» в начало

Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда
   Юмор
вернуться

Джордж Гордон Байрон

Паломничество Чайльд Гарольда

     Испанку вспомни - и поймешь тотчас,
     Кто жжет сильней мгновенным блеском ока,
     Кто ангел доброты и гурия Пророка.
    
     60
    
    
     О ты, Парнас! Ты мне сияешь въяве,
     Не сновиденьем беглым, не мечтой,
     Но здесь, во всей тысячелетней славе,
     Запечатленный дикой красотой,
     На этой почве древней и святой.
     Так я ли, твой паломник, о могучий,
     Тебя хоть краткой не почту хвалой:
     О, пусть услышу отклик твой певучий
     И муза крыльями взмахнет над снежной кручей.
    
     61
    
    
     Как часто мне являлся ты во сне!
     Я слышал звуки древних песнопений,
     И час настал, и ты открылся мне.
     Я трепещу, и клонятся колени,
     Передо мной - певцов великих тени,
     И стыдно мне за слабый голос мой.
     О, где найти слова для восхвалений?
     И, бледный, умиленный и немой,
     Я тихо радуюсь: Парнас передо мной!
    
     62
    
    
     Сколь многие тебя в восторге пели,
     Ни разу не видав твоих красот.
     Не посетив страны твоей, - так мне ли
     Сдержать порыв, когда душа поет!
     Пусть Аполлон покинул древний грот,
     Где муз был трон, там ныне их гробница, -
     Но некий дух прекрасный здесь живет,
     Он в тишине лесов твоих таится,
     И вздохи ветру шлет, и в глубь озер глядится,
    
     63
    
    
     Так! Чтоб воздать хвалу тебе, Парнас,
     Души невольным движимый порывом,
     Прервал я об Испании рассказ,
     О той стране, что новым стала дивом,
     Родная всем сердцам вольнолюбивым, -
     Вернемся к ней. И если не венок
     (Да не сочтут меня глупцом хвастливым),
     От лавра Дафны хоть один листок
     Позволь мне унести - бессмертия залог.
    
     64
    
    
     Прощай! Нигде средь этих древних гор,
     Ни даже в дни Эллады золотые,
     Когда гремел еще дельфийский хор,
     Звучали гимны пифии святые, -
     Верь, не являлись девы молодые
     Прекрасней тех, что дивно расцвели
     Средь пылких нег в садах Андалусии, -
     О, если б мир им боги принесли,
     Хоть горький мир твоей, о Греция, земли!
    
     65
    
    
     Горда Севилья роскошью и славой,
     Прекрасны в ней минувшего черты,
     И все ж ты лучше, Кадикс многоглавый,
     Хоть похвалы едва ль достоин ты.
     Но чьей порок не соблазнял мечты,
     Кто не блуждал его тропой опасной,
     Пока блистали юности цветы?
     Вампир с улыбкой херувима ясной,
     Для каждого иной, для всех равно прекрасный!
    
     66
    
    
     Пафос погиб, когда царица нег
     Сама пред силой Времени склонилась,
     И на другой, но столь же знойный брег
     За нею Наслажденье удалилось.
     Та, кто измен любовных не стыдилась,
     Осталась верной лишь родным волнам,
     За эти стены белые укрылась,
     И в честь Киприды не единый храм,
     Но сотни алтарей жрецы воздвигли там.
    
     67
    
    
     С утра до ночи, с ночи до утра
     Здесь праздный люд на улицах толпится,
     Плащи, мантильи, шляпы, веера,
     Гирлянды роз - весь город веселится.
     Повсюду смех и праздничные лица,
     Умеренность на стыд обречена.
     Приехал - можешь с трезвостью проститься!
     Здесь царство песни, пляски и вина
     И, верите, любовь с молитвою дружна.
    
     68
    
    
     Пришла суббота - отдых и покой!
     Но христианам не до сладкой лени.
     Ведь завтра будет праздник, и какой!
     Все на корриду кинутся, к арене,
     Где пикадора, весь в кровавой пене,
     Встречает бык, от бешенства слепой.
     Прыжок! Удар! Конь рухнул на колени,
     Кишки наружу. Хохот, свист и вой!
     А женщины? Как все - поглощены борьбой!
    
     69
    
    
     И день седьмой ведет заря в тумане,
     Пустеет Лондон в этот день святой.
     Принарядясь, идут гулять мещане,
     Выходит смывший грязь мастеровой
     В неделю рая на воздух полевой.
     По всем предместьям катит и грохочет
     Карет, ландо, двуколок шумных рой,
     И конь, устав, уже идти не хочет,
     А пеший грубиян глумится и хохочет.
    
     70
    
    
     Один с утра на Темзу поспешил,
     Другой пешком поплелся на заставу,
     Тех манит Хайгет или Ричмонд-Хилл,
     А этот в Вер повел друзей ораву.
     По сердцу всяк найдет себе забаву, -
     Тем невтерпеж почтить священный Рог,
     А тем попить и погулять на славу,
     И, смотришь, пляшут, не жалея ног,
     С полночи до утра - и тянут эль и грог.
    
     71
    
    
     Безумны все, о Кадикс, но тобою
     Побит рекорд. На башне девять бьет,
     И тотчас, внемля колокола бою,
     Твой житель четки набожно берет.
     Грехам у них давно потерян счет,
     И все у Девы просят отпущенья
     (Ведь дева здесь одна на весь народ!),
     И в цирк несутся все без исключенья:
     Гранд, нищий, стар и млад - все жаждут развлеченья.
    
     72
    
    
     Ворота настежь, в цирке уж полно,
     Хотя еще сигнала не давали.
     Кто опоздал, тем сесть не суждено.
     Мелькают шпаги, ленты, шляпы, шали.
     Все дамы, все на зрелище попали!
     Они глазами так и целят в вас.
     Подстрелят мигом, но убьют едва ли
     И, ранив, сами вылечат тотчас.
     Мы гибнем лишь в стихах из-за прекрасных глаз.
    
     73
    
    
     Но стихло все. Верхом, как отлитые,
     Въезжают пикадоры из ворот.
     Плюмаж их белый, шпоры - золотые,
     Оружье - пика. Конь храпит и ржет,
     С поклоном выступают все вперед.
     По кругу вскачь, и шарф над каждым вьется.
     Их четверо, кого ж награда ждет?
     Кого толпа почтит, как полководца?
     Кому восторженно испанка улыбнется?
    
     74
    
    
     В средине круга - пеший матадор.
     Противника надменно ждет он к бою.
     Он облачен в блистательный убор,
     Он шпагу держит сильною рукою.
     Вот пробует медлительной стопою,
     Хорош ли грунт. Удар его клинка -
     Как молния. Не нужен конь герою,
     Надежный друг, что на рогах быка
     Нашел бы смерть в бою, но спас бы седока.
    
     75
    
    
     Трубят протяжно трубы, и мгновенно
     Цирк замер. Лязг засова, взмах флажком -
     И мощный зверь на желтый круг арены
     Выносится в пролет одним прыжком.
     На миг застыл. Не в бешенстве слепом,
     Но в цель уставясь грозными рогами,
     Идет к врагу, могучим бьет хвостом,
     Взметает гравий и песок ногами
     И яростно косит багровыми зрачками.
    
     76
    
    
     Но вот он стал. Дорогу дай, смельчак,
     Иль ты погиб! Вам биться, пикадоры!
     Смертелен здесь один неверный шаг,
     Но ваши кони огненны и скоры.
     На шкуре зверя чертит кровь узоры.
     Свист бандерилий, пик разящих звон
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738