматах роз,
     Его, ликуя, славят птичьи хоры,
     И шорох трав, и блестки летних рос,
     И веянье его смиряет ярость гроз.
    
     101
    
    
     Все - гимн ему. И темных сосен ряд
     Над черной бездной - сень его живая, -
     И звонкий ключ, и рдяный виноград,
     И озеро, где нежно-голубая,
     К его стопам незримым припадая,
     Поет волна, и тень седых лесов,
     И зелень, как Веселье, молодая,
     Ему и всем, кто с ним прийти готов,
     В безлюдной тишине дарит радушный кров.
    
     102
    
    
     Там среди пчел и птиц уединенье,
     Мир многоцветен там и многолик.
     Там краткой жизни радостно кипенье
     И бессловесный ярче слов язык.
     Вот сквозь листву горячий луч проник,
     В ручье проворном блики заблестели.
     И Красота во всем, и ты постиг,
     Что этот запах, краски, свист и трели -
     Все создала Любовь для некой высшей цели.
    
     103
    
    
     Кто гнал любовь, здесь устремится к ней
     И тайн ее волшебных причастится,
     А любящий начнет любить сильней
     И не захочет с пустынью проститься,
     Куда людскому злу не докатиться.
     Любовь растет иль вянет. Лишь застой
     Несвойствен ей. Иль в пепел обратится,
     Иль станет путеводною звездой,
     Которой вечен свет, как вечен мира строй.
    
     104
    
    
     Недаром здесь Руссо капризный гений
     Остановил мечты своей полет
     И приютил для чистых наслаждений
     Две избранных души. У этих вод
     Психеи пояс распустил Эрот,
     Благословив для счастья эти склоны.
     Там тишина и нега. Там цветет
     Гармония. Над ложем светлой Роны
     Там Альп возносятся блистательные троны.
    
     105
    
    
     Лозанна и Ферней! Святой предел,
     Где двух титанов обитают тени, Где смертных вел тропой бессмертных дел
     На штурм небес отважившийся гений.
     Здесь разум на фундаменте сомнений
     Дерзнул создать мятежной мысли храм,
     И если гром не сжег ее творений,
     Так, значит, не впервые небесам
     Улыбкой отвечать на все угрозы нам.
    
     106
    
    
     Один из них Протей был - вечно новый,
     Изменчивый, ни в чем не знавший уз,
     Шутник, мудрец, то кроткий, то суровый,
     Хронист, философ и любимец муз,
     Предписывавший миру мненья, вкус,
     Оружьем смеха исправлявший нравы,
     Как ветер вольный, истинный француз,
     Прямой, коварный, добрый, злой, лукавый,
     Бичующий глупцов, колеблющий державы.
    
     107
    
    
     Другой - пытлив, медлителен, глубок,
     Упорством мысли изощрял сужденья,
     Оттачивал иронии клинок,
     Отдав труду ночей бессонных бденья,
     Насмешкой низвергал предубежденья,
     И - бог сарказма! - яростью глупцов
     Был ввергнут в ад на муки искупленья, -
     Там, если верить россказням попов,
     Для усомнившихся ответ на все готов.
    
     108
    
    
     Мир спящим! Те, кто кары заслужили,
     Уже осуждены на небесах.
     Не нам судить того, кто спит в могиле!
     Но тайна тайн раскроется - и страх
     С надеждой вместе ляжет в тлен и прах.
     А прах, пусть не распался он покуда,
     Распасться должен, как и все в гробах,
     Но если мертвый встанет, - верю в чудо! -
     Ему простится все, не то - придется худо.
    
     109
    
    
     Но от людских созданий мне пора
     К созданьям божьим снова обратиться.
     Уже и так, по прихоти пера,
     Исписана не первая страница.
     Вон облаков несется вереница
     К альпийским льдам, сияющим вдали.
     Пора и мне к вершинам устремиться,
     В лазурь, куда их глетчеры ушли,
     Где духов неба ждут объятия земли.
    
     110
    
    
     А дальше ты, Италия! Бессменно
     Векам несешь ты свет земли своей -
     От войн, пресекших дерзость Карфагена,
     До мудрецов, поэтов и вождей,
     Чья слава стала славой наших дней.
     Империй трон, гробница их живая,
     Не стал твой ключ слабей или мутней.
     И, жажду знанья вечную питая,
     Из римских недр бежит его струя святая.
    
     111
    
    
     Я с горьким чувством эту песню пел:
     Актерствовать, носить чужие лица,
     Знать, что собой остаться не сумел,
     И лицедейству каждый миг учиться,
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738