» в начало

Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда

» карта сайта
» о проекте
»Лондон Лондон
»Англия Англия
»Уэльс Уэльс
»Северная Ирландия Северная Ирландия
»Шотландия Шотландия
»Британские острова Британские острова
 
books
Джордж Гордон Байрон - Паломничество Чайльд Гарольда
   Юмор
вернуться

Джордж Гордон Байрон

Паломничество Чайльд Гарольда

     Ни горы жертв, ни плач твоих сирот,
     Ни мужество, какому нет примера, -
     Ничто испанский не спасло народ.
     Доколе червю грызть оливы плод?
     Когда забудут бранный труд герои?
     Когда последний страшный день уйдет
     И на земле, где галл погряз в разбое,
     Привьется Дерево Свободы, как родное?
    
     91
    
    
     А ты, мой друг! - но тщетно сердца стон
     Врывается в строфу повествованья.
     Когда б ты был мечом врага сражен,
     Гордясь тобой, сдержал бы друг рыданья.
     Но пасть бесславно, жертвой врачеванья,
     Оставить память лишь в груди певца,
     Привыкшей к одиночеству страданья,
     Меж тем как Слава труса чтит, глупца, -
     Нет, ты не заслужил подобного конца!
    
     92
    
    
     Всех раньше узнан, больше всех любим,
     Сберегшему так мало дорогого
     Сумел ты стать навеки дорогим.
     "Не жди его!" - мне явь твердит сурово.
     Зато во сне ты мой! Но утром снова
     Душа к одру печальному летит,
     О прошлом плачет и уйти готова
     В тот мир, что тень скитальца приютит,
     Где друг оплаканный о плачущем грустит.
    
     93
    
    
     Вот странствий Чайльда первая страница.
     Кто пожелает больше знать о нем,
     Пусть следовать за мною потрудится,
     Пока есть рифмы в словаре моем.
     Бранить меня успеете потом.
     Ты, критик мой, сдержи порыв досады!
     Прочти, что видел он в краю другом,
     Там, где заморских варваров отряды
     Бесстыдно грабили наследие Эллады.
    
    
     ПЕСНЬ ВТОРАЯ
    
    
     1
    
    
     Пою тебя, небесная, хоть к нам,
     Поэтам бедным, ты неблагосклонна.
     Здесь был, богиня мудрости, твой храм.
     Над Грецией прошли врагов знамена,
     Огонь и сталь ее терзали лоно,
     Бесчестило владычество людей,
     Не знавших милосердья и закона
     И равнодушных к красоте твоей.
     Но жив твой вечный дух средь пепла и камней.
    
     2
    
    
     Увы, Афина, нет твоей державы!
     Как в шуме жизни промелькнувший сон,
     Они ушли, мужи высокой славы,
     Те первые, кому среди племен
     Венец бессмертья миром присужден.
     Где? Где они? За партой учат дети
     Историю ушедших в тьму времен,
     И это все! И на руины эти
     Лишь отсвет падает сквозь даль тысячелетий.
    
     3
    
    
     О сын Востока, встань! Перед тобой
     Племен гробница - не тревожь их праха.
     Сменяются и боги чередой,
     Всем нить прядет таинственная Пряха.
     Был Зевс, пришло владычество Аллаха,
     И до тех пор сменяться вновь богам,
     Покуда смертный, отрешась от страха,
     Не перестанет жечь им фимиам
     И строить на песке пустой надежды храм.
    
     4
    
    
     Он, червь земной, чего он ищет в небе?
     Довольно бы того, что он живет.
     Но так он ценит свой случайный жребий,
     Что силится загадывать вперед.
     Готов из гроба кинуться в полет
     Куда угодно, только б жить подоле,
     Блаженство ль там или страданье ждет.
     Взвесь этот прах! Тебе он скажет боле,
     Чем все, что нам твердят о той, загробной доле.
    
     5
    
    
     Вот холм, где вождь усопший погребен,
     Вдали от бурь, от песен и сражений, -
     Он пал под плач поверженных племен.
     А ныне что? Где слезы сожалений?
     Нет часовых над ложем гордой тени,
     Меж воинов не встать полубогам.
     Вот череп - что ж? Для прошлых поколений
     Не в нем ли был земного бога храм?
     А ныне даже червь не приютится там.
    
     6
    
    
     В пробоинах и свод его и стены,
     Пустынны залы, выщерблен портал.
     А был Тщеславья в нем чертог надменный,
     Был Мысли храм, Души дворец блистал,
     Бурлил Страстей неудержимый шквал,
     Но все пожрал распада хаос дикий,
     Пусты глазницы, желт немой оскал.
     Какой святой, софист, мудрец великий
     Вернет былую жизнь в ее сосуд безликий?
    
     7
    
    
     "Мы знаем только то, - сказал Сократ, -
     Что ничего не знаем". И, как дети,
     Пред Неизбежным смертные дрожат.
     У каждого своя печаль на свете,
     И слабый мнит, что Зло нам ставит сети.
     Нет, суть в тебе! Твоих усилий плод -
     Судьба твоя. Покой обрящешь в Лете.
     Там новый пир пресыщенных не ждет.
     Там, в лоне тишины, страстей неведом гнет.
    
     8
    
    
     Но если есть тот грустный мир теней,
     Что нам мужи святые описали,
     Хотя б его софист иль саддукей
     В безумье знаний ложных отрицали, -
     Как было б чудно в элизийской дали,
     Где место всем, кто освещал наш путь,
     Услышать тех, кого мы не слыхали,
     На тех, кого не видели, взглянуть,
     К познавшим Истину восторженно примкнуть.
    
     9
    
    
     Ты, с кем ушли Любовь и Счастье в землю,
     Мой жребий - жить, любить, но для чего?
     Мы так срослись, еще твой голос внемлю,
     И ты жива для сердца моего.
     Ужель твое недвижно и мертво!
     Живу одной надеждой сокровенной,
     Что снова там услышу зов его.
     Так будь что будет! В этой жизни бренной
     Мое блаженство - знать, что ты в стране блаженной.
    
     10
    
    
     Я сяду здесь, меж рухнувших колонн,
     На белый цоколь. Здесь, о Вседержитель,
     Сатурна сын, здесь был твой гордый трон.
     Но из обломков праздный посетитель
     Не воссоздаст в уме твою обитель.
     Никто развалин вздохом не почтит,
     И, здешних мест нелюбопытный житель,
     На камни мусульманин не глядит,
     А проходящий грек поет или свистит.
    
     11
    
    
     Но кто же, кто к святилищу Афины
     Последним руку жадную простер?
     Кто расхищал бесценные руины,
     Как самый злой и самый низкий вор?
     Пусть Англия, стыдясь, опустит взор!
     Свободных в прошлом чтут сыны Свободы,
     Но не почтил их сын шотландских гор:
     Он, переплыв бесчувственные воды,
     В усердье варварском ломал колонны, своды.
    
     12
    
    
     Что пощадили время, турок, гот,
     То нагло взято пиктом современным.
     Нет, холоднее скал английских тот,
     Кто подошел с киркою к этим стенам,
     Кто не проникся трепетом священным,
     Увидев прах великой старины.
     О, как страдали скованные пленом,
     Деля богини скорбь, ее сыны,
     Лишь видеть и молчать судьбой обречены!
    
     13
    
    
     Ужель признают, не краснея, бритты,
     Что Альбион был рад слезам Афин,
     Что Грецию, молившую защиты,
     Разграбил полумира властелин!
     Страна свободы, страж морских пучин,
     Не ты ль слыла заступницей Эллады!
     И твой слуга, твой недостойный сын
     Пришел, не зная к слабому пощады,
     Отнять последнее сокровище Паллады!
Страницы: 1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738