» в начало

Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда
   Юмор
вернуться

Джордж Гордон Байрон

Паломничество Чайльд Гарольда

     также и нравов. Но вскоре я убедился, что текст, в поставленных мною
     границах, едва ли может охватить всю путаницу внешних событий и вызываемых
     ими размышлений. Что же касается примечаний, которыми я, за немногими
     исключениями, обязан вашей помощи, то их пришлось ограничить только теми,
     которые служат разъяснению текста. Кроме того, это деликатная и не очень
     благородная задача - говорить о литературе и нравах нации, такой несхожей с
     собственной. Это требует внимания и беспристрастия и могло бы вынудить нас -
     хотя мы отнюдь не принадлежим к числу невнимательных наблюдателей и профанов
     в языке и обычаях народа, среди которого недавно находились, - отнестись с
     недоверием к собственному суждению или, во всяком случае, отложить его,
     чтобы проверить свои познания. Разногласия партий, как в политике, так и в
     литературе, достигли или достигают такого ожесточения, что для иностранца
     стало почти невозможным сохранить беспристрастность. Достаточно
     процитировать - по крайней мере, для моей цели - то, что было сказано на их
     собственном и прекрасном языке: "Mi pare che in un paese tutto poetico, che
     vanta la lingua la piu nobile ed insieme la piu dolce, tutte le vie diverse
     si possono tentare, e che sinche la patria di Alfieri e di Monti non ha
     perduto l'antico valore, in tutte essa dovrebbe essere la prima" { Мне
     кажется, что в стране, где все исполнено поэзии, в стране, которая гордится
     самым благородным и в то же время самым красивым языком, еще открыты все
     дороги, и, поскольку родина Альфьери и Монти не утратила прежнего величия,
     она во всех областях должна быть первой (итал.).}.
     Италия продолжает давать великие имена - Канона, Монти, Уго Фосколо,
     Пиндемонте, Висконти, Морелли, Чиконьяра, Альбрицци, Медзофанти, Май,
     Мустоксиди, Альетти и Вакка почти во всех отраслях искусства, науки и
     литературы обеспечивают нынешнему поколению почетное место, а кое в чем -
     даже самое высокое: Европа - весь мир - имеют только одного Канову. Альфьери
     где-то сказал: "La pianta uomo nasce piu robusta in Italia che in qualunque
     altra terra e che gli stessi atroci delitti che vi si commettono ne sono una
     prova" {Лоза человеческая рождается в Италии более мощной, чем где бы то ни
     было, и это доказывают даже те преступления, которые там совершаются
     (итал.).}, Не подписываясь под второй половиной этой фразы, поскольку она
     представляет собой опасную доктрину, истинность которой можно опровергнуть
     более сильными доказательствами, хотя бы тем, что итальянцы нисколько не
     свирепее, чем их соседи, я скажу, что должен быть преднамеренно слепым или
     просто невежественным тот, кого не поражает исключительная одаренность этого
     народа, легкость их восприятия, быстрота понимания, пламенность духа,
     чувство красоты и, несмотря на неудачи многих революций, военные разрушения
     и потрясения Истории, - неугасимая жажда бессмертия, "бессмертия свободы".
     Когда мы ехали вдвоем вокруг стен Рима и слушали бесхитростную жалобу певших
     хором крестьян: "Рим! Рим! Рим не тот, каким он был!" - трудно было
     удержаться от сравнения этой грустной мелодии с вакхическим ревом
     торжествующих песен, которые несутся из лондонских таверн, напоминая о резне
     при Мон-Сен-Жан, о том, как были преданы Генуя, Италия, Франция, весь мир
     людьми, поведение которых вы сами описали в произведении, достойном лучших
     дней нашей истории. А что до меня:
    
     Non movero mai corda
     Ove la turba di sue ciance assorda
    
     {Я там не прикоснусь к струне, // Где черни вой терзает уши мне
     (итал.).}.
    
     Тем, что выиграла Италия при недавнем перемещении наций, англичанам нет
     нужды интересоваться, пока они не убедятся в том, что Англия выиграла нечто
     гораздо большее, чем постоянная армия и отмена Habeas corpus. Пока им
     достаточно заниматься собственными делами. Что касается их действий за
     рубежами и особенно на Юге, истинно говорю вам, они получат возмездие, и
     притом - в недалеком будущем.
     Желая вам, дорогой Хобхауз, благополучного и приятного возвращения в
     страну, процветание которой никому не может быть дороже, чем вам, я посвящаю
     вам эту поэму в ее законченном виде и повторяю, что неизменно остаюсь
    
     Вашим преданным
     и любящим другом.
    
     Байрон.
    
     1
    
    
     В Венеции на Ponte dei Sospiri,
     Где супротив дворца стоит тюрьма,
     Где - зрелище единственное в мире! -
     Из волн встают и храмы и дома,
     Там бьет крылом История сама,
     И, догорая, рдеет солнце Славы
     Над красотой, сводящею с ума,
     Над Марком, чей, доныне величавый,
     Лев перестал страшить и малые державы.
    
     2
    
    
     Морей царица, в башенном венце,
     Из теплых вод, как Анадиомена,
     С улыбкой превосходства на лице
     Она взошла, прекрасна и надменна.
     Ее принцессы принимали вено
     Покорных стран, и сказочный Восток
     В полу ей сыпал все, что драгоценно.
     И сильный князь, как маленький князек,
     На пир к ней позванный, гордиться честью мог.
    
     3
    
    
     Но смолк напев Торкватовых октав,
     И песня гондольера отзвучала,
     Дворцы дряхлеют, меркнет жизнь, устав,
     И не тревожит лютня сон канала.
     Лишь красота Природы не увяла.
     Искусства гибли, царства отцвели,
     Но для веков отчизна карнавала
     Осталась, как мираж в пустой дали,
     Лицом Италии и празднеством Земли.
    
     7
    
    
     Их видел я, иль это было сном?
     Пришли - как явь, ушли - как сновиденья.
     Не знаю, что сказать о них в былом,
     Теперь они - игра воображенья.
     Я мог бы вызвать вновь без напряженья
     И сцен, и мыслей, им подобных, рой.
     Но мимо! Пусть умрут без выраженья!
     Для разума открылся мир иной,
     Иные голоса уже владеют мной.
    
     4
    
    
     И в ней для нас еще есть обаянье:
     Не только прошлый блеск, не имена
     Теней, следящих в горестном молчанье,
     Как, дожей и богатства лишена,
     К упадку быстро клонится она, -
     Иным завоевать она сумела
     Грядущие века и племена,
     И пусть ее величье оскудело,
     Но здесь возникли Пьер, и Шейлок, и Отелло,
    
     5
    
    
     Творенья Мысли - не бездушный прах,
     Бессмертные, они веков светила,
     И с ними жизнь отрадней, в их лучах
     Все то, что ненавистно и постыло,
     Что в смертном рабстве душу извратило,
     Иль заглушит, иль вытеснит сполна
     Ликующая творческая сила,
     И, солнечна, безоблачно ясна,
     Сердцам иссохшим вновь цветы дарит весна.
    
     6
    
    
     Лишь там, средь них, прибежище осталось
     Для верящих надежде, молодых,
     Для стариков, чей дух гнетет усталость
     И пустота. Как множество других,
     Из этих чувств и мой рождался стих,
     Но вещи есть, действительность которых
     Прекрасней лучших вымыслов людских,
     Пленительней, чем всех фантазий ворох,
     Чем светлых муз миры и звезды в их просторах.
     238
    
     8
    
    
     Я изучил наречия другие,
     К чужим входил не чужестранцем я.
     Кто независим, тот в своей стихии,
     В какие ни попал бы он края, - И меж людей, и там, где нет жилья,
     Но я рожден на острове Свободы
     И Разума - там родина моя,
     Туда стремлюсь! И пусть окончу годы
     На берегах чужих, среди чужой Природы,
    
     9
    
    
     И мне по сердцу будет та страна,
     И там я буду тлеть в земле холодной -
     Моя душа! Ты в выборе вольна
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738