» в начало

Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда
   Юмор
вернуться

Джордж Гордон Байрон

Паломничество Чайльд Гарольда

     Когда витает дух в надмирном храме,
     И мыслей вихрь - как сонмы звезд вкруг нас,
     И бога видим мы, и слышим божий глас.
    
     163
    
    
     И если впрямь похитил Прометей
     Небесный пламень - в этом изваянье
     Богам оплачен долг за всех людей.
     Но в мраморе - не смертного дыханье,
     Хоть этот мрамор - смертных рук созданье -
     Поэзией сведен с Олимпа к нам,
     Он целым, в первозданном обаянье,
     Дошел до нас наперекор векам
     И греет нас огнем, которым создан сам.
    
     164
    
    
     Но где мой путешественник? Где тот,
     По чьим дорогам песнь моя блуждала?
     Он что-то запропал и не идет.
     Иль сгинул он и стих мой ждет финала?
     Путь завершен, и путника не стало,
     И дум его, а если все ж он был,
     И это сердце билось и страдало, -
     Так пусть исчезнет, будто и не жил,
     Пускай уйдет в ничто, в забвенье, в мрак могил.
    
     165
    
    
     Где жизнь и плоть - все переходит в тени,
     Все, что природа смертному дала,
     Где нет ни чувств, ни мыслей, ни стремлений,
     Где призрачны становятся тела,
     На всем непроницаемая мгла,
     И даже слава меркнет, отступая
     Над краем тьмы, где тайна залегла,
     Где луч ее темней, чем ночь иная,
     И все же нас влечет, желанье пробуждая
    
     166
    
    
     Проникнуть в бездну, чтоб узнать, каким
     Ты будешь среди тлена гробового,
     Ничтожней став, чем когда был живым,
     Мечтай о славе, для пустого слова
     Сдувай пылинки с имени пустого, -
     Авось в гробу ты сможешь им блеснуть.
     И радуйся, что не придется снова
     Пройти тяжелый этот, страшный путь, -
     Что сам господь тебе не в силах жизнь вернуть,
    
     167
    
    
     Но чу! Из бездны точно гул идет,
     Глухой и низкий, непостижно странный,
     Как будто плачет гибнущий народ
     От тягостной, неисцелимой раны,
     Иль стонет в бездне духов рой туманный.
     А мать-принцесса мертвенно-бледна.
     В ее руках младенец бездыханный,
     И, горя материнского полна,
     Груди к его губам не поднесет она.
    
     168
    
    
     Дочь королей, куда же ты спешила?
     Надежда наций, что же ты ушла?
     Иль не могла другую взять могила,
     Иль менее любимой не нашла?
     Лишь два часа ты матерью была,
     Сама над мертвым сыном неживая.
     И смерть твое страданье пресекла,
     С тобой надежду, счастье убивая -
     Все, чем империя гордилась островная.
    
     169
    
    
     Зачем крестьянок роды так легки,
     А ты, кого мильоны обожали,
     Кого любых властителей враги,
     Не пряча слез, к могиле провожали,
     Ты, утешенье Вольности в печали,
     Едва надев из радуги венец,
     Ты умерла. И плачет в тронном зале
     Супруг твой, сына мертвого отец.
     Какой печальный брак! Год счастья - и конец.
    
     170
    
    
     И стал наряд венчальный власяницей.
     И пеплом - брачный плод. Она ушла.
     Почти боготворимая столицей,
     Та, кто стране наследника дала.
     И нас укроет гробовая мгла,
     Но верилось, что выйдет он на форум
     Пред нашими детьми и, чуждый зла,
     Укажет путь их благодарным взорам,
     Как пастухам - звезда. Но был он метеором.
    
     171
    
    
     И горе нам, не ей! Ей сладок сон, -
     Изменчивость толпы, ее влеченья,
     Придворной лести похоронный звон,
     Звучащий над монархами с рожденья
     До той поры, пока в восторге мщенья
     Не кинется к оружию народ,
     Пока не взвесит рок его мученья
     И, тяжесть их признав, не возведет
     Позорящих свой трон владык на эшафот.
    
     172
    
    
     Грозило ль это ей? О, никогда!
     Сама вражда пред нею отступила.
     Была добра, прекрасна, молода,
     Супруга, мать - и все взяла могила!
     Как много уз в тот день судьба разбила
     От трона и до нищенских лачуг!
     Как будто здесь землетрясенье было,
     И цепью электрическою вдруг
     Отчаянье и скорбь связали все вокруг,
    
     173
    
    
     Но вот и Неми! Меж цветов и трав
     Покоится овал его блестящий,
     И ураган, дубы переломав,
     Подняв валы в пучине моря спящей,
     Ослабевает здесь, в холмистой чаще,
     И даже рябь воды не замутит,
     Как ненависть созревшая, хранящей
     Спокойствие, бесчувственной на вид, -
     Так кобра - вся в себе, - свернувшись в кольца, спит.
    
     174
    
    
     Вон там, в долине, плещется Альбано,
     Там Тибр блестит, как желтый самоцвет,
     Вон Лациум близ моря-океана,
     Где "Меч и муж" Вергилием воспет,
     Чтоб славил Рим звезду тех грозных лет.
     Там, справа, Туллий отдыхал от Рима,
     А там, где горный высится хребет,
     Та мыза, что Горацием любима,
     Где бард растил цветы, а время мчалось мимо.
    
     175
    
    
     Но к цели мой подходит пилигрим,
     И время кончить строфы путевые.
     Простимся же с приятелем моим!
     Последний взгляд возлюбленной стихии,
     На чьи валы туманно-голубые
     Мы в этот час глядим с Альбанских гор.
     О море Средиземное! Впервые
     В проливе Кальп ты наш пленило взор,
     И на Эвксинский Понт нас вывел твой простор.
    
     176
    
    
     У синих Симплегад. Прошло немного,
     Зато каких тяжелых, долгих лет!
     Какая нами пройдена дорога,
     И скольких слез храним мы горький след!
     Но без добра недаром худа нет.
     Мы также не остались без награды:
     По-прежнему мы любим солнца свет,
     Лес, море, небо, горы, водопады,
     Как будто нет людей, что все испортить рады.
    
     177
    
    
     О, если б кончить в пустыни свой путь
     С одной - прекрасной сердцем и любимой, -
     Замкнув навек от ненависти грудь,
     Живя одной любовью неделимой.
     О море, мой союзник нелюдимый,
     Ужели это праздная мечта?
     И нет подруги для души гонимой?
     Нет, есть! И есть заветные места!
     Но их найти - увы - задача не проста.
    
     178
    
    
     Есть наслажденье в бездорожных чащах,
     Отрада есть на горной крутизне,
     Мелодия в прибое волн кипящих
     И голоса в пустынной тишине.
     Людей люблю, природа ближе мне.
     И то, чем был, и то, к чему иду я,
     Я забываю с ней наедине.
     В себе одном весь мир огромный чуя,
     Ни выразить, ни скрыть то чувство не могу я.
    
     179
    
    
     Стремите, волны, свой могучий бег!
     В простор лазурный тщетно шлет армады
     Земли опустошитель, человек.
     На суше он не ведает преграды,
     Но встанут ваши темные громады,
     И там, в пустыне, след его живой
     Исчезнет с ним, когда, моля пощады,
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738